ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Очевидно, что Витгенштейн и Дибич, с чужих слов, несусветно завысили силы нападавшего здесь противника и количество захваченных пленных; число последних взято ими из рапорта Властова и относится в целом к его авангарду. Отечественные историки доверчиво повторяли байку Властова о 4 неприятельских батальонах и о «кавалерийских сшибках с несколькими эскадронами кирасир», хотя на самом деле здесь было всего два-три десятка баварских шволежеров, «гусеничные каски» (Raupenhelms) которых русские, видимо, приняли за кирасирские шлемы. Поскольку Ларош о шволежерах не упоминал, то они, видимо, правее напали на русских гусар.

Поликарпов верно заметил, что в наградном списке эти два эпизода изложены иначе, нежели в реляции Витгенштейна. Крылов, будучи оставлен «с 60 гренадерами между невельской дорогой и рекою Полотою, храбро удерживал неприятеля, напавшего на него в превосходных силах, доколе успел придти на подкрепление его с батальоном майор Кишкин, и, соединясь с ним, споспешествовал к поражению неприятеля». По словам Каховского, Кишкин, «услышав сильную ружейную перестрелку позади, со стороны капитана Крылова, оставил одну часть батальона под командой капитана Домбровского, чтобы охранять дорогу, а с остальной частью быстро возвратился к капитану Крылову, которого подкрепил штабс-капитан Воеводский, и держался до ночи, причинив большие потери противнику, который, помимо убитых и раненых, потерял пленными 3 капитанов, 3 младших офицеров и 30 солдат» (в рапорте Витгенштейна число пленных возрастёт до 160).

Властов писал, что эскадрон Мишковского, «атакованный с фронта кавалерией неприятеля, долго сопротивлялся ему; но, видя большое численное превосходство противника, начал отступать. Едва он углубился в лес, как неприятельская пехота открыла по нему жестокий огонь со всех сторон; бесстрашный эскадрон два раза проложил себе путь через неприятеля и соединился со своим батальоном». В наградном документе сказано, что Мишковский, находясь «на бекете при реке Полоте, когда неприятель переправился через оную, то он долго удерживал его стремление, но, будучи обойден в лесах и отрезан неприятельскою пехотою, отчаянно пробился два раза сквозь неприятеля и с весьма малою потерею присоединился к батальону».[169]

* * *

По словам Вреде, в начале сражения «с обеих сторон огонь был смертоносным; тем временем бригада… Беккерса развернулась под прикрытием моей артиллерии; она вышла из оврага и двинулась на противника со штыками наперевес». Полковник граф Й.Б. Валдкирх с 2 ротами 3-го линейного полка отделился от бригады в лесу и соединился слева с французами, образовав стрелковую цепь. После этого Беккере «направился прямо через лес с десятью ротами этого полка. Я вышел из леса, который находился на поле боя, против деревни, расположенной позади, чтобы захватить неприятельские орудия, размещённые там». Полковник 7-го полка Н. Майо донёс, что 3-й и 7-й полки следовали через дефиле к лесу, но из-за характера местности в излучине, которую образует Полота возле мельницы, можно было идти только по одному человеку, из-за чего случались частые остановки. «Голова 7-го полка, который двигался за 3- м, достигла места своего назначения, за исключением маленькой части хвоста 1-го батальона; он построился сбоку от 3-го полка».

Лейтенант 7-го полка Ф. Хаусман вспоминал, что эти полки “построились в колонны и скрылись в зарослях сада поместья, выжидая момента под командой генерала графа Беккерса; старшие офицеры и адьютанты были спешены. Они прошли через ряды зарослей и изгородей из терновника, которые окружали сад, справа от деревни Спас спустились в широкий ров, окружавший поместье; этот ров был связан с руслом Полоты. Тогда они направились в дефиле, образованное узким пространством между речкой и высоким крутым берегом, чтобы в этом направлении добраться до Громевского леса и обойти, таким образом, левое крыло неприятеля, расположенное между этим лесом и деревней Спас, окрестности которой были для нас очень неудобными”. Преодоление упомянутых препятствий привело к тому, что когда “голова бригады почти достигла оконечности леса, тогда её хвост (2-й батальон 7-го полка) едва пришёл в движение”. Из-за этой медлительности между подразделениями возникли значительные интервалы.

