ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A
Нефтедоллар «превыше всего»

Теперь о третьей задаче — сохранении нефтедолларовой системы. Как известно, сорок лет назад произошла замена золотодолларовой системы на нефтедолларовую. В 1971 г. США объявили об отмене размена долларов на золото. Было создано важнейшее условие для запуска «печатного станка» ФРС, с которого был снят «золотой тормоз». Отмена золотого стандарта было необходимым, но недостаточным условием. Надо было сделать так, чтобы «зеленая бумага» ФРС была востребована всем миром. Два года спустя, чтобы поддержать мировой спрос на ничем не обеспеченные доллары США, была создана новая система — нефтедолларовая. В 1973 году было достигнуто соглашение между Саудовской Аравией и США, согласно которому, каждый баррель нефти, купленный у Саудовской Аравии, будет оцениваться в долларах США. В соответствии с этим новым соглашением, любая страна, которая пожелала бы купить нефть из Саудовской Аравии, должна была сначала обменять собственную национальную валюту на американские доллары. В обмен на готовность Саудовской Аравии проводить нефтяные сделки исключительно в долларах США, Америка предложила ей оружие и защиту месторождений нефти от посягательств соседних стран, включая Израиль. К 1975 году все страны ОПЕК согласились оценивать свои нефтяные ресурсы исключительно в американских долларах и получать на нефть доллары. В обмен им обещали поставки оружия, военную защиту и (что не афишируется в мировых СМИ) любые посягательства на страны БСВ со стороны «заклятого союзника» США — Израиля. Сложившаяся сорок лет назад нефтедолларовая система выгодна Вашингтону втройне. Во-первых, банки ФРС получают доход от каждого выпущенного доллара (деньги ведь кредитные, создающие долги). Банки при этом загребают баснословные прибыли; кое-какие крохи с «барского стола» перепадают и американскому «плебсу». Во-вторых, все расчеты в долларах проходят через банки США, следовательно, у Вашингтона есть эффективный механизм контроля над своими вассалами, входящими в мировую нефтедолларовую систему. В-третьих, происходит «рециклирование» нефтедолларов: страны, получающие за «черное золото» «зеленую бумагу», возвращают ее в американские банки. Таким образом, ростовщики еще раз зарабатывают на «нефтедолларовой» схеме.

Некоторые СМИ говорят, что Америка в регионе БСВ борется за источники бесперебойного снабжения своей экономики нефтью. Эта версия применительно к событиям 2013 года вокруг Сирии безнадежно устарела. Она просто не верна. Данная версия была истинной правдой еще во времена вторжения американцев в Ирак. В своих мемуарах, изданных в 2007 году, бывший глава Федеральной резервной системы Алан Гринспэн пишет: «Мне печально (!), что является политически неудобным признавать то, что знает каждый — иракская война была, главным образом, войной за нефть». В том же году нынешний министр обороны, а тогда ещё сенатор, Чак Хэйгл признался: «Люди говорят, что мы воюем не из-за нефти. Ну, конечно же, из-за неё».

В течение нескольких последних лет Америка достаточно быстро и эффективно решает свои энергетические проблемы (с помощью так называемой «сланцевой революции»), Ее зависимость от внешних источников с каждым годом снижается. Америка не стремится создавать в арабском мире подконтрольные режимы, чьей задачей являлось бы обеспечение бесперебойных поставок нефти и газа в Северную Америку. Сегодня импорт нефти из региона Северной Африки и БВ в общем объеме потребления нефти США составляет лишь 10 %, а в ближайшие годы этот показатель может упасть до нуля. Вашингтон борется за то, чтобы торговля этими ресурсами велась на доллары США. В этом прямой интерес хозяев ФРС! Вот сейчас Китай устанавливает все более тесные отношения с Ираном. Вопреки санкциям, организованным Вашингтоном. Больше всего Вашингтон (вернее хозяев ФРС) бесит то, что торговля между двумя странами ведется не на доллары США, а на основе бартера, клиринга, национальных денежных единиц. Добровольно никто уже не хочет торговать энергоресурсами на доллары. Это можно сделать под силовым давлением. Давлением, в первую очередь, на производителей и экспортеров. А они достаточно компактно разместились в регионе Ближнего и Среднего Востока.

