ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Наиболее пострадавшими были 6-я (90 офицеров, 2.776 солдат) и 8-я (48 офицеров, 1.638 солдат) дивизии, а всего потери 2-го корпуса составили 5.022 чел. (158 офицеров, 4.864 солдата), или 17 % от наличного состава; генералы Вердье и Кастекс были легко ранены.

Свои потери Витгенштейн определил в 3 тыс. чел., включая 400–500 пленных, в том числе 3 офицера. По более точным подсчётам, русские войска потеряли убитыми 1 генерала, 10 офицеров, 1.195 солдат, ранеными 1 генерала, 29 офицеров, 2.502 солдата, пропавшими без вести 7 офицеров и 504 солдата (потери нижних чинов подсчитаны за три дня боёв, всего 4.201 чел.). По расчётам Кукеля, всего потери составили 4.300 чел., или около 20 % личного состава. Среди раненых, помимо Витгенштейна, были полковники Луков и Штаден, подполковник Сухозанет и майор Нейдгардт, за отличие при Клястицах произведённый в подполковники. В награду за отличие в сражениях при Якубове, Клястицах и Головщице Витгенштейн получил орден св. Георгия 2-й ст. и пенсию в 12 тыс. руб., Берг и Яшвиль — производство в генерал-лейтенанты, Довре — 5 тыс. руб. и пенсию, равняющуюся жалованию, Казачковский и полковник Дибич 2-й — св. Георгия 3-й ст., Каховский — св. Владимира 2-й ст., Балк и князь Сибирский — св. Анны 1-й ст., Гельфрейх — золотую шпагу, украшенную алмазами, артиллерии полковник Штаден — св. Георгия 4-й ст.[88]

21 июля Витгенштейн приказал всем войскам корпуса, кроме авангарда, собраться завтра в корпусной квартире и «в 9-ть часов быть войскам в полуформе готовым для принесения благодарения Всевышнему за одержанную нами победу… и для отдания последнего долгу убитому храброму генералу Кульневу, причем быть и 4-м эскадронам Гродненского гусарского полка». «21 числа июля, — пишет Антоновский, — был парад при погребении тела генерал-майора Кульнева. Он тут же похоронен у какой-то каплицы (часовни) со всеми долженствующими почестями. Его оплакивали все, при том бывшие, как славного генерала, героя, а Гродненский гусарский полк, которого Кульнев был шеф — как отца… В разговорах между офицеров о важной потере в нашем корпусе Кульнева, полковник Рот на это возразил: “Кульнева гораздо более считают; он — потеря отечества”. Граф Витгенштейн сожалел о нем и, отдавая совершенную справедливость его достоинствам, открыто говорил, он не знает, кто бы мог ему заменить Кульнева». Действительно, весть о гибели знаменитого генерала вызвала сожаление во всём российском обществе.[89]

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.) - img_21.jpeg
Сражение при деревне Головщицы

После поражения своего авангарда Удино оставил позицию на левом берегу Двины и 2 августа отступил к Полоцку. Он сообщил Бертье: «Этим утром армейский корпус выступил со своей позиции между Белой и Сивошиной, направившись к этому городу. Противник стал более осторожным после урока, который получил вчера, он ничего не предпринимал, чтобы прервать этот марш… Лишь очень небольшое число казаков следовало за колонной, чтобы наблюдать за нашими движениями. Войска заняли следушую позицию: 5-я бригада лёгкой кавалерии на Невельской дороге; 6-я бригада лёгкой кавалерии на дорогах из Себежа и Дисны; 1-я пехотная дивизия впереди Полоцка на правом берегу; 2-я пехотная дивизия, 3-я пехотная дивизия, кирасиры, резервный парк на левом берегу Двины… Войска утомлены усталостью, и, если я буду вынужден сражаться, я не знаю, как мы будем стрелять по причине небывалого упадка сил у солдат, которые четыре дня находились под ружьём и почти непрерывно сражались.

