ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Цена вопроса. Том 2
Собибор. Восстание в лагере смерти
Пустошь. Возвращение
Уроки обольщения
Двадцать три
Пятизвездочный теремок
Мертвый вор
Там, где кончается река
Девочка, которая любила читать книги
Содержание  
A
A

После вступления указанного закона в силу, по словам юристов и регуляторов, число обращений в SEC существенно выросло: многие из них содержат обвинения в мошенничестве с бухгалтерской отчетностью и даче взяток за рубежом, в других сообщается о случаях манипулирования рынком и инсайдерской торговле. Уже в первые недели после вступления в силу Закона Додда-Франка глава подразделения КЦББ Шон Маккинси сообщил газете The Financial Times: «Мы были очень рады высокой доле сообщений от разоблачителей, которые имеют признаки достоверности… Нам присылают письменные свидетельства, аудиозаписи разговоров или просто свои соображения». По данным Комиссии, за первые семь недель после вступления правил в силу она получила 334 жалобы — по семь в день. Как правило, осведомителями выступают сотрудники компаний, которые могут быть как участниками преступной деятельности, так и просто наблюдателями. Чаще всего они жаловались на манипулирование рынком (16,2 % случаев), а также ненадлежащие раскрытие информации и финансовую отчетность (15,3 %). При этом жалуются сотрудники компаний не только на территории США, но и в 11 других странах, включая Китай (10 сообщений) и Великобританию (11 сообщений). Полученную от осведомителей информацию проверяют почти 50 юристов, а также приданный им в помощь сотрудник ФБР.

Вот первый крупный из известных случаев мошенничества, выявленный с помощью новых правил, может послужить хорошим стимулом к росту числа сообщений о махинациях. Сотрудница ипотечного подразделения Citigroup Шерри Хант получила 31 млн. долл, за то, что раскрыла мошенничество банка с ипотечными облигациями. Сам банк был вынужден заплатить властям почти 160 млн. долл., чтобы закрыть дело. Г-жа Хант же за свою бдительность получила деньги не только на безбедное существование, но и должность вице-президента банка по контролю качества.

Последний из обнародованных случаев: сотрудник компании Oracle Пол Фрасцелл обвинил своего работодателя в мошенничестве и по итогам разбирательства обогатился на 40 млн. долларов. Еще 200 компаний заплатила в казну различные суммы в виде возмещений и штрафов (РБК 14.03.2012).

Перспективы финансового доносительства в США

В США достаточно много откровенных оппонентов идеи широкого разворачивания сети финансового доносительства. Не только среди представителей бизнеса, которые опасаются, что им станет сложнее нарушать законы.

Многие сомневаются, что новая система доносительства, создаваемая на основе Закона Додда-Франка, приведет к улучшению работы КЦББ. В американской прессе приводится множество примеров того, что «сигналы», поступавшие в Комиссию еще до принятия Закона Додда-Франка, не приводили к решительным действиям по пресечению злоупотреблений, оставались без ответа. Так, в 2000-е гг. финансист Гарри Маркополос несколько раз обращался в SEC с предупреждениями, что компания Б. Мэдоффа не ведет реального инвестиционного бизнеса и «является крупнейшей в мире финансовой пирамидой», однако его призывы не были услышаны. Как известно, финансовый аферист Мэддофф к конце концов оказался за решеткой (приговорен к 150 годам лишения свободы). За многие годы своей почти неприкрытой жульнической деятельности на финансовом рынке он сумел обчистить карманы 1341 инвестора на сумму 13,2 млрд. долл, (количество поданных в суд исков и стоимостной объем претензий). Маркополос называл комиссию «толпой идиотов» и предлагал взять его на работу, а в феврале 2009 г. заявил: «Комиссия <…> заложник регулируемого ею рынка, она боится начинать большие дела против известных игроков».

Оппоненты полагают, что вал информационных сообщений может захлестнуть регуляторов и привести к тому, что эффективность работы с информацией будет близка к нулю. Десять компаний, включая Microsoft и Hewlett- Packard, в совместном письме попросили SEC сделать обращение в органы внутреннего контроля обязательным условием для получения вознаграждения. В противном случае, считали они, новые правила не только подорвут эффективность корпоративных программ, но и могут заставить компании «сообщать SEC обо всех случаях информирования о нарушениях законов о ценных бумагах» вне зависимости от их достоверности. В конечном итоге SEC будет просто завалена информацией, которую не сможет обработать и оценить, предупреждали они.

