ЛитМир - Электронная Библиотека

Пересчитав свалившиеся на него деньги, таксист просиял и крикнул:

— Buen viaje![15]

Подключив топливопровод к бачку, Питт вместе с Джордино столкнул «зодиак» в воду, провел за линию прибоя и забрался внутрь. Навесной мотор завелся без особых проблем, и вскоре они уже выскочили за каменный волнолом.

— Вы уверены, что сможете найти «Дрейк»? — поинтересовалась Энн, озирая черный горизонт. Смотрела она снова бодро, хотя и не без опаски.

— Полагаю, Руди оставит для нас огни зажженными, — кивнул Питт.

Миновав мол, он повернул «зодиак» на север вдоль берега. А пройдя около мили, свернул в открытое море, возвращаясь тем же путем, каким пришли. Оглянувшись через плечо, нашел ориентир — святящиеся окна одинокого домика на холме на одной вертикали с бледно-желтым уличным фонарем на берегу. Держа курс так, чтобы