ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В 9 часов утра по неизвестной причине произошёл взрыв 370 артиллерийских зарядов, сложенных возле батарей в Динабурге, в результате чего погибли 21 чел. и 11 чел. были ранены. Наградные документы гласят, что Тишинин «благоразумным распоряжением во всех местах отражал неприятеля и при двух вылазках не допустил оного овладеть укреплением», что «при нападении маршала Удино на мостовое укрепление 1, 2 и 3 июля командовал он артиллерией и войсками, гарнизон в Динабурге составлявшими, отразил неприятеля и три раза сгонял его с гласиса штыками». Отставной полковник 3-го пионерного батальона Вырубов, «командуя всею артиллерией в мостовом укреплении при главной крепости, благоразумным распоряжением и храбростью споспешествовал отражению неприятеля». Командир роты 1-го пионерного полка капитан А.П. Вырубов командовал 6 медными 12-фунтовыми орудиями; штабс-капитан М.М. Росляков командовал «открытой батареей под жестоким огнём»; подпоручик А.Г. Вансович 2- й был ранен во время отражения атаки. Поручик 2-го пионерного полка Ольдерогге «2 и 3 июля командовал храбро и с большим успехом батареею на правом фланге укрепления». Сводного гусарского полка поручик Цигульский, корнеты Бедряга и Васич «1, 2 и 4 июля под крепостью Динабургом бывши в охотниках, храбро и неустрашимо перепаливались с неприятелем».

Оставив перед Динабургом дивизию Леграна и лёгкую кавалерию для маскировки своего движения, Удино с прочими войсками направился в Дрисвяты. Яшвиль сообщил, что «неприятель вовсе оставил наше укрепление», а один гусарский эскадрон, «который следовал за ретирадой, захватил французов 80 человек, после чего мыза Калкуны, стоящая против нашего укрепления, занимаемая под главную квартиру французского генерала Удино, с рассветом нами занята». Пленные показали, «что намерение командующего ими генерала было занять тет-де-пон и самый мост», для чего он послал адъютанта, чтобы призвать к себе третью дивизию. Их «корпус отретировался в оную ночь 4 мили» в Дрисвяты.

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.) - img_3.jpeg

Минёр, сапёр и пионер 2-го Пионерного полка, 1809–1811. Из “Историческое описание одежды и вооружения… ”

На рассвете 4/16 июля разъезды Сводного гусарского полка и команда сотника Денисова из казачьего Родионова 2-го полка имели перестрелку с отступавшим французским арьергардом.[28] Наградной документ гласит, будто Тишинин «4 июля совершенно остановил намерение неприятеля к овладению укреплением и многочисленные его войска обратил в бегство» (Sic!). В 6 часов утра Удино донёс Мюрату: «Перебросив мост через реку, называемую Лаутса, я выступил вчера в полдень из моего лагеря при Калкунах, а в этот момент я соединил в Дрисвятах две пехотные дивизии и 3-ю дивизию кирасир. Дивизия Леграна, которая оставила свою позицию перед Динабургом лишь с наступлением темноты, и две бригады лёгкой кавалерии, которые прикрывали её марш, прибыли только утром. 5-я бригада лёгкой кавалерии занимает Якубово с одним батальоном. 6-я под командой генерала Корбино освещает дорогу из Динабурга». Таким образом, маршал исполнил, наконец, приказание императора.

Но гнев Наполеона не улёгся, и по его приказу Бертье написал Удино: «Господин герцог, император с удивлением увидел и был рассержен тем, что вы без приказа двинулись к Динабургу. Если предположить, что русская армия находилась бы там, вы без причины подставили бы ваш армейский корпус. Если вы имели данные, что русской армии там нет, то ваш марш ещё более достоин порицания: вы подставили ваш правый фланг, который мог быть атакован войсками русской армии, которая находилась в Дрисском лагере. Император дал вам приказ идти в Солок. Его Величество, полагая, что вы находитесь на этой позиции, мог послать вам приказы, а вместо того, чтобы находиться там, вы были в двух маршах оттуда. Таким образом, вы совершили ошибочное движение без цели. Император хорошо знает, что в Динабурге находится крепость, над которой русские трудились в течение четырёх-пяти лет. Извещаю вас, господин герцог, что вы находитесь под командой короля Неаполитанского. Император полагает, что вы заняли предписанные позиции. Вы весьма сильно раздосадовали императора вашим движением к Динабургу. Его Величество поручил мне сказать вам, что он надеется, что этого больше не случится».