Немалая доля истины в этом обращении имеется. Достаточно посмотреть, как американцы сегодня борются с терроризмом. Поток информации от простых граждан в такие инстанции, как Министерство внутренней безопасности, Федеральное бюро расследований, полиция и т. п. за последние годы рос как снежный ком. Несмотря на увеличение штата государственных ведомств и организаций, работающих с информацией граждан, специалисты не в состоянии вникнуть в суть поступающих заявлений, разобрать, какие из них являются важными, а какие нет, какие являются достоверными, а какие — откровенной дезинформацией. Количество террористических актов, по которым своевременно делались заявления, растет из года в год. Общество не стало себя чувствовать в большей безопасности, в выигрыше лишь чиновники государственных ведомств и организаций, получающих все большие бюджетные ассигнования на работу с информацией заявителей. Америка наглядно продемонстрировала, что в ведомствах, отвечающих за борьбу с терроризмом и организованной преступностью, пресловутый закон Паркинсона действует в полной мере.

Комиссия по ценным бумагам и биржам, судя по всему, также в ближайшее время погрязнет в мутном информационном потоке, исходящем от тысяч анонимных и не анонимных заявителей. Заявителей, мечтающих быстро разбогатеть или, по крайней мере, насолить своим начальникам. А, может быть, действующих по поручению конкурентов для того, чтобы создать кучу неприятностей для данной компании.

Многие аналитики в США полагают, что со временем опыт КЦББ по использованию информаторов может быть распространен на других регуляторов финансового рынка США. Прежде всего, — на Федеральную Резервную Систему, Министерство финансов (Управление контроля за денежным обращением, Управление по регулированию финансовых институтов), Федеральную корпорацию по страхованию вкладов, Комиссию по торговле товарными фьючерсами и некоторые другие организации. Там может произойти то же самое, что и в КЦББ. Регуляторы в Америке (да и во многих других странах мира) погрязли уже сегодня в различных информационных потоках. Например, с каждым годом растет вал информационных сообщений от банков и других финансовых и нефинансовых учреждений, которые требуют государственные органы, отвечающие за борьбу с финансированием терроризма и «отмыванием» «грязных» денег. Найти в этом информационном потоке информацию, которая позволила бы государству предотвратить или хотя бы прекратить преступные операции также сложно, как найти иголку в стоге сена. Например, в докладе Управления ООН по наркотикам и организованной преступности отмечается, что государственным службам разных стран удается перехватывать до 15–20 % общего объема оборота наркотиков. В то же время количество перехватываемых наркоденег, по оценкам, не превышает 0,5 %. Это достаточно красноречиво свидетельствует он неэффективности усилий государства по предотвращению финансирования терроризма, организованной преступности, а также «отмывания» «грязных» денег.

Целый ряд американских банков и компаний для предотвращения «утечек» нежелательной информации наверх, в надзорные и регулирующие организации стремятся усовершенствовать систему внутреннего, корпоративного доносительства. Суть почти всех усовершенствований сводиться к повышению материального стимулирования информаторов, более щедрому их премированию (по сравнению с вознаграждениями со стороны государства).

Специалисты по управлению персоналом совершенно справедливо замечают тревожную тенденцию: сотрудники корпораций все меньше думают о надлежащем исполнении своих служебных обязанностей. Все больше внимания они уделяют изучению различных недостатков и нарушений в деятельности компании, сбору и систематизации нужной информации и размышлениям над тем, как правильно «продать» эту информацию. Основных вариантов три: передать ее руководству собственной компании; переслать «наверх» в надзорную организацию; передать на сторону конкурентам. В общем, получается «бизнес в бизнесе», или «бизнес на рабочем месте».

48
{"b":"222226","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Метод волка с Уолл-стрит: Откровения лучшего продавца в мире
Беглая принцесса и прочие неприятности. Военно-магическое училище
Попалась, птичка!
Победители. Хочешь быть успешным – мысли, как ребенок
Стань эффективным руководителем за 7 дней
Если с ребенком трудно
Сила воли. Как развить и укрепить
Склероз, рассеянный по жизни
Ненавижу босса!