ЛитМир - Электронная Библиотека

Всплыв у скулы его наружного борта, чтобы ее не заметили, Энн прильнула к корпусу катера. Услышала, как человек спрыгнул на их кораблик, а потом заметила, что судно отваливает от «Дрейка». Выбросив тело из воды быстрым ударом ног, она вытянула руки и ухватилась за стойку леера. Тут двигатель взревел, и катер бросило вперед. Крепко держась, Энн позволила ускорению судна потащить ее тело по поверхности моря и закинула одну ногу на борт. Затем подтянулась и перекатилась по узкой палубе, идущей вокруг крытого кокпита. Полежала без движения, восстанавливая дыхание и собираясь с духом. Катер стремительно несся к берегу. Дорога займет около получаса. Темнота — ее союзница, и Энн ждала, когда почернеют небеса. Соленые брызги секли ее лицо, и приходилось скакать, как ковбою на родео, чтобы удержаться на месте, вознося мольбы, чтобы никто не смотрел в ее сторону.

Пабло со своими людьми постоял у кормового транца несколько минут, внимательно наблюдая за оставшимся позади «Дрейком». Повернутая к их корме баржа скрыла спуск и отплытие крохотного «зодиака». Через несколько минут вся шайка ушла в каюту. Сделав телефонный звонок, Пабло уселся и выпил бутылку пива «Дос Эквис».

Когда небо окутала черная пелена, Энн поползла вдоль релинга назад, чтобы окинуть взглядом открытую палубу. Темнокожий массивный мужчина сидел на боковой банке, прижимая к груди пистолет и глядя назад. Своим высоким лбом и длинной окладистой бородой он напомнил Энн молодого Фиделя Кастро. А перед ним, принайтованный к палубе, стоял ящик Хайланда, служивший ему скамеечкой для ног.

Хотя в перестрелке со всей шайкой все шансы будут против нее, этого одиночку Энн одолеть сможет, тем более что фактор внезапности на ее стороне. Задача проста: во что бы то ни стало выбросить ящик за борт. Может, Питт с кораблем НУПИ смогут отыскать его после. Зато он хотя бы не достанется иностранцам.

Медленно, дюйм за дюймом пробравшись вдоль бокового релинга, Энн бесшумно спустилась на палубу. Из главной каюты, находящейся на несколько ступенек ниже палубы и потому вне поля зрения, доносились голоса. Рубка катера располагалась чуть выше, и Энн видела ноги рулевого в паре-тройке футов от себя. Остается лишь надеяться, что в такой близости от берега рулевой не будет глазеть по сторонам.

Достав компактный «ЗИГ-Зауэр» из кобуры, она ухватила его за ствол и бросилась на Фиделя. Тот ее приближения даже не заметил. Она целила в висок, но ударила слишком высоко, и рукоятка пистолета лишь скользнула по своду его черепа. Хрюкнув, он повалился на бок, выронив пистолет на палубу.

Пинком отшвырнув его в сторону, Энн присела на корточки, чтобы отвязать ящик, принайтованный к банке.

Бандит, лишь оглушенный ударом, прижав одну руку к окровавленной голове, принялся нащупывать на палубе свое оружие. Но вместо него наткнулся на лодыжку Энн. И, в ярости обхватив ее ладонью, изо всех сил дернул к себе.

Сгорбившаяся над ящиком Энн, потеряв равновесие, распростерлась на палубе. Но отреагировала молниеносно, стремительно перекатившись и встав на ноги. Бандит по-прежнему сжимал ее левую лодыжку, так что Энн нанесла яростный удар правой прямо ему в висок.

Застонав, он сжал пальцы сильнее, и она пнула еще раз, попав ему в челюсть. Его хватка, наконец, ослабла, глаза остекленели, и он съехал на палубу.

Энн поспешила обратно к ящику, развязывая один узел за другим. Наконец покончив с этим, оттащила ящик к корме и закинула один конец на транец. Наклонилась поднять второй и вдруг оцепенела, шеей ощутив холодное стальное кольцо.

— Это останется здесь, моя дорогая, — низким голосом пророкотал Пабло, вдавливая ей в кожу ствол «Глока».

16

Мерцающие огни вздымались над берегом волной янтарного сияния, но этот безмятежный пейзаж лишь раздражал Питта. Абрис мексиканского катера давным-давно скрылся, и следить за ним можно было только по ходовым огням. Теряясь вдали, огоньки быстроходного катера понемногу сливались с береговыми, пока совсем не затерялись из виду.

