ЛитМир - Электронная Библиотека

"В это время, -

пишет Меерхайм,

мы находились в нескольких сотнях шагов от подножья крутой возвышенности, на которой располагалась горящая деревня Семеновская с ее укреплениями, батареями и массами пехоты. Вплоть до подножья названной высоты местность постепенно понижалась, но не очень крутыми склонами, и завершалась... оврагом с довольно широким и ровным дном, поросшим справа от нас небольшим кустарником".

Выставленная на этой позиции французская кавалерия несла чувствительные потери от огня русской артиллерии, в частности, и дивизии Пажеля,

"поскольку она, вследствие своего расположения, составляла как бы стрельбищный вал позади артиллерии". "Едва мы вышли в линию, -

вспоминал Био, -

как началась канонада. После второго выстрела я увидел, как перед нашим фронтом пронеслась лошадь, всадник которой опрокинулся на ее круп; я узнал бедного полковника Дезира (командир 11-го конно- егерского полка - А.П.), которому русское ядро снесло череп. С этого момента нас беспрерывно осыпало гранатами, ядрами и картечью". Был тяжело ранен в левую руку адьютант Пажеля капитан Добентон, множество людей было убито. Жестоко пострадал от огня и 4-й корпус. Генерал Х.Лепель, ехавший на маленьком жеребце и одетый весьма изысканно, как на параде в Касселе, был тяжело ранен в левую руку; командование вестфальской бригадой принял полковник К.Бастинеллер. Были тяжело ранены командиры полков Цастрова Ф.Трютчлер и 1-го вестфальского

П.Гильза, погиб шеф эскадрона И.Яблонский и ординарец Латур-Мобура М.В.Бидерман. Под самим генералом, который выехал далеко вперед, чтобы осмотреть русские позиции, была убита лошадь. По свидетельству Лейссера, Латур-Мобур

"совершенно спокойно остался стоять со скрещенными руками рядом со своей убитой лошадью, под смертоносным огнем отдавая приказы, пока ему не подвели другую".

Находясь на этой позиции, саксонцы видели слева от себя атаку на курганный редут (атака Ш.А.Бонами произошла около 9 час. -

А.П.), "следовательно, -

справедливо заметил Шрекенштейн, -

между нами и вице-королем оставалось незанятым очень значительное пространство ".

"И совсем уж была наша победа..."

Отрезок времени между 9 и 9.30 час. был, вероятно, самым критическим в ходе сражения. По мнению французов, в частности Пеле и Гурго, в 9 часов победа была у них почти в руках, поскольку они завладели двумя главными опорными пунктами русских: Семеновскими укреплениями и центральным редутом. Взятие этого редута, - писал полковник Л.Гриуа, - это -

"героический успех, который, как нам казалось, решил победу, разрезав центр неприятеля и разделив два его крыла... Успеха можно было добиться в 9 часов утра, после взятия большого редута ".

В этих оценках, впрочем, не учитывается состояние русской армии, которого французы тогда в точности не знали. Между тем Багратион, видя дальнейшее наращивание неприятельских сил перед своим фронтом, обращается за помощью теперь уже к Барклаю и Кутузову. Барклай сообщает, что уже в самом начале сражения

"князь Багратион потребовал подкрепление; к нему отправлен был весь 2-й пехотный корпус и вскоре потом по вторичной его просьбе гвардейские полки: Измайловской, Литовской и Финляндской".

Примерно около 8 часов был отдан приказ К.Ф.Багговуту выступить на левый фланг; в 8 часов выступила 17-я дивизия, через полчаса - 4-я. Примерно в то же время К.Ф.Толь, по приказу М.И.Кутузова, направил к Багратиону три полка 1-й кирасирской дивизии, сводно-фенадерскую бригаду Н.Е.Кантакузена и гвардейскую бригаду М.Е.Храповицкого. Две последние прибыли к д.Семеновское около 9 часов, ибо находились недалеко, так как по распоряжению Толя гвардейская дивизия еще в 5 часов утра

"заняла

позицию позади правого фланга 2-й армии

для подкрепления оной ".