Первое Полоцкое сражение (боевые действия на Западной Двине в июле-августе 1812 г.) - img_4.jpeg

Обер-офицер 1-го Пионерного полка, 1809–1811. Из "Историческое описание одежды и вооружения…”

Яшвиль сообщил, что 5/17 июля «в вечеру некоторая часть неприятельской пехоты и кавалерии заняла мызу Калкуны, а потому стоящие наши пикеты и разъезды от оной мызы должны были отступить и, как прикрытие моста ими уже оставлено, и все в оном истреблено, то уже на левом берегу реки никаких разъездов более не имеется… Для наблюдения неприятеля оставил я казаков по ту сторону реки и завтрашнего числа разъездами буду сызнова открывать его движения». Это наверняка был какой-то отряд фуражиров, так как регулярных частей здесь уже не было.

На следующий день Яшвиль донёс, что все орудия, стоявшие на мостовом укреплении, «а равно и все число оставленных для вооружения крепости потоплено, кроме двадцати орудий 12-фунтовых медных, из числа коих 14 отправлено в Псков, а последние 6 оставлены для действия при батальонах, дав к оным обывательских лошадей, строение сожжено, мосты разведены и истреблены, а по оному и весь левый берег вовсе оставлен. После сего уже никаких важных дел предстоять не может для Динабургского отряда, а остается только вроде надзора берегов… Остается только при нечаянном нападении не в важном уже количестве остающиеся вещи и запасы в магазейне, коими бы не овладел неприятель, приказать истребить». Поэтому Яшвиль посчитал, что он более не нужен в Динабурге и решил передать командование Уланову, «а самому отправляться к своему месту». Итак, результатом нечаянного нападения Удино стало оставление русскими войсками тет-де-пона, потопление большей части орудий и очищение левого берега Двины.

* * *

В тот самый день, 16 июля, когда Наполеон отозвал Удино на восток, он поручил Макдональду, помимо осады Риги, дополнительную задачу — создать угрозу для Динабурга; он потребовал от него очистить левый берег Двины. «Я надеюсь, — писал император, — что он будет иметь одну дивизию в одном марше от Динабурга, чтобы сдерживать гарнизон этого города и внушить ему опасение быть отрезанным, если он двинется в страну… Ему будет достаточно занять позицию с одной сильной дивизией в 8 или 9.000 человек перед Динабургом, для острастки гарнизона». Если русские оставят крепость без боя и отступят, то Макдональд мог перейти Двину в любой удобной точке в одном марше от Динабурга. Его войска будут служить обсервационным корпусом между Ригой и Динабургом. «Его позиция возле Динабурга будет также выгодна потому, что она помешает гарнизону Динабурга что-либо предпринять, и сможет прикрыть наш левый фланг… Таким образом, держа сильный авангард в одном дне пути от Динабурга, имея посты на реке в стороне Фридрихштадта и Риги, он оккупирует весь левый берег от Динабурга до нескольких льё от Риги, и прикажет построить плоты, необходимые для переправы через Двину в одном льё от Динабурга. В этой позиции он будет, таким образом, исполнять задачу прикрывать Неман, прикрывать страну, удерживать гарнизоны Динабурга и Риги и угрожать переправою».

18 июля 1-я бригада генерала Э.П. Рикара двигалась на Бауск, а остальные войска 7-й дивизии — в Шёнберг. Макдональд приказал Рикару на следующий день двинуться к Валгхофу, а 20-го — к Фридрихштадту. Но ночью он получил новый приказ от 16 июля, в соответствии с которым Рикар получил приказ направиться из Фридрихштадта в Якобштадт, чтобы прибыть туда 22- го; туда двинулся и сам маршал с прочими войсками дивизии. С приближением противника русские сожгли магазин в Кройцбурге, напротив Якобштадта, а также уничтожали все лодки на Двине.[29]

вернуться

28

Утром обоз Регино выступил в путь, но едва он вышел на большую дорогу, как заметил «авангард обоза раненых из полков, которые сражались накануне. Мы получили приказ отдать наши продукты для раненых, и смогли сохранить только хлеб для каждого из нас. Командир обоза в момент расставания обязал нас сменить дорогу, потому что та, по которой мы шли, часто пресекалась казаками. Вскоре мы убедились, что он сказал нам правду, так как едва мы проделали одно льё, как были вынуждены, чтобы избежать их, углубиться в лес и отстреливаться. Пройдя через этот лес наугад, мы присоединились к отступавшему французскому арьергарду. По прошествии некоторого времени другие стрелки сменили нас, и мы прибыли к полку. Капитан нашей роты и вольтижеры были разочарованы, увидев нас с пустыми руками; но я предоставил квитанцию командира обоза, которая, впрочем, не удовлетворила общий аппетит» (Reguinot. 11–12).

вернуться

29

Corr. 18965; Fabry. I. 451-52, 475-76, 484-86, 534-36, 547, 552-53, 576; IV. Annexe. 18; Marco de Saint-Hilaire. 220; Chambray. I. 254-55; Kukiel. II. 49–50; ВУА. XIV. 29, 50–52; Поликарпов. 102-04; Крылов В.М. Кадетские корпуса и российские кадеты. СПб., 1998. С. 470.

4
{"b":"222228","o":1}