ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Еще на волне кризиса 1930-х гг. в США была сделана первая попытка поощрения лиц, которые сообщали информацию о нарушениях американских законов участниками финансовых рынков органам, регулирующим эти рынки. Конкретно законом о фондовой бирже 1934 года (The Securities Exchange Act 1934) предусматривалось, что лица, предоставлявшие в Комиссии США по ценным бумагам и биржам (КЦББ) информацию об инсайдерской торговле, могут рассчитывать на вознаграждение в 10 % от суммы наложенного на компанию штрафа.

В 1986 году Конгресс принял Закон о фальсифицированных требованиях (False Claims Act). Этот закон позволяет частным лицам подать от имени государства в суд в случае, если им известно о мошенничестве с бюджетными средствами (фальсификации требований об оплате выполненных работ или оказанных услуг). Истец (иногда его называют whistleblower, что переводится как осведомитель) самостоятельно собирает доказательства того, что подрядчик вводит в заблуждение заказчика, т. е. федеральное правительство. После того как истец подаст в суд, правительство проводит тщательное расследование всех обвинений. Министерство юстиции анализирует перспективы иска. Если к доказательной базе нет претензий, к производству дела подключаются государственные юристы (что снимает с истца бремя оплаты услуг собственных юристов).

В случае положительного исхода дела ответчик обязан возместить государству потери в тройном размере, а также штраф 5–11 тысяч долларов за каждый факт нарушения закона. Истец имеет право получить от 15 % до 25 % выигранной при помощи Минюста суммы.

Д. И. Черкаев, член комитета по этике ТПП РФ, анализируя данный закон, отмечает: «Доносительство («Whistleblowing») — весьма выгодный «бизнес» для государства в США» (Д. И. Черкаев. Доносительство и сигнализирование: зло или благо для российских компаний? // Акционерное общество. № 3 (22), 2006). По оценкам Счетной палаты США за период 1987–2008 гг. в казну было возвращено 22 млрд. долл, (доходы истцов зачастую измеряются миллионами долларов). Т. е. в расчете на год получается более одного миллиарда долларов. Можно предположить, что вознаграждения осведомителей составляют ежегодно 150–250 млн. долл.

Корпоративное доносительство

Еще до появления законов об информаторах государственных регуляторов в корпоративных структурах по инициативе акционеров и высших менеджеров стал формироваться институт внутренних (корпоративных) информаторов. Последние должны были оперативно информировать о всяких «отклонениях» в деятельности корпораций службам внутреннего контроля и аудита, а те — руководству компании. Такое информирование поощрялось либо премиями, либо продвижением по служебной лестнице. Никакого федерального законодательства, которое бы регламентировало активность корпоративных информаторов, в США до недавнего времени не было. Каждая компания сама определяла порядок и организацию внутреннего финансового контроля и участие в этом контроле информаторов.

В конце 1990-х — начале 2000-х гг. в Америке произошла серия крупных скандалов, связанных с фальсификацией финансовой отчетности, злоупотреблениями по части использования забалансовых операций и внебиржевых операций (особенно в части, касающейся производных финансовых инструментов) и т. п. Особенно широкий резонанс имел скандал с крупнейшей энергетической корпораций Энрон, в котором были замешаны многие лица из высших эшелонов власти США. Реакций на эти скандалы стало принятие в 2002 году закона Сарбанеса-Оксли (The Sarbanes-Oxly Act). Закон повысил требования к внутреннему контролю в компаниях, зарегистрированных в США, потребовав, в частности, внедрить системы контроля, называемые whistle blowings. Стукачество становится неотъемлемой частью американской корпоративной культуры. Закон 2002 года не определяет порядок материального поощрения информаторов (whistle blowers), но предусматривает их защиту от мер возмездия со стороны руководства компании. (Статьи 806, 1107).

