ЛитМир - Электронная Библиотека

Красный корпус катера врезался в перо руля с сокрушительным ударом, угодив в его наружный край. Инерция миниатюрного суденышка подбросила корму в воздух, поставив его практически на попа. Питт вылетел из кокпита, но удержался за штурвал, когда катер упал обратно, снова ударившись о руль, на сей раз сверху, повредив баллер и слегка погнув верх пера.

Вдребезги разбитый красный катер соскользнул с руля, и его мотор, захлебнувшись, булькнул и замолк. Бурлящая кильватерная струя сухогруза отшвырнула суденышко, а корабль продолжил свой путь.

Питт ухватился за голень, рассеченную о ветровое стекло, однако больше он никак не пострадал. Через минутку подплывшая Лорен взобралась на борт медленно погружающегося катера.

— Ты цел? — спросила она. — Столкновение было то еще.

— Я в порядке. — Разорвав свою футболку, Дирк перевязал окровавленную ногу. — Вот только не уверен, что от этого будет толк.

Он провожал взглядом могучую громаду сухогруза, неудержимо приближающегося к круизному лайнеру. Поначалу никакого очевидного изменения курса не было, но потом нос «Тасманской звезды» начал почти незаметно уклоняться влево.

Когда Питт врезался в перо руля, вывернув его на двадцать градусов, автопилот корабля попытался скорректировать курс. Но прежде того повторный удар катера повредил баллер, заклинив перо руля в этом положении. Как ни старалась автоматика мостика, но справиться с таким повреждением она не могла. Питт сбил сухогруз с курса. Но будет ли этого достаточно?

На борту «Величия морей» капитан Франко заметил перемену.

— Он поворачивает! — Взгляд капитана был прикован к сужающемуся промежутку. — Поворачивает…

Дюйм за дюймом, фут за футом, а там и ярд за ярдом нос «Тасманской звезды» стал уклоняться к берегу. Все находящиеся на борту «Величия морей» взирали на него с надеждой, молясь, чтобы сухогруз прошел мимо. Но разрыв между кораблями слишком мал. Столкновение неизбежно.

Под корабельный гудок команда и пассажиры приготовились к удару. «Тасманская звезда» все приближалась, словно притягиваемая скулой правого борта лайнера. И все же в последний момент высокий нос сухогруза уклонился от сокрушительного удара, вильнув на волосок от ахтерштевня «Величия морей». Нос грузового судна прошел целых двадцать футов, прежде чем раздался первый визг раздираемого металла.

Сухогруз содрогнулся, зацепившись о нависающую над ним секцию кормового подзора «Величия морей». Массивный корабль даже не замедлил хода, прорываясь вперед и по пути раздирая в клочья сталь. И так же внезапно, как ударил, транспорт вдруг разорвал контакт, устремляясь к берегу. Все еще сохраняя добрых двенадцать узлов скорости, грузовой корабль теперь нес еще и двадцатифутовую секцию юта «Величия морей», застрявшую у него на баке.

От удара круизный корабль дал резкий крен на бакборт, но мало-помалу выровнялся. Его капитан не верил собственным глазам. Донесения, передаваемые на мостик, сообщали лишь о небольших структурных повреждениях. Пассажиров на корме не было, так что обошлось без единой травмы. Катастрофа миновала их буквально на волосок.

Наконец, осознав, что корабль уцелел без единой жертвы, капитан позволил своему облегчению перейти в гнев.

— Приготовить офицерский катер к спуску, — приказал он ближайшему матросу. — Когда я оценю повреждения, то пойду и уложу этого клоуна, как только он ступит на берег.

Он не смотрел вслед «Тасманской звезде», подразумевая, что та, в конце концов, сбросит ход и повернет к торговому порту Вальпараисо. Но сухогруз так и шел прежним курсом, устремляясь к узенькому песчаному пляжу вдоль набережной города.

Канадская пара среднего возраста, немного перебравшая местного шардоне за ленчем, дремала на песочке, когда «Тасманская звезда» коснулась дна в нескольких ярдах от линии прибоя. Днище заскребло по грунту, и воздух наполнил басовитый скрежет, будто от циклопической кофемолки. Нос легко разрезал мягкий песок, и прежде чем потерять скорость, корабль пропахал весь пляж, сровняв с землей ларек мороженого, хозяин которого благоразумно удрал.