Наступление 19-й дивизии зависело от продвижения 20-й. «Как только началась канонада, — писал генерал Деруа, — я послал моего первого адьютанта подполковника Хертлинга вправо вперёд к деревне, чтобы сообщить мне о моменте, когда прибудет генерал Вреде. После того как канонада длилась некоторое время, показались его войска, о чём я был извещён подполковником Хертлингом». Тогда Деруа приказал своей пехоте наступать в следующем порядке: «Сначала генерал Раглович со 2-й бригадой: во главе был 3-й батальон лёгкой пехоты, затем шёл 10- й линейный полк Юнкера, потом 4-й полк; 3-я бригада следовала за 2-й, а именно: 8-й линейный полк герцога Пиуса, затем 4-й батальон лёгкой пехоты Теобальда; в конце шла 1-я бригада, 9-й полк и 1-й батальон [1-го] полка линейной пехоты Короля. 2-й батальон этого полка и 1-й батальон лёгкой пехоты Гедони остались на своей позиции. Выступила только батарея Графенройта, после того, как прошла вся пехота. Диспозиция была точно соблюдена». Сам Деруа явился перед войсками «в полной униформе, со звездой и в шляпе с пером».

В 16 ½ час. 10-й полк получил приказ выдвинуться из своего расположения и «продвинулся в укрытии до мельницы, расположенной в этом месте; полк двигался в колонне; по прошествии четверти часа он получил приказ наступать». Графенройт пишет, что, по прибытии на новую позицию он «приказал половине батареи под командой храброго лейтенанта Гунти разместиться между 4-м и 10-м полками; они скрывались в овраге у мельницы Спас. С остальной моей батареей я оставался на возвышенности в 400 шагах от этой мельницы».

Здесь следует уточнить, что 3-й лёгкий батальон уже с утра находился возле Спаса. «В 4 часа вечера батальон соединился в этой деревне; он получил приказ, с началом сильной канонады сформировать авангард атаки, направленной против неприятеля, размещённого напротив нас. В 5 часов, когда на самом деле раздался сигнал атаки, батальон направился левым флангом вперёд (1а gauche en tete) на дорогу, где разместился в колонне повзводно; под очень жестоким огнём он выдвинулся к мосту, через который проходила дорога, ведущая к неприятелю; по ту сторону моста стрелки растянулись в самое рассеянное построение и двинулись вперёд. Ружейный огонь увеличивался в то время, когда батальон развёртывался, генерал-майор Раглович постоянно находился во главе его; противник был тотчас отброшен”.

По словам Рагловича, в 16 часов «Гувьон-Сен-Сир отдал приказ атаковать. 2-я пехотная бригада дивизии Деруа получила приказ выйти в колонне из имения иезуитов, расположенного в Спасе, развернуться влево и быстро атаковать. 2-я бригада дивизии Вреде действовала справа от этого имения, она построилась в линию. Французская дивизия выдвинулась слева от нас; третья бригада дивизии Деруа следовала за нашей. Сигнал к бою был дан артиллерией, началась беспрерывная канонада с наших батарей, размещённых на позиции».

Таким было начало сражения, как оно описано в немецких документах. Предупреждённый подготовительной канонадой, Витгенштейн имел время выстроить свои войска. Дибич справедливо отметил, что «общая комбинация его [Сен-Сира] атак была очень хороша, но её исполнение можно оценить как ошибочное в деталях, поскольку колонны не атаковали достаточно быстро; именно это дало время русским войскам построиться и уверенно встретить неприятеля. Несомненно, что дело следовало начать с концентрического огня массы артиллерии, но этот огонь должен был лишь на несколько мгновений предшествовать атаке пехоты, которая одна могла принести значительный успех».

Властов писал, что «неприятель атаковал нашу пехоту с такой силой и быстротой, что она подалась назад; но храбрый полковник Ридигер, увидев это, немедленно бросился в полном порядке на неприятельские колонны с тремя эскадронами Гродненских гусар, которыми он командовал, вынудил их остановиться и отступить», и, несмотря на ружейный огонь и огонь всех неприятельских батарей, продержался до того времени, когда Властов, «отступив к кладбищу, занял выгодную позицию в лесу» и дал ему приказ отойти.

вернуться

169

Fabiy. IV. 645, 681-84, 689-90, 698; IV. Annexe. 58; Maillinger. 92–93; Volderndorf. III. 114; Heilmann. 225; ВУА. XVII. 300; Бутурлин. I. 366; Бантыш-Каменский. IV. 17; Богданович. I. 400; Поликарпов. 332-33.

43
{"b":"222228","o":1}