ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Форма воды
Автомобили и транспорт
Анна Болейн. Страсть короля
Секрет индийского медиума
Любить Пабло, ненавидеть Эскобара
Заповедник потерянных душ
Второй шанс
Таинственный портал
Фатальное колесо. Третий не лишний

Около 10 час. Е.Вюртембергский получил лично от Барклая приказ отбить захваченную французами батарею Раевского. Принц повел вперед бригаду Д.И.Пышницкого (Кременчугский и Минский полки). Но когда неприятельские ядра стали уже долетать до этих полков, вырывая из фронта целые ряды, вновь подъехал Барклай и объявил, что батарея уже отбита Ермоловым. Адъютант Ермолова П.Х.Граббе вспоминал, что произошло это в 11-м часу. Е.Вюртембергский получил приказ занять позицию слева от курганной батареи, двинувшись навстречу сильной колонне французской пехоты, выдвигавшейся между батареей и дер. Семеновское. Около 11 -ти часов, - пишет Барклай, - "я сам прибыл к 2-й армии для узнания позиции ее, я нашел оную в жарком деле и войски ее в расстройстве. Все резервы были уже в деле". Барклай поспешил возвратиться, чтобы привести с правого фланга 4-й корпус. А.П.Ермолов рассказывает, что когда пронесся слух о смерти Багратиона

"войск не можно было удержать от замешательства...

В одиннадцать часов

утра вся 2-я армия была в таком состоянии, что

удаленные вне выстрела

войска ее едва могли быть приведены в какой-либо порядок и резерв ее уже участвовал в сражении и также потерпел урон". "Как Багратиона ранило, -

вспоминал Тихонов, -переводить нас за овраг начал Коновницын, этак около полудня... Пехота французская за овраг не переходила, а отлеживалась за шанцами и за кустиками".

По словам Сен-При,

"оборона флешей стоила нам уже очень дорого, а превосходство в численности и калибре французской артиллерии причинило много вреда, и при последней атаке французов мы были вынуждены очистить флеши и отступить

на батарею у деревни".

Как видим, войска обеих армий, дравшиеся за Семеновские укрепления, в ранние утренние часы расшиблись друг о друга, понесли огромные потери и не могли вести бой с прежней интенсивностью. Требовались свежие силы.

"Этот центр, - писал Ф.Глинка, - истончавший, протертый требовал надежной подкладки!".

В 10-м часу Кутузов принимает два важных решения. Уварову с Платовым приказано осуществить диверсию на левом фланге французов с целью отвлечения их сил от центра и левого фланга русской позиции. Милорадовичу с 4-м пехотным и 2-м кавалерийским корпусами велено сблизиться к центру позиции[21].

Бой за сожженную деревню

В 10 часов Наполеон отдает приказ двинуть в сражение резервы. Несколько человек приписывают себе честь передачи этого приказа. Сокольницкий рассказывал Солтыку, что после сообщения императору о положении дел у Нея он получил повеление вести в дело дивизию Фриана, что и было исполнено. Полковник Л.Ф.Лежен уверяет, что именно он доставил Фриану приказ взять Семеновскую, а Мюрату - поддержать генерала кавалерией. Дедем утверждает, что

"император сам велел мне, как и всей дивизии Фриана, двинуться направо. Мы оставались несколько минут в колоннах, подвергаясь артиллерийскому обстрелу. Два моих адъютанта, сын генерала Фриана и многие офицеры штаба были ранены. Вскоре нас выдвинули в центр, чтобы прикрыть

Семеновское, переходившее несколько раз из рук в руки".

По свидетельствам саксонцев, в 10 часов утра дивизия Фриана справа от них двинулась в наступление против Семеновской , тогда же и Латур-Мобур получил задание поддержать эту атаку. Мюрат пишет, что сразу после занятия флешей 4-й кавалерийский корпус

"получил приказ выдвинуться,

перейти овраг и атаковать артиллерию и пехоту,

которые находились в деревне".

Подробности принятия этого решения сообщает Ж. Рапп.

"Мы слишком усилили свой правый фланг,

и король Неаполитанский один подвергался губительному огню

батарей Семеновского.

У него были лишь конные войска; глубокий овраг отделял его от деревни, и овладеть ею было нелегко: тем не менее это было необходимо, чтобы не быть в конце концов разгромленным картечным огнем".

Генерал А.Д.Бельяр предложил оттеснить русских

"и, повернув налево, ударить на

редут. "Скачи к Латур-Мобуру, - отвечает ему Мюрат, - прикажи ему взять бригаду кирасир французских и саксонских, перейти овраг, изрубить всех, галопом влететь с задней стороны на редут и заклепать орудия... У тебя в распоряжении будет батарея в сорок орудий и часть резерва"[22].

В это же время выдвигается вперед и дивизия М.Клапареда.