Когда корабль-призрак со стоном засел на мели, окружающие зеваки уставились на него в недоумении. Единственными признаками жизни на борту застрявшего судна были только гул двигателей да все взбивающий воду винт.

Услышав шум и ощутив накрывшую его тень, дремавший канадец, не раскрывая глаз, подтолкнул жену локтем.

— Милая, что это там?

Она приоткрыла сонный глаз и тут же села. В десяти футах от них возносились стальные листы борта судна. Их едва не раздавило.

— Гарольд… — пару раз сморгнув, она посмотрела еще разок. — По-моему, наш корабль уже пришел.

7

Лицо капитана Франко, озиравшего исковерканную корму «Величия морей» из закрытого катера, было краснее свеклы. И все же повреждения оказались куда меньше, чем он опасался; изодранный ют по большей части нуждается лишь в косметическом ремонте. Водолазы осмотрят судно ниже ватерлинии, но судя по всему, с повреждениями команда справится самостоятельно. Надо перегородить ют, и корабль может продолжить вояж почти без задержки. Франко понимал, что, если придется высаживать пассажиров на берег и возмещать им стоимость билетов, гнев руководства компании падет на его голову. К счастью, эта ничтожная трагедия предотвращена вкупе с куда более крупной. Но корабль для него всегда был своего рода членом семьи, и теперь он пылал яростью на виновных в том, что его изувечили.

— Ведите нас к этому сухогрузу, — велел он молодому рулевому катера.

Вахтенный помощник помахал рукой, чтобы привлечь внимание капитана.

— Сэр, у нас по правому траверзу терпит бедствие малое судно.

Капитан Франко высунулся из открытого входного люка. Неподалеку дрейфовал полузатонувший красный скоростной катер. Пара человек на нем были не только до сих пор живы, но и сидели на носу, махая ему руками.

— Это тот чокнутый, который пошел на таран транспортника своим катером, — тряхнул головой капитан. — Вперед, подберите их.

Катер подошел к тонущему суденышку. Питт помог Лорен подняться на борт, потом и сам запрыгнул следом. Обернувшись, еще несколько секунд рассматривал разбитый скоростной катер, пока тот не ушел под воду.

— Полагаю, придется мне купить кому-то новый катер, — обернулся он к хмурому капитану.

Франко одарил Питта долгим взглядом; это не юный дурак — и не пьяный. Высокий, поджарый и мускулистый. Несмотря на кровавую рану на голени, стоит прямо, со спокойной уверенностью в себе. Обветренное лицо несет отпечаток многих лет работы под открытым небом, на губах играет меланхоличная задумчивая улыбка. И глаза — притягательные зеленые глаза, горящие умом.

— Спасибо за спасение, — сказал Питт, — вы избавили нас от изрядного заплыва до берега.

— Я видел, как вы разбили собственное судно, врезавшись в сухогруз, — отозвался Франко. — Зачем вы едва не погубили себя?

— Чтобы сбить перо руля, — Питт бросил взгляд на поврежденную корму круизного лайнера. — Пожалуй, я малость опоздал.

Лицо капитана стало белее мела.

— О небо, ну конечно! Это вы изменили курс транспортника в последнюю секунду… — Схватив руку Питта, он затряс ее так, что чуть не оторвал. — Вы спасли мой корабль и сотни жизней. У нас не было времени для маневра, этот идиот нас непременно расколошматил бы.

— Он разбил парусник, да и нас чуть не угробил.

— Безумцы! Они игнорировали наши вызовы по радио, так и шли вперед. Смотрите, сели на грунт.

— Должно быть, вахта на мостике была выведена из строя, — заметил Питт.

— Наверняка будет, когда я с ними покончу.

Катер набрал скорость, устремившись к севшему на мель кораблю, но держась подальше от его все еще крутящегося винта. На берегу собралась толпа зевак, вдали завывание сирен говорило о приближении полиции Вальпараисо.

Корабль стоял ровно, разве что с небольшим креном на штирборт. На палубе не было ни души. Длинная металлическая конструкция ленточного транспортера свисала за борт, будто сломанная конечность, почти касаясь воды. Этот конвейер, использующийся для загрузки и разгрузки трюмов сухогруза, сшибло при столкновении с «Величием морей». Франко увидел, что это возможный путь на борт, и приказал к нему причалить.

10
{"b":"222235","o":1}