Коновницын прибыл к "флешам" приблизительно в конце 8-го - начале 9-го часа. Он, - пишет Сен-При, -"во главе своей дивизии отбил флеши и был поддержан кавалерией 2 армии, отбросившей французские колонны в лес. Французы однако возобновили атаку, снова овладели флешами, и пришлось двинуть против них резерв гренадер, которые выбили их оттуда в третий раз. В это время,около 9 часов утра был ранен пулей в ногу князь Багратион, а также граф де Сен-При в грудь " (в одном из документов указано, что Сен-При "еще часу в 10-м был ранен"). Вскоре после отбития флешей, - пишет Коновницын, -"получаю известие, что Багратион и его генерал штаб Сен- При ранены, коих уже понесли, и мне, как на сем пункте старшему, Багратионом оставлено главное начальство". По рассказу А.П.Ермолова, "Князь Багратион, боготворимый войсками, указуя путь бригаде полковника князя Кантакузена, оживляющий ее своим присутствием, получает тяжелую рану", и в это же самое время"полковник князь Кантакузин, изгоняя неприятеля из захваченного им укрепления, убит". (Согласно одному документу, Кантакузен был убит"во время начала сражения"[18]).

Таким образом, в самый напряженный момент, когда 2-я армия вынуждена была уступить неприятелю свои главные опорные пункты - флеши и курганный редут - она потеряла еще и своего "боготворимого" командующего! Удар был почти смертельный. Какое-то время по инерции борьба продолжалась. Русские войска, не зная еще о ранении Багратиона, пытались отбить укрепления. Генерал Шелер писал, что борьба за южный люнет длилась до 10 часов, причем вюртембержцы так и не выпустили его из своих рук. С другой стороны французы, также из последних сил, пытались завладеть дер. Семеновское. Р. Солтык, со слов генерала М. Сокольницкого, рассказывает, что после взятия флешей Ней "собирался штурмовать третье укрепление, которое прикрывало деревню Семеновскою. Эту задачу получила дивизия Разу; при своей первой атаке она была атакована русской кирасирской дивизией и отброшена, но она атаковала вновь и овладела укреплением".

Тогда Багратион бросил в бой гренадеров К.Мекленбургского и кирасир, и

"дивизия третьего корпуса, имевшая задачу защищать Семеновскую, не смогла противостоять этому удару, и деревня вновь была взята русскими".

Сокольницкий, бывший свидетелем этого отступления, помчался к императору, чтобы просить подкреплений. Саксонцы также видели, как

"одна дивизия из корпуса Нея, которая от только что захваченного шанца бросилась на неприятельские войска, выстроенные на пожарище Семеновского, была оттуда отбита и в беспорядке спускалась с возвышенности".

Даже К.Толь признавал, что

"в 10 часов удалось неприятелю овладеть не только нашими тремя флешами..., но и дер.Семеновскую",

однако гренадеры под командой генерал-майора Бороздина 1-го (?)

"сбили неприятеля на

всех

пунктах и прогнали до самого леса".

Не менее сложная обстановка сложилась и к северу от деревни, где, согласно диспозиции, ранним утром располагалась 12-я пехотная дивизия И.В.Васильчикова, построенная в две линии батальонных колонн. В первой линии в овраге Семеновского ручья стояли Нарвский и Смоленский полки подполковника А.В.Богдановского; вторая линия - Ингерманландский и Алексопольский полки полковника К.К.Панцербитера - стояла в 200 метрах позади на отлогости холма. Позади этой дивизии стоял 4-й кавалерийский позади на отлогости холма. Позади этой дивизии стоял 4-й кавалерийский корпус. Но уже в начале боя за Семеновские флеши Багратион призвал к себе вторую линию 12-й дивизии и кавалерийский корпус.

"Сие побудило меня, -

пишет Раевский, —

потребовать сикурсу, который я получил из трех егерских полков под командою полковника Вуича".

