ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Чардаш смерти
Предприниматели
Там, где кончается река
Прощай, немытая Европа
Говорит и показывает искусство. Что объединяет шедевры палеолита, эпоху Возрождения и перформансы
Звезда Напасть
Попаданка пятого уровня, или Моя Волшебная Академия
Тетушка с угрозой для жизни
Призрак
Содержание  
A
A

Нетрудно представить, какую реакцию по всему миру вызвал закон. Прежде всего, среди граждан США. Началась сдача американских паспортов, американские подданные не хотят находиться под «колпаком» IRS. Несколько миллионов американцев постоянно живут за пределами США, именно они в первую очередь будут отказываться от американского гражданства.

Уже не приходится говорить о реакции неамериканских банков и финансовых организаций. Государственные деятели и политики ряда стран поворчали-поворчали, назвав закон проявлением «американского колониализма», но начали строиться по команде дяди Сэма.

Тем более, что Вашингтон пошел на определенные уступки. Он предложил другим странам двухступенчатую систему: неамериканские банки представляют информацию об американских налогоплательщиках не напрямую в IRS, а своим национальным налоговым службам. А те, в свою очередь, уже направляют ее в Вашингтон. Для этого Вашингтоном было предложено подписать соответствующие двухсторонние межправительственные соглашения между США и другими странами о реализации FATCA. Около 50 государств выразило готовность подписать такие соглашения. Поспешили заключить соглашения такие страны, как Великобритания, Дания, Венгрия, Германия, Ирландия, Япония, Мексика, Норвегия, Испания, Швейцария. На днях СМИ сообщили, что подписано еще шесть соглашений — с Мальтой, Нидерландами, Бермудскими островами и тремя зависимыми территориями Великобритании (острова Джерси, Гернси, Мэн). Таким образом, на конец текущего года число двусторонних межправительственных соглашений по FATCA достигло 18. Банки тех стран, которые не подпишут межправительственные соглашения, должны перейти в «прямое подчинение» американской налоговой службы.

Реакция России на FATCA

А как Россия прореагировала на закон FATCA? По началу (2–3 года назад) реакция была резко негативная. В частности, российский МИД охарактеризовал закон как попытку Вашингтона навязать свой диктат другим странам мира. Затем, в 2012 году наступила полоса полного молчания. Наши власти как бы не замечали закона FATCA, никаких мер не принимали. Лишь изредка нашими чиновниками делались комментарии, что, если бы Россия начала выполнять условия FATCA, то это вошло бы в противоречие с российским законодательством. В частности, FATCA противоречит российским положениям о банковской тайне и Гражданскому кодексу РФ в части, касающейся разрыва договорных отношений (случай, если российский банк закрывает счет американского налогового уклониста). Некоторые российские банки нервничали, понимая, в каком положении они окажутся, если Россия не подпишет двухстороннего соглашения с США. Затем, без особого афиширования, ведомствам «сверху» была дана команда подготовить свои предложения по внесению поправок в российское законодательство для его приведения в соответствие с новыми условиями, порождаемыми FATCA.

Лишь в 2013 году обозначилось какое-то «шевеление», которое периодически подкреплялось заявлениями министра финансов А. Силуанова, что Россия готовит двухстороннее соглашение по FATCA. О наших гневных заявлениях двух-трех летней давности уже никто не вспоминает.