"Часов в 10,

- вспоминал Брандт, -

прискакал ординарец императора. Мы тотчас же взялись за ружья и двинулись, ...сделав налево-кругом. Таким образом мы пересекли порядочную часть поля боя, следуя по заливному лугу, по которому струился небольшой ручей. Справа от нас кипел бой,

слева

стояли длинные ряды кавалерии в линиях, в которых неприятельский огонь пробивал большие бреши. Мы также потеряли нескольких людей от ядер, которые иногда ударяли в колонну. Мы продолжали наше движение вдоль склона возвышенности, справа под нами вился медленнотекущий ручей - должно быть Каменка, — вскоре затем вступили на широкую луговую долину, ...где вновь сделали привал"
.

Упомянутая Брандтом кавалерия - это кавалерийский корпус Л.П.Монбрена, жестоко страдавший от огня русских орудий.

"Желая избавить своих солдат от этого бесполезного истребления, Пажель отправил своего второго адъютанта капитана Био для разведки в направлении Колочи менее открытой позиции, где ему можно было бы развернуть дивизию. В тот самый момент, когда этот офицер приблизился к месту, указанному генералом, он увидел приближение

Висленского легиона, который генерал Клапаред размещал тут для образования стыка между Неем и принцем Евгением". "Мы были совершенно незащищенными, -

вспоминал сам Био. -

Генерал послал меня влево, чтобы осмотреть место, которое казалось свободным, в тот же самый момент, что и я, туда прибыл Висленский легион... Это сделало для нас невозможным сделать ни малейшего движения".

Итак, в 10 - начале 11-го часа Био встретил дивизию Клапареда и доложил об этом своему генералу. Несколько минут спустя к правому флангу дивизии подъехал генерал Монбрен и направился к Пажелю. Био дословно передает их разговор.

"Ну, Пажель, как ты себя чувствуешь? - "Не очень хорошо, - ответил мой генерал, - Я настолько открыт, что не пропускаю ни одного выстрела". - "Что же ты не переместишься влево? Мне кажется, там виднеется складка местности; которая может тебя немного прикрыть". - "Я уже посылал разведать", - ответил Пажель. - "Висленский легион и Итальянская армия заняли эту позицию, так что мне невозможно сделать ни шагу". - "Кого ты посылал?" - "Био исполнил, мой генерал". - "Ну, хорошо, - прибавил Монбрен, - Поедем все-таки посмотрим ".

И вот мы последовали вдоль нашей линии. Генерал Монбрен держался справа, подставив бок неприятелю, генерал Пажель - посередине, а я был слева; так мы двигались втроем вдоль фронта. Позади нас ехал эскорт, но ни одного адъютанта генерала Монбрена не оказалось у него по бокам. Внезапно я услышал глухой звук... В тот же момент генерал Монбрен повалился вниз со своей лошади".

Тогда Монбрен

"проезжал шагом как раз вдоль фронта прусского уланского полка и, будучи поражен в правый бок ядром, успел очень спокойно произнести: "хороший выстрел" и безжизненный упал с лошади".

Хирург вюртембергского полка Х.Роос находился в это время в овраге, где протекал небольшой ручей, поросший кустами.

"На расстоянии примерно в 30 шагов слева от себя,

- пишет он, -

я увидел, как уважаемый и любимый нами генерал Монбрен внезапно побледнел и, покачнувшись, упал с лошади. Я поспешил к нему на помощь, но меня опередили французские врачи. Осколок гранаты смертельно ранил его в область живота".

Так в самом начале 11-го часа французская кавалерия лишилась одного из прославленных своих командиров. Для всех войск корпуса незабываемым останется момент, когда один из адъютантов павшего генерала проехал вдоль их фронта, чтобы объявить им весть о понесенной потере. Монбрен был чрезвычайно храбрым и честным человеком, который не знал страха в опасности и во всей армии пользовался высшим почетом.

вернуться

21

Н.А.Троицкий справедливо заметил, что дивизия Фриана "считалась у французов такой же образцовой, как у русских дивизия Коновницына" (1812. Великий год России. М., 1988, С.149). Военный журнал, 1848, № 1, С.62-65; Бородино, С.226, 333, 353; Записки А.П.Ермолова, С.189: В "Описании сражения" К.Ф.Толя говорится, что решение о перемещении войск Милорадовича и о диверсии кавалерии Уварова и Платова было принято около полудня. На самом деле это произошло между 9 и 10 часами. 4-й корпус выступил к центру позиции задолго до полудня (Бородино, 325. 386).

вернуться

22

Россия первой половины XIX в... С.171-172, 131; Soltyk, s.209; Schreckenstein, S.50; Minkwitz, s.6, 8; Difurth, s.70.

7
{"b":"222229","o":1}