ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Первоочередным после ускоренного введения в строй новейших эсминцев (так уже говорили в то время) и подводных лодок считалось сооружение десантных средств для близившейся, как тогда казалось, Босфорской экспедиции. И потому бывшие миноносцы 1-го и 2-го поколений продолжали стоически нести малозаметную, но неоценимо полезную службу.

К 1 января 1915 года все 5 больших миноносцев состояли в группе из 12 малых тральщиков. Из них семь, включая и ветеранов партии траления "Альбатрос" и "Баклан", носили собственные имена: "Данай", "Кафа", "Доброволец", "Ледорез", "Пантикопея".

Сами же бывшие миноносцы имели теперь только номера и именовались тральщиками NN 5,6, 7,8 и 9. Из них тральщик N 5 проходил капитальный ремонт, N 6 был вполне исправену N 7 проржавела палуба под бушпритом,N 8 и N 9занимались устранением походных и эксплуатационных повреждений. По состоянию на 1 августа 1915 г. они образовывали 5-ю группу II отделения рейдовой партии траления. Из всего состава этой партии у 21 корабля скорость не превышала 7–9 уз., и только 5 бывших миноносцев оставались все еще самыми быстроходными: они развивали скорость до 10 уз.

В силу новой унификации названий они теперь по спискам именовались Т5,Т6,Т7,Т8,Т9. Из числа экстраординарных работ рейдовой партии в то время характерна ликвидация в мае 1915 г. заграждения из 50 мин, поставленных на подходах к Керчи крейсером "Бреслау". Разряженные мины были изучены, и особенности их устройства сообщены флоту. При контрольном тралении у порта Скадовск применили новый образец импровизированной конструкции фор-трала с подрывным патроном.

Очень полезен оказался в работе и при маневрировании впервые использованный базисный дальномер Бара и Струда, который одолжили с линейного корабля "Пантелеймон".

38. Морской устав, статья десятая

Регламентируя порядок службы и обязанности служащих на флоте, статья десятая во всех неоднократно менявшихся изданиях Морского устава, от 1885 до 1914года, сохраняла свою формулировку неизменной. И звучала она так: "Все чины флота во всякое время и при всех обстоятельствах должны вести себя так, чтобы поддерживать честь русского имени и достоинства русского флага". И для тех, кто всерьез веровал в воинскую честь и служил по долгу совести, статья десятая была высшим кодексом чести.

Люди партии траления, как показывает история, ни в чем не отступили от этого кодекса. Каким- то чудом, пройдя сквозь постигшую флот разруху 1917 года и все последовавшие потрясения, дошел до нас вахтенный журнал тральщика N 9, бывшего тральщика N 10, бывшего миноносца N 255, бывшего миноносца "Геленджик". Судя по записям в журнале, бытовало и название "миноносец- тральщик". И, наверное, убедительнее, чем документы блестяще организованных линкоров, крейсеров, подводных лодок и заградителей о порядке службы и дисциплине говорит этот вахтенный журнал малого корабля.

Существенно и то, что командовал им даже не офицер, как непременно было бы в доцусимском флоте, а достигший своей службой высокого доверия рулевой кондуктор Мацко. Как в старое доброе время, под неусыпным надзором придирчивого начальства, когда флот не знал еще ни позора цусимских "генерал- адъютантов", ни диких матросских мятежей, неторопливо и основательно, по всей, веками установленной форме повествовал журнал о жизни корабля.

Временной отрезок, отраженный в этом журнале, составляют дни от1январяпо9июня1916 г. По этим записям, корабль с 29 апреля 1914 г. состоял во внутреннем плавании и находился "в составе 2-го отделения Рейдовой партии траления мин заграждения Севастопольского порта под брейд-вымпелом начальника названной партии".

На 1 января 19.6 г. начальником рейдовой партии состоял лейтенант Скрябин, начальником 2-го отделения лейтенант Перфильев, заведующим судами, не назначенными в ранги, подпоручик по адмиралтейству Кондратьев. Командиром тральщика и был рулевой кондуктор Мацко.

В 8 час. утра 1 января 1916 г., последнего года, прожитого флотом без начавших разрушать его и всю Россию революционных потрясений, подняли праздничные стеньговые флаги. 13 января проводили в боевой поход "Императрицу Марию" под флагом командующего флотом. 30 января открывали бон для возвращавшейся с моря бригады линейных кораблей: "Евстафия", " Пантелеймона" (оба под флагами контр-адмиралов), "Иоанна Златоуста". Весь день, до 17 час. 30 мин., когда бон наконец закрыли, возвращались с моря группы кораблей, обеспечивавших выход флота.

В 11 час. 40 мин. пришли с моря крейсер "Память Меркурия" с четырьмя эсминцами 2 дивизиона и двумя 4 дивизиона. В 11 час. 50 мин. вернулись суда охраны рейдов "Колхида", "Буг", "Коршун", в 12 час. — тральщики "Россия", "Трувор", "Витязь", "Веста", в 12 час. 10 мин. — тральщики NN 33, 35, 41,44,в 12 час. 50 мин.-NN 11, 12,13, 14,16, 18, 19, в 13 час. — тральщики "Альбатрос", "Баклан" и N 6, в 14 час. 45 мин. — тральщики NN 7 и 65.

В воскресенье 31 января ворота бонного заграждения открыли в 6 час утра. В 9 час. приняли семафор с "Георгия Победоносца": "Ожидаются крейсер "Алмаз", посыльное судно "Александр Михайлович" (тот самый пароход РОПиТ, который менее чем за сутки до нападения на Одессу и Севастополь дал радио о том, что на высоте Амастро он встретил "Гебена", идущего с двумя миноносцами курсом на Керемпе). На траверзе Херсонесского монастыря встретили "Александра Михайловича", спустя 40 мин. — крейсер "Алмаз", эсминец "Живой", подводную лодку "Морж".

Преодолевая почти штормовое волнение, пришли к мысу Феолент. Встреченный транспорт "Эммануэль" отвели к Херсонесскому маяку и, получив с маяка семафорное приказание начальника охраны рейдов, повели транспорт в Балаклавскую бухту. Среди стоявших'здесь кораблей застали подводные лодки "Карась", "Лосось", "Судак". Флот, как огромный могучий организм, вел напряженную боевую жизнь.

Первые русские миноносцы - pic_124.jpg

Тральщики в Севастополе. Слева стоят тральщики специальной постройки "Альбатрос" и "Баклан".

Корабли постоянно находились у Босфора, осуществляя блокаду турецких берегов, особенно Угольного района, поддерживали наступление армии на Трапезонд, не теряли надежду когда-нибудь да изловить продолжавшего досаждать "дядю" "Гебена" и почти всегда неотступно сопровождавшего его "племянника" (так на флоте называли эту назойливую пару " диверсантов") "Бреслау"-"Мидили".

Замечательно активной была и удачливая служба, которая на совсем другом поприще выпала на долю более молодого сверстника "Геленджика" — миноносца N 256 или посыльного судна "Летчик". Так, не давая потеряться изначальному имени своего корабля, еще в 1914 г. записывал его в вахтенном журнале командир штабс-капитан по адмиралтейству Г.Г. Шинкаренко (он же Павлов). История этого корабля — еще одно свидетельство величия русского флота и немалая реклама строившему миноносец заводу Крейтона в Або. Пришедший в Черное море из Балтики, он отлично отслужил в качестве миноносца, и все же лучшая часть его биографии пришлась на мировую войну.

Десятки, если не сотни раз, его экипаж с волнением наблюдал за полетами над морем гидроаэропланов, ведомых отчаянными морскими летчиками. И всегда вовремя приходили к ним на помощь действовавшие посменно "Летчик" и "Летучий", когда боевые повреждения, "скиснувший" мотор или заевший пулемет заставляли летчиков совершать на воду вынужденную или аварийную посадку.

56
{"b":"222223","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Счастливый год. Еженедельные практики, которые помогут наполнить жизнь радостью
Хроники Черного Отряда: Черный Отряд. Замок Теней. Белая Роза
Повелитель мух
Правила выбора, или Как не выйти замуж за того, кто недостоин
Слушай Луну
Заветный ковчег Гумилева
В объятиях лунного света
Ждите неожиданного
Трэш. #Путь к осознанности