ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Следует особо подчеркнуть, что ФРС манипулирует не только величиной общей денежной долларовой массы, но и её распределением по отраслям, секторам экономики, странам и т. п. Дело в том, что ФРС проводит в жизнь свою глобальную денежно-кредитную политику, используя целую сеть институтов, через которые она «прицельно» манипулирует денежной массой. Это: Федеральные резервные банки (ФРБ), образующие ФРС (всего имеется 12 ФРБ); банки-акционеры ФРС; иные (не относящиеся к банкам-акционерам) американские банки и другие кредитные организации, пребывающие в сфере регулирования и контроля ФРС; крупные и крупнейшие американские и неамериканские банки, находящиеся в собственности или под контролем отдельных главных акционеров ФРС («мировые олигархические банки»); находящийся под сильным контролем Федерального резервного банка Нью-Йорка Банк международных расчётов (БМР) и многие другие кредитные и финансовые институты.

Если говорить о том, каким образом ФРС может осуществлять внешнее управление российской экономикой, то следует назвать следующие основные каналы управления:

а) управление процессом предоставления кредитов российским предприятиям и кредитным организациям (надо иметь в виду, что многие банки, которые предоставляют кредиты российским организациям, прямо или опосредованно рефинансируются Федеральным резервом);

б) управление мировыми товарными рынками, критически значимыми для Российской Федерации (рынок нефти, природного газа).

Если говорить о втором канале, то роль ФРС в манипуляции ценами на мировых рынках трудно переоценить. Ведь цена товара в значительной степени зависит оттого, какой объём долларовой массы попадёт на соответствующий товарный рынок. Селективная денежная политика, проводимая ФРС через сеть подконтрольных ей кредитных и финансовых организаций, позволяет управлять ценами критически значимых для российской экономики экспортных товаров. Резкое падение цен на нефть на мировом рынке во второй половине 2008 г. (в три раза) — яркое тому подтверждение (оно было обусловлено резким изъятием с мировых рынков громадной долларовой денежной массы).

Ещё одним каналом влияния денежных властей США на российскую экономику является то, что громадная масса международных резервов Банка России оказалась номинированной в долларах и размещённой в финансовых инструментах американских институтов (ноты и облигации казначейства США; до недавнего времени — ценные бумаги американских ипотечных агентств; валютные депозиты американских коммерческих банков). Сегодня к международным резервам Банка России добавляются валютные резервы Резервного фонда и Фонда национального благосостояния (созданы на базе Стабилизационного фонда), которые находятся введении Министерства финансов Российской Федерации и которыми на правах агента управляет Банк России, размещая средства на депозитах иностранных банков и в различных ценных бумагах, эмитированных нерезидентами. Фактически сотни миллиардов долларов оказываются инвестированными не в российскую, а в зарубежную, прежде всего американскую, экономику. Но для нас сейчас важен другой момент: эти громадные средства оказываются в большей степени под контролем не российских денежных властей, а под контролем американских властей. Такой зависимый статус наших международных валютных резервов создаёт благоприятные условия для проведения нерезидентами (прежде всего администрацией США и главными акционерами ФРС) эффективного внешнего управления Российской Федерацией (как в сфере экономики, так и в сфере политики).

Затронутые нами вопросы являются ключевыми для понимания нынешнего экономического и политического положения Российской Федерации. Рассмотренные выше вопросы, касающиеся оценки эффективности «внутреннего» управления российской экономикой, а также вопросы, раскрывающие механизм «внешнего» управления российской экономикой, изложены в крайне сжатой, тезисной форме. Каждый тезис нуждается в дальнейшей проработке и требует как минимум формата отдельной статьи.

Мы же пока ограничились тезисной формой изложения. Во-первых, для того чтобы попытаться дать целостную оценку степени управляемости российской экономики, а также выявить общий комплекс основных угроз и рисков окончательной утраты такой управляемости. Во-вторых, мы полагаем, что поднятая тема является ключевой для современных экономических исследований, и приглашаем читателей к участию в обсуждении и более детальном рассмотрении сформулированных тезисов.