Борьба за нефтедоллар: ближневосточная агония

Ирак, Ливия, Сирия, Иран — вот звенья борьбы Вашингтона за сохранение нефтедоллара. Напомню некоторые, уже несколько подзабытые факты и события. В начале 2011 г. Президент Сирии заявляет о начале сотрудничества с Россией и Китаем, в соответствии с которым все расчёты за поставку нефти должны производиться в рублях и юанях. С марта 2011 г. начинаются антиправительственные волнения, направленные на свержение действующего режима, а 15 ноября того же года вступает в силу эмбарго на экспорт сирийской нефти. С 1 июня 2012 г. вступает в силу эмбарго в отношении Ирана на экспорт нефти, которую правительство Махмуда Ахмадинежада с 2008 г. стало продавать за евро и риалы, ориентируясь на внутреннюю биржу.

Ситуация для хозяев ФРС становится все более напряженной. В начале 2013 года доля доллара в международных расчетах упала ниже психологически важной планки в 50 %. Это очень серьезный сигнал хозяевам ФРС. В «черных», «расстрельных» списках Вашингтона могут оказаться и другие страны. Это страны, которые торгуют, используя: а) бартер; б) клиринги; в) золото; г) национальные денежные единицы. Например, Индия и Китай покупают у Ирана нефть на золото. Заставить Индию и Китай отказаться от такого способа торговли Вашингтону не под силу, а вот совладать с Ираном он надеется. Вашингтону также крайне неприятно, что Москва все более уверенно переходит на использование рубля в торговле со странами ближнего зарубежья. Контракты с Китаем Россия все чаще заключает в рублях и юанях. Страны БРИКС заключили между собой соглашения об обмене национальными валютами. Пекин переходит на расчеты в юанях даже со странами Западной Европы. Разве это не основание для того, чтобы Вашингтону рассматривать Россию и Китай как своих серьезных противников? Так что дядя Сэм пытается пробираться к южным границам России через Сирию и Иран по причинам не только геополитическим, но также чисто финансовым. Москву надо наказать за подрыв нефтедолларового стандарта и вернуть ее в лоно этого стандарта!

И лишь тогда, когда дальнейшая борьба Вашингтона за сохранение нефтедолларовой системы будет безнадежной, он приступит к реализации резервного плана под названием «Третья мировая война». А «детонатор» этой войны находится в регионе Ближнего и Среднего Востока, более конкретно — в Сирии и Иране. Человечество должно знать истинные цели военной авантюры на Ближнем Востоке и ее истинных «заказчиков».

«Палка о двух концах». Об Иране, Саудовской Аравии и экономических санкциях Вашингтона

Сегодня много пишут и говорят о начавшемся «потеплении» в отношениях между Вашингтоном и Тегераном. В основном обсуждаются политические аспекты этого явления. Хотелось бы также обратить внимание на его экономическую сторону. А именно на то, что связано с экономическими санкциями США против Ирана.

Об экономических санкциях против Ирана

С момента победы иранской революции 1979 года Тегеран из союзника Америки в регионе Ближнего и Среднего Востока превратился в ее непримиримого врага. Постоянным орудием борьбы с этим врагом Вашингтон избрал экономические санкции. На протяжении последних 34 лет менялся лишь состав «пакета санкций», менялись также обоснования санкций (сейчас на первый план вышел такой аргумент, как ядерная программа Ирана, которая, согласно заявлениям Вашингтона, носит военный характер). Вашингтон установил режим экономических санкций против многих стран мира, но на сегодняшний день, пожалуй, программа санкций против Тегерана является самой жесткой, разноплановой, многоуровневой. Под многоуровневым характером программы понимается то, что объектом санкций являются не только компании, банки и граждане Ирана, но также компании, банки, граждане третьих стран, которые прямо или косвенно участвуют в сделках с Ираном. То есть программа санкций США против Ирана носит ярко выраженный экстерриториальный характер.

39
{"b":"222226","o":1}