Силуанов весной обещал, что, мол, до конца года соглашение будет подписано. Уже конец года, оно еще не подписано. Что делать банкам? Новый председатель Банка России Э. Набиуллина недавно заявила, что банки раньше 2016 года не смогут подготовиться к выполнению требований FATCA. Но Вашингтон неумолим, заявляет, что никаких отсрочек давать не собирается. Между прочим, речь идет не только о времени, но и о деньгах. Еще в 2012 году Некоммерческое партнерство «Национальный платежный совет» провело опрос 36 российских коммерческих банков с целью выяснить, как они готовятся к выполнению FATCA и каковы могут быть их капитальные и текущие издержки, связанные с таким выполнением. Только первоначальные затраты на покупку программного обеспечения, подготовку специалистов, создание методической базы должны составить не менее 1 млн. долл, в расчете на банк. То есть в масштабах всей нашей банковской системы это около 1 миллиарда долларов. Этот деликатный вопрос обходится стороной. По «умолчанию» это издержки российских банков. А по хорошему это должны были бы быть затраты того, кто всю эту «кашу» заварил. Т. е. затраты должны были бы покрываться налоговой службой США. Flo, впрочем, все это мелочи на фоне тех проблем, которые могут появиться у российских банков после того, когда вступит в действие в полном объеме закон IRS. Ведь даже двухстороннее соглашение с Вашингтоном не является гарантией от возможных санкций. Объектом санкций может стать и наше государство (если IRS сочтет, что налоговая служба РФ не достаточно рьяно выполняет требования соглашения и закона). Объектом санкций может стать и отдельно взятый российский банк. Вспомним, как в середине прошлого десятилетия Вашингтон дал указание закрыть корсчета многих российских банков в американских банках лишь по «подозрениям» в отмывании грязных денег и финансировании терроризма. Я не исключаю, что если американским законодателям пришла в голову идея легализовать «список Магницкого», то со временем в Америке может появиться также «черный список» российских банков, нарушающих FATCA.

О России, FATCA и нашей «элите»

Впрочем, из любой неприятной ситуации имеется выход. Такой выход из ситуации под названием «FATCA» был с самого начала и у России. Напомню, что Вашингтон в рамках схемы двухстороннего межправительственного соглашения предлагает два базовых варианта. Условно их можно назвать «ассимметричным» и «симметричным» вариантами соглашения. Первый предполагает, что иностранное государство берет на себя односторонние обязательства по выполнению условий, диктуемых американским законом FATCA. Второй вариант предполагает, что обе договаривающиеся стороны обязуются предоставлять необходимую другой стороне информацию налогового характера, относящуюся к юридическим и физическим лицам ее государства. При втором варианте иностранное государство и свое лицо сохраняет, и решает свои фискальные проблемы путем выявления своих налоговых уклонистов на территории США.

Подготовка соглашения с США нашим Минфином на протяжении нескольких месяцев велось в условиях полной секретности. Неофициальные источники утверждают, что обсуждались оба варианта. Наконец, в октябре наши СМИ сообщили, что российский Минфин готовит весьма радикальное соглашение, которое даже отличается от «симметричного варианта, предлагаемого Вашингтона. Документ называется межправительственным соглашением об обмене информацией налогового характера. В нем нет вообще упоминания об американском законе FATCA, соглашение выглядит как взаимовыгодное соглашение двух суверенных и равноправных государств. Этому можно бы было бы только радоваться.

Но вот примерно месяц назад (28 ноября) у премьер-министра РФ Д. А. Медведева слушался вопрос о подготовке соглашения. Премьер дал поручение Минфину и ЦБ «ускориться» и подготовить соглашение к 20 января 2014 г. Это нормально. Настораживает другое. Многие СМИ растиражировали следующую информацию: «Медведев впервые публично поддержал соглашение и даже упомянул FATCA, он поручил подготовить проект соглашения "по реализации положений закона США"». Некоторые комментаторы ничего не заметили. По их мнению, мол, это игра словами, суть соглашения не меняется. Боюсь, что это не так. Именно потому, что «наверху» никак не могут договориться, какой вариант выбрать («симметричный» или «ассиметричный»), так долго идет подготовка соглашения. В переводе на понятный язык слова Медведева можно интерпретировать так: готовьте «ассиметричный» вариант.

Кому это выгодно, я думаю и так понятно. Америка для многих наших клептоманов (олигархов и чиновников) была долгое время «страной обетованной». Там скрываются несметные богатства, наворованные за годы так называемых «реформ». Естественно они не декларируются и нигде не учитываются. Впрочем, некоторые оценки имеются. Наиболее известная из них принадлежит «другу» России Збигневу Бжезинскому. Это американский политик, общаясь с нашими учеными по проблеме ПРО, заметил, что «он не видит ни одного случая, в котором Россия могла бы прибегнуть к своему ядерному потенциалу, пока в американских банках лежит 500 млрд, долл., принадлежащих российской элите. — А потом добавил: вы еще разберитесь, чья это элита — ваша или уже наша. Эта элита никак не связывает свою судьбу с судьбой России. У них деньги уже там, дети уже там…».

72
{"b":"222226","o":1}