Нами остался не рассмотренным ещё один из поднятых вопросов: «Что делать?» Применительно к нашей теме его можно сформулировать в виде двух взаимосвязанных вопросов:

— Каким образом преодолеть нынешнюю «внутреннюю» неуправляемость российской экономики?

— Каким образом снизить те угрозы и риски, которые возникли в связи с созданием механизмов «внешнего» управления российской экономикой, и каким образом можно осуществить демонтаж этих механизмов?

Попытаемся ответить на эти непростые, но жизненно важные вопросы в следующих статьях.

Так кто же управляет российской экономикой?

В предыдущей статье я назвал пять причин, объясняющих, почему российская экономика находится фактически под внешним управлением. Там же были описаны пять основных механизмов такого внешнего управления. Один из них — уход российских компаний в оффшоры. При этом управление из оффшоров нередко бывает многоступенчатым, осуществляется через сложную цепочку фирм. Кто является конечным хозяином того или иного российского предприятия («бенефициаром»), определить бывает непросто, даже если к этому привлечь правоохранительные органы и специальные службы. Приватизируются громадные российские активы, затем в результате различных слияний и поглощений они переходят от одного хозяина к другому, но при этом «публичные» участники сделок могут быть лишь номинальными хозяевами, а кто реальных хозяин («бенефициар») — не известно. Такова мутная вода «рыночной экономики» и «реформ». Некоторые мои читатели считают, что я сгустил краски. Однако жизнь, к сожалению, каждый день подтверждает мою правоту (как хотелось бы ошибаться!).

Каждый раз, когда вокруг какой-то «российской» компании разгорается скандал, у правоохранительных органов возникает вопрос: «А чье это имущество?». И «крайнего» найти почти невозможно. Достаточно вспомнить уже подзабытый скандал вокруг ЮКОСа. Наши правоохранительные органы работали очень долго, распутывая связи различных оффшорных компаний «Рога и копыта», созданных для управления крупнейшей нефтяной компанией России. Пока, наконец, не сделали шокирующее «открытие»: конечным «бенефициаром» ЮКОСа является Яков Ротшильд! Охочие до разных сенсаций российские СМИ, прекрасно понимающие сложившиеся на «информационном поле» правила игры, проявили высочайшую «сознательность» и воздержались от публичного обсуждения этой деликатной темы. Уже и ЮКОСа давно нет, а последствия этой скандальной истории еще не проявились в полной мере. Судя по той возне, которая идет за границей в связи с исками бывших иностранных инвесторов по поводу понесенных убытков, «бенефициары» «последней инстанции» успокаиваться не собираются.

А вот и очень впечатляющий пример. На этой неделе российские СМИ сообщили, что российским властям неизвестен собственник… аэропорта Домодедово. А ведь это не ларек какой-то. Аэропорт Домодедово — крупнейший по пассажирообороту в России и один из крупнейших в мире (22,3 млн. пассажиров в 2010 году; выручка в том же году — почти 13 млрд, руб., чистая прибыль — 7,7 млрд. руб.). Сыр-бор начался после известного террористического акта в Домодедово в январе текущего (2011) года, когда Президент России Д. А. Медведев дал команду разобраться, а виновных наказать. Рядовых наказали сразу же, а вот с хозяином аэропорта получился конфуз. Хозяин оказался человеком-невидимкой. Все, что после долгих изысканий смогла сообщить пресс-службы Генеральной прокуратуры, было следующее (цитирую): «Управление аэропортовым комплексом "Домодедово" осуществляется иностранными компаниями, зарегистрированными в оффшорных зонах». А заместитель Генерального прокурора РФ Алекснадр Буксман, выступая перед депутатами Государственной Думы 18 мая, несколько оживил сухое сообщение своей пресс-службы следующим заявлением: «Мы так и не нашли ту самую «последнюю матрешку», которая могла бы показать собственника аэропорта Домодедово, который является крупнейшим аэропортом страны и объектом особой важности. Сегодня все устроено так, что руководят работой аэропорта из оффшоров».

58
{"b":"222226","o":1}