Питт держал румпель ровно, ориентируясь на последнюю видимую позицию катера в надежде, что если тот и изменит курс, то не так уж сильно. Он не знал, что на всем мексиканском побережье к югу от границы на протяжении миль тридцати пяти нет ни одной естественной гавани. Пройдя несколько минут вслепую, они приблизились к побережью и ярким огням на склонах холмов над ним. Море вокруг казалось пустынным, так что Питт повернул «зодиак» к югу. И две минуты спустя они заметили катер.

— Там! — крикнул Джордино, указывая чуть правее по курсу.

В миле впереди проглядывал небольшой каменный мол, протянувшийся в Тихий океан. На первых пятидесяти футах камней соорудили примитивный причал — и возле него стоял освещенный катер с двигателем, работающим на холостом ходу. Подойдя ближе, Питт и Джордино разглядели несколько фигур, движущихся к дожидающемуся четырехдверному пикапу. Две фигуры вернулись к катеру, забрали оттуда продолговатый предмет и погрузили его в кузов.

— Вот наш ящик, — заметил Джордино. — А Энн ты видел?

— Нет, но она может быть одной из сидящих в машине. Я попытаюсь причалить с другой стороны мола.

Подходя к молу, он сделал большой крюк в сторону моря и сбросил газ, чтобы тарахтение мотора было не так слышно. Когда они подошли совсем близко, мексиканский катер вдруг устремился прочь от пристани и, обогнув ее, чуть не наскочил на невидимый «зодиак», после чего погнал вдоль берега.

Лодчонка вздыбилась на кильватерной волне, и ее единственный топливный бачок опрокинулся. Прежде чем поставить его ровно, Джордино встряхнул его.

— На преследование нам топлива не хватит.

Питт увидел, что габаритные огни и стоп-сигналы автомобиля зажглись, и двигатель завелся.

— Тогда нам лучше высадиться на берег.

Он прибавил газу, оставив всякую попытку действовать скрытно, и погнал резиновую лодочку вдоль мола. Благодаря свету от близлежащих домов он видел, что мол протянулся от мелкого пляжа, и погнал «зодиак» через полосу прибоя прямо на песок, выскочив на берег как раз в тот миг, когда пикап тронулся вниз по улице.

Выпрыгнув из лодки, Джордино вытащил ее на берег еще до того, как Питт заглушил мотор. Оба во весь дух побежали к проселку. Пикап был всего в квартале впереди. Не видя иной альтернативы, они припустили следом на своих двоих.

Машина неспешно катила по ухабистой дороге, пока не выехала на мощеную поперечную улицу, ярко освещенную и довольно оживленную. Вдоль нее тянулась вереница крохотных магазинчиков в облупившихся оштукатуренных домах, по большей части уже закрытых на ночь. Но благодаря горстке кантин и ресторанчиков поток пешеходов по тротуарам не прекращался. Свернув налево, пикап ненадолго прибавил скорость, но затем угодил в поток медленно движущегося транспорта. Питт и Джордино достигли перекрестка всего несколькими секундами позже.

— Я как-то не рвусь бежать полуночный марафон без своих беговых трусов с катафотами, — пропыхтел Джордино, провожая взглядом набирающий скорость автомобиль.

— А я забыл свою счастливую повязку на голову, — между вздохами откликнулся Питт.

Оба высматривали что-нибудь похожее на такси, но ничего не увидели. Затем Дирк махнул рукой в сторону следующего угла.

— По-моему, я вижу машину напрокат.

Пара электриков в серых комбинезонах старательно копались в распределительном щите двухэтажного промышленного здания. Отправляясь на халтуру после дня работы в Мексиканской национальной электрической компании, они не побрезговали воспользоваться небольшим фургончиком, принадлежащим работодателю, и сейчас тот стоял в нескольких ярдах от электриков с дверцами нараспашку и орущим радио.

Совершив спринтерский бросок к автомобилю, Питт и Джордино с ходу запрыгнули на передние сиденья. Ключи болтались в замке зажигания. Не успели электрики сообразить, что к чему, как Питт уже завел двигатель и рванул с места, оставляя на асфальте черные следы шин.

— Alto! Alto![12] — закричал один из мексиканцев, отшвырнув отвертку и бросаясь в погоню. Его напарник пару секунд таращился ему вслед, а потом выхватил сотовый телефон и начал лихорадочно куда-то названивать.

вернуться

12

Стой! Стой! (исп.)

18
{"b":"222235","o":1}