Это были 18, 19 и 40 егерские полки 1-й армии, и, значит, сикурсу Раевский просил у Барклая. Тогда же Барклай послал ему и кавалерию К.А.Крейца. Последний вспоминал, что

"на самом рассвете

получил он повеление графа Барклая чрез полковника Закревского

спешить на левый фланг батареи Раевского".

Из рапорта Ф.К.Корфа мы узнаем, что эта бригада из Сибирского и Иркутского драгунских полков выступила в 8 часов утра. Когда же французы в 9-ом часу стали выдвигаться для атаки редута, Раевский, вследствие малочисленности оставшихся у него войск, свернул их в колонны и 4 батальона 12-й дивизии поставил слева от редута, а 4 батальона 26-й - справа. Тем самым пространство между батареей Раевского и дер.Семеновское почти совершенно оголяется от русских войск. Примерно в 9 - 9.30 час. Е. Вюртембергский вел свою дивизию по проселочной дороге, ведущей правее мызы Князьково, направляясь на левый фланг. По приказу полковника Толя он повернул свои полки направо и вывел их из кустарников в поле, на расстоянии около версты от батареи Раевского. Каково же было его удивление, когда он обнаружил здесь "очень значительное, никем не занятое пространство или, лучше сказать, в тот момент центр русской армии был полностью пустой", лишь возле курганного редута находились массы русских войск. Принц Евгений построил свои полки фронтом к батарее в две линии батальонных колонн. Следует, правда, добавить, что в этом районе находились гвардейские полки Преображенский, Семеновский и Финляндский под командою генерала Г.В.Розена, но они стояли ближе к зарослям, так что в первой линии русских войск действительно не было[19].

вернуться

18

Griois L. Memoires militaires. Vol.2. Paris, 1909, p.35, 40; Россия первой половины XIX в. глазами иностранцев. Л., 1991, С.149; Бородино, С.112, 342, 297, 394, 358, 148; Бумаги П.И.Щукина. 4.7. М., 1903, С.145; Записки А.П.Ермолова. М., 1991, С.189; М.Е.Храповицкий получал приказы уже от Коновницына, и было это задолго до 12 часов. Ивченко Л. Указ. соч., С.29-30. Мы считаем полностью доказанным вывод А.Васильева и Л.Ивченко о том, что Багратион был ранен в самом начале 10-го часа. По инерции бой за "флеши" продолжался еще какое-то время, и к 10 - началу 11-го часа 2-я армия отошла за овраг. Следовательно, бой за "флеши" длился только четыре часа, вопреки тому, что сочиняют некоторые отечественные авторы. Гарнич, например, писал, будто "семь неприятельских атак на флеши были в течение семи часов отражены русскими войсками" (Гарнич Н.Ф. 1812 год. М., 1956, С. 162). 8 атак на флеши - это чистейшая выдумка нашей историографии, реальное число их было три-четыре. Но все это нисколько не умаляет значение боя за Семеновские укрепления и не дает основания рассматривать последние только как передовые укрепления, затрудняющие противнику подход к основному узлу обороны - Семеновскому оврагу. Бой за "флеши" был чрезвычайно упорный, интенсивный, кровопролитный. Противники вводили в дело все новые дивизии, а Багратион уже использовал все свои резервы и даже часть войск 1-й армии. Вряд ли передовые укрепления отстаивались бы столь большими силами и с таким кровопролитием. Рвущиеся в бой войска противников столкнулись здесь лоб в лоб и понесли тяжелейшие потери. Так что, с одной стороны, за овраг отошли основательно измотанные и деморализованные войска 2-й армии, а с другой стороны, потрепанные войска Нея и Даву были уже бессильны их преследовать и, тем более, продолжать атаку за Семеновский овраг. В бою за "флеши" войска противников разбились друг о друга, требовались передышка, наведение порядка в рядах, а главное - введение в бой резервов.

вернуться

19

Бородино, С.323-324; Soltyk, S.199, 204, 209. Об этой атаке пишут и некоторые историки, однако следует учесть, что прямых доказательств, которые исходили бы от ее непосредственных участников, мы не имеем; не упомянута она ни в рапорте Нея, ни в мемуарах офицеров из его корпуса

5
{"b":"222229","o":1}