Получается, что сегодня в американской корпорации любой сотрудник — потенциальный информатор. Теоретически информатором может быть даже уборщица, которая «сливает» информацию из компьютеров, устанавливает прослушивающие устройства, регулярно проверяет содержимое корзин с выброшенными бумагами. В корзине иногда можно найти очень ценный «товар», который тянет на суммы с многими нулями. Кроме потенциальных информаторов под крышами компаний могут действовать реальные, постоянно действующие информаторы, регулярно «сливающие» информацию за пределы компании. Речь идет об агентах. Это могут быть агенты: а) спецслужб (ЦРУ, ФБР, Министерства внутренней безопасности); б) организованных преступных группировок (например, наркобизнеса, отмывающего «грязные» деньги); в) других компаний, являющихся конкурентами данной компании. Известны случаи, когда сотрудник компании оказывался двойным или тройным корпоративным агентом, т. е. имел сразу двух или трех заказчиков информации.

Закон Додда-Франка — новый виток финансового доносительства

Кризис 2007–2009 гг., который был спровоцирован мошенничествами на рынке ипотечных бумаг, вновь заставил вспомнить об опыте привлечения платных информаторов для стабилизации финансового рынка в 1930-е гг. В законе Додда-Франка предусмотрено, что информатор получает вознаграждение не только за сведения, касающиеся инсайдерской торговли, но также за сведения, раскрывающие любые нарушения участника финансового рынка.

Также предусматривается защита информатора. При необходимости он может действовать анонимно. Контакты правоохранительных и надзорных органов (Комиссии по ценным бумагам и биржам) с таким анонимным информатором осуществляются через юриста, представляющего интересы информатора.

Информаторы могут рассчитывать на щедрое вознаграждение: оно устанавливается в размере от 10 до 30 % суммы штрафа за нарушение, которая будет определена в результате расследования и установлена надзорным органом или судом.

Примечательно, что инициатор предоставления информации о нарушениях имеет право не уведомлять о нарушении свое начальство, а действовать сразу напрямую, отсылая сведения в государственные инстанции.

Закон Додда-Франка стимулирует выявление крупных нарушений. Если сумма штрафа ниже 1 млн. долларов, то никаких выплат информатору не предусматривается. Столь высокая планка, как отметили некоторые комментаторы данного закона, может привести к тому, что сотрудники не будут сигнализировать о симптомах и ранних признаках «болезней». Они будут дожидаться того момента, когда нарушения будут масштабными и можно будет рассчитывать на солидное вознаграждение.

Можно представить, какой новый «корпоративный дух» породил в американских банках и компаниях закон Додда-Франка: начальство боится своих подчиненных, подчиненные боятся начальство, никто не смеет проронить лишнего слова, все бумаги и документы прячутся в сейфах, разговоры по телефонам ограничиваются короткими фразами, компьютеры зачищаются от всякой сомнительной информации.

Кроме того, менеджеры перестают думать о своих зарплатах и даже бонусах, мечтая о головокружительных суммах вознаграждений, которые они смогут получить за проявление «бдительности», т. е. своевременное информирование регуляторов о нарушениях в банке (компании). Посудите сами. В 2010 году, например, КЦББ начала расследование в отношении пяти крупнейших банков Уолл-стрит по поводу их сомнительных операций с ипотечными бумагами. В результате Комиссия оштрафовала банк Ситигруп на сумму в 75 млн. долл. Примерно в это же время другой банк Уолл-стрит — Голдман Сакс получил уведомление заплатить в виде штрафа 550 млн. дол. В первом случае информатор мог бы получить до 25 млн. долл., во втором — до 165 млн. долл.

Закон Додда-Франка: первые результаты доносительства

В течение 2011 года, по данным КЦББ, этим регулятором на участников фондового рынка было начислено штрафов и компенсаций в общей сложности на сумму 2,8 млрд. долл. Правда, все оцененные нарушения были выявлены еще до вступления в силу Закона Додда-Франка.

47
{"b":"222226","o":1}