Партия казаков приходила позавчера к Полоцку по Невельской дороге, но хорошее поведение маленького гарнизона, который я там оставил, не позволило им ничего предпринять. Предполагают, что они хотели сжечь наши мосты». Удино вновь подчеркнул, что русские имеют значительное численное превосходство над его войсками, что в рядах иностранных полков много дезертиров, так что дивизия Мерля имеет только 5.000 комбатантов, а весь корпус насчитывает всего 20.000 штыков. «Если император прикажет, чтобы я вновь предпринял наступление, будет необходимо, чтобы Его Величество предоставил в моё распоряжение больше войск, особенно выслав в Дриссу одну дивизию, это парализует мои операции; к тому же, она сможет работать лишь чрезвычайно медленно из-за нехватки инструментов; все местные лопаты и мотыги взяты последней весной русскими… Их всего только 900, из которых 300 я сохраню для работ, которые проводятся в Полоцке». В конце рапорта маршал вновь коснулся плохого состояни полковой артиллерии, которая не столько исполняет свою службу, сколько загромождает дороги из-за плохих упряжек и чрезвычайного невежества канониров. Он просил разрешения упразднить эту артиллерию, и за её счёт возместить потери в линейной и конной артиллерии.

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.) - img_22.jpeg
М. Борисов. Генерал Я. П. Кульнев, 1812 год

При реконструкции использованы: воспоминания офицера 26-го егерского полка А.И. Антоновского, воспоминания Дениса Давыдова, воспоминания офицера Пермского пехотного полка А.И. Дружинина; миниатюрные портреты Кульнева, выполненные П.Э. Рокштулем (из собрания ГИМа); портрет Кульнева кисти неизвестного художника; акварельный портрет Кульнева, сделанный неизвестным художником; личные вещи Я. П. Кульнева

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.) - img_23.jpeg
Смерть храброго генерал-майора Кульнева. Гоавюра С. Храмцова. Середина XIX в.

В тот день какой-то русский отряд обратился к Дисне, где стоял гарнизоном 3-й батальон 3-го швейцарского полка (4 роты) и был образован большой госпиталь. Русские атаковали обоз амбуланса, охрана которого была доверена капитану Гантену из 4-го швейцарского полка. Этот офицер попросил сикурса у гарнизона Дисны, и капитан Форрер в полночь поспешил к нему на помощь с двумя отборными ротами, и обоз ретировался в Дисну безо всяких потерь. После этого мост на Двине был разрушен, госпиталь эвакуирован, и небольшой отряд 3 августа вернулся в Полоцк.[90]

После отступления Удино к Полоцку Витгенштейн с главными силами остался у Соколищей, ожидая наступательных действий со стороны Макдональда. По словам Антоновского, «в 11 часов утра 22 июля торжествовали наши победы. В корпусной нашей квартире было принесено Подателю благ благодарственное молебствие о поражении французских войск… и об увенчании оружия нашего». Авангард Гельфрейха разместился у Сивошиной, выслав сильные партии к Волынцам, Полоцку и Невелю.[91] Витгенштейн не стал атаковать противника по нескольким причинам: — штурм полоцких укреплений мог стоить больших потерь, — необходимо было пополнить в войсках патроны и снаряды, — нужно было присоединить к себе отряд Гамена, выступивший из Динабурга, и пополнить потери, понесённые войсками в трёхдневном сражении.

Сен-Сир направил к Бертье в Витебск своего адъютанта капитана Де Жилли с сообщением, что «19-я дивизия заняла вчера позицию на правом берегу Двины; она разместилась лагерем впереди и на опушке леса, который находится в малом льё от Бешенковичей; её лёгкая пехота занимает впереди этой позиции деревни Климово, Куриловичи и Лесковичи. Дивизия Вреде разместилась на левом берегу, правым флангом к Бешенковичам, левым к Буям, где сегодня она перебросит достаточно прочный мост на плотах, для переправы пехоты и двуколок; на правом берегу она занимает деревню Городец, чтобы поддерживать левый фланг 19-й дивизии». Сен-Сир вновь пожаловался, что 6-й корпус постоянно не имеет хлеба и занимается поисками зерна; солдаты изнурены, часть из них умирает по дороге; помимо продовольствия необходимы также одежда, бинты и башмаки.

3 августа император велел Бертье сообщить Сен-Сиру, «чтобы завтра, 4-го он выступил, чтобы направиться к Полоцку. Этот город очень важный, там он найдёт много средств, чтобы реорганизоваться. Он будет находиться под командой герцога Реджио, чтобы отбросить противника и принудить его покинуть эти края. Итак, с двух точек зрения, военных операций и места размещения продовольствия, именно он будет лучшим местом. Рекомендуйте герцогу Реджио лучше эвакуировать всех пленных в Вильну, позаботившись дать им хороший эскорт и распределив офицеров, унтер-офицеров и солдат по полкам и по дивизиям. Такой состав особенно необходим. Пошлите штабного полковника Фальковского, чтобы допросить этих пленных… Дайте знать герцогу Реджио, что корпус генерала Сен-Сира направляется в Полоцк, чтобы его усилить, чтобы живо отбросить генерала Витгенштейна и вынудить его эвакуировать весь правый берег Двины».

вернуться

88

Fabry. III. 334, 573; IV. Annexe. 37; Kukiel. II. 46; Бутурлин. 1. 345; Богданович. I. 366, 530; Поликарпов. 212-15.

вернуться

89

Харкевич. III. 87–88; Кравченкова. Сражение под Клястицами. 100. “В 1812 году, — писал Данилевский, — лишилась Россия многих отличных офицеров, но Кульнев принадлежит к небольшому числу счастливцев, имена коих сохранились в народном предании. Его воинские доблести, подвиги, даже причуды, странности носили на себе отпечаток духа высокого, предприимчивости необыкновенной” (Михайловский-Данилевский. 143; Богданович. I. 362-63).

вернуться

90

Fabry. III. 57–60; Chambray. I. 264; Schaller. 131-32; Maag. 73. Шумахер вспоминал: «Почти во всех местах, куда мы приходили, продукты были увезены или сожжены русскими, деревни были опустошены, жители убегали, увозя свою провизию, в большие окрестные леса. Во время своих маршей мы не встречали почти ничего другого, кроме жалких и необитаемых деревень, дома которых были бедными лачугами. Обозы животных, продуктов питания, боеприпасов, которые были предназначены нам, чаще всего подвергались атакам и отрезались казаками, которые передвигались вдоль наших колонн». Из-за перемен климата, отсутствия продуктов и прочих необходимых вещей, в армии появилось огромное число больных. «Госпитали или, лучше сказать, места, назначенные для сбора раненых и больных, находились слишком далеко от нас, и обозы этих несчастных чаще всего попадали в руки русских» (Schumacher. 83).

вернуться

91

К тому времени войска 1-го корпуса были распределы следующим образом: Авангард Гельфрейха: 24-й, 25-й егерские полки, 2 сводно-гренадерских батальона 5-й дивизии, Сводный гвардейский полк (3 эск.), Гродненский гусарский полк (8 эск.), казачий Платова 4-го полк, конная № 3 рота капитана Бистрома. Главные силы: 1-я линия Берга: 23-й, 26-й егерские, Пермский, Могилевский, Севский, Калужский пехотные, Сводный кирасирский (4 эск.) полки, запасный эскадрон Псковского драгунского полка, батарейная № 14, лёгкие № 26, 27роты; 2-я линия Каховского: 2 сводно-гренадерских батальона 14-й дивизии, 6 запасных гренадерских батальонов, Рижский драгунский полк (4 эск.), батарейная № 28, конная № 1 роты. Резерв Сазонова: Тульский, Тенгинский, Навагинский, Эстляндский пехотные полки, запасный батальон 11-го егерского полка, Ямбургский драгунский полк, батарейная № 27 и лёгкая № 9 роты (Бутурлин. I. 350; Богданович. I. 551-52; Fabry. IV. Annexe. 39–40).

18
{"b":"222228","o":1}