ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Субботину было обещано внести изменения позднее, о чем опять же строго по инстанциям он 15 сентября докладывал командиру порта. И.А. Шестаков при личном докладе М.И. Кази 24 сентября о том, что украшение, по первоначальному эскизу заказанное еще в августе, будет считаться временным. Но и украшение академика Боголюбова не считалось окончательным, и Н.Е. Титову при поездке с докладом о проекте в Гатчину было предложено этот рисунок взять с собой. Очень ценили августейшие особы благородное искусство внешних украшений.

Бурное обсуждение (голоса разделились поровну) вызвало обсуждение вопроса о деревянной обшивке погребов боеприпасов (журнал МТК № 154 от 20 октября 1887 г.) Обшивка предусматривалась по обычаям парусного флота и выполнялась из сосновых и тиковых (или лиственничных) брусьев с проконопаткой ее и обивкой по пазам медными полосами, а наполовину — толстым свинцом по дереву. Понятная на деревянных кораблях как средство защиты снарядов и мин от порчи и сырости, эта обшивка с применением железа и стали становилась анахронизмом.

В сентябре 1886 г. командир корвета “Витязь” С.О. Макаров, убедившись на броненосце “Эдинбург” в отказе англичан от деревянной обшивки, предлагал и в русском флоте сделать то же. Ведь обшивка “отнимает много помещения, придает лишний вес и дает лишнюю пищу для огня” (1887 г.). О таком же решении, принятом во французском флоте, докладывал морской агент Е.И. Алексеев (1843–1917). И.А. Шестаков на журнале № 154 наложил резолюцию: “На “Памяти Азова” обшить деревом, на будущее время вопрос оставить открытым”.

Полуброненосный фрегат “Память Азова” (1885-1925) - pic_10.jpg
Полуброненосный фрегат “Память Азова” (1885-1925) - pic_11.jpg

Эскиз носового украшения выполненного художником А.П. Боголюбовым для фрегата “Память Азова”. 1887 г.

С прежней поразительной беззаботностью, не обращая внимания на продолжавшуюся нарастать перегрузку, в МТК решили “обшить внутренний борт батарейной палубы деревянной обшивкой и независимо от пушечных портов утроить окна для увеличения света и воздуха”. Предложенное командиром фрегата, это решение поддержал и главный корабельный инженер C-Петербургского порта. В отзыве от 3 ноября 1887 г. он писал о том, что забота об улучшении обитаемости должна быть “главною и первою заботой как командира, так и строителя судна”. Поэтому предлагаемое командиром решение, если оно не будет предусмотрено проектом, надо осуществить также и на крейсере “Адмирал Нахимов”. И пусть завод назовет сроки и стоимость этой работы, которую придется оплатить как сверхпроектную против стоимости корпуса (2 018 ООО руб.). По смете, составленной наблюдающим 18 декабря, заплатить следовало 11181 руб. Составлены были и чертежи.

Рассмотрев эти документы, М.И. Кази отвечал: “Балтийский завод не может в принципе согласиться на обшивку деревом бортов батарейной палубы, требующую до 8 т веса, который мы стараемся уменьшить в особенности в верхних частях, ни на устройство окон между пушечными портами, в которые будут вставлены иллюминаторы, дающие, как указал опыт “Нахимова”, совершенно достаточно света в палубу”. Так бывало тогда: завод о предотвращении перегрузки корабля заботился больше, чем главное инженерно-ученое учреждение флота — МТК.

Немаловажным было бы и предостережение об угрозе пожароопасности лишнего на корабле дерева. Но тонко чувствовавший конъюнктуру М.И. Кази не нашел нужным говорить об этом: пожаров в те годы, забыв о Синопе, было принято уже не бояться, свою долю перегрузки добавляли и такие сверхконтрактные работы, как установка шпиля в корме на верхней палубе, стальной рубки для приборов гальванической стрельбы из орудий (ее вес 204 пуда 12 фунтов, стоимость работ 829 руб.), вспомогательного парового котла (16 т), сетевого заграждения (26 т), дополнительных машинных материалов (19,75 т).

В числе других новых грузов были добавочные ватерклозеты, умывальники и ванны для увеличивающегося в численности экипажа (40 офицеров и 543 матроса против 30 и 470 человек по штату 22 января 1887 г.) и другое. Оттого, наверное, кормовую 6-дм пушку в ноябре 1887 г. по приказанию управляющего Морским министерством заменили скорострельной 47-мм. Планировалось снять и носовую 6-дм пушку, уменьшив массу артиллерии и боезапаса с 381 до 353 т.

Из отчета Минного отделения Морского Технического комитета за 1887 г

23 июня, с участием членов Комитета по кораблестроение рассматривались чертежи фрегата “Память Азова”, на которых, по ранее данным от Комитета указаниям, были нанесены места аппаратов и обозначены минные помещения.

Комитет представил на утверждение управляющего Морским министерством поставить на фрегате следующее минное вооружение:

Два носовых выдвижных аппарата{1} для 19- футовых мин, стреляющих по килю, выдвигаются за борт на 4 фута. Отверстия в борту закрываются особыми крышками заподлицо с бортом.

Два бортовых поворотных аппарата для 19- футовых мин, в яблочных шарнирах. Угол обстрела должен быть не менее 50° вперед траверза.

Один кормовой неподвижный аппарат для 19-футовых мин, в диаметральной плоскости.

Высота центра всех аппаратов над ватерлинией должна быть около 6 фут.

Два минных (длиною 50 футов и два паровых судовых катера вооружить согласно циркуляру Морского Технического комитета 1886 года за № 1.

Число мин Уайтхеда, согласно циркуляру Комитета 1886 года за № 2, должно быть: десять 19- футовых (здесь приняты в расчет 2 отмененных носовых аппарата) и шесть 15-дюймовых. Стеллажи для их хранения устроить в жилой палубе, как показано на чертежах. Люки на верхней и батарейной палубах между 49 и 51 шпангоутами, для спуска мин в жилую палубу, должны быть удлинены до 11 фут (поперек судна).

Кормовой минный погреб должен быть приспособлен для хранения 42 сфероконических мин и 24 якорей (остальные якоря разместить по усмотрению командира).

По электрическому освещению.

Боевое: 2 машины с двигателями должны помещаться в жилой палубе; 3 фонаря Манжена в 60 см в батарейной палубе; носовой фонарь поставить на выдвинутой площадке в амбразуре порта, вместо предполагавшегося 6 д. орудия, а остальные два по бортам, сзади капитанской каюты.

Для хранения во время переходов 2 катерных фонарей в 30 см должны быть устроены шкапчики. Для палубного освещения предназначаются 2 динамо-машины с двигателями и 320 ламп накаливания.

Для 250 вторичных элементов, предназначенных для освещения крюйт-камер, бомбовых и минных погребов, должно быть устроено помещение размером не менее 10x6x6 футов.

При составлении проекта крейсера на все минное вооружение и электрическое освещение предназначено 48 тонн. В действительности, минное вооружение будет легче, а потому Комитет полагает полезным, на счет экономии в весе минных грузов, утолстить обшивку борта, против минных аппаратов и мин Уайтхеда, листами из стали ½ Дм толщиною.

По составленным в Комитете чертежам для выделки аппаратов и принадлежностей к ним, минное вооружение фрегата “Память Азова” было заказано (без носовых аппаратов) С.-Петербургскому Металлическому заводу по контракту за 36508 руб.

На воде

Готовность крейсера к спуску была подтверждена актом от 17 мая 1888 г… в котором говорилось, “что работы по корпусу произведены правильно, прочно и тщательно, согласно утвержденных чертежей и спецификаций”. а спусковое устройство “окончено и сделано во всем по утвержденному МТК чертежу и. по мнению комиссии, обеспечит “благонадежность спуска фрегата на воду”. Акт подписали уже расставшиеся со своими военными чинами и перечисленные 9 февраля 1887 г. в гражданские звания корабельные инженеры “младшие” судостроители Н.В. Михайлов (1844-?), Е.И. Леонтьев, старший судостроитель А.Е. Леонтьев, главный судостроитель инженер С-Петербургского порта Н.Е. Субботин, наблюдающий за постройкой фрегата младший судостроитель П.Е. Андрущенко, и. д. инспектора работ в портах старший судостроитель Н.К. Глазырин (1840-?), а также командир корабля капитан 1 ранга Н.Н. Ломен.

10
{"b":"222224","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Рожденный бежать
Заложники времени
Хочу быть с тобой
Уже взрослый, еще ребенок. Подростковедение для родителей
Найди меня
Удочеряя Америку
Траблшутинг: Как решать нерешаемые задачи, посмотрев на проблему с другой стороны
Птицы, звери и моя семья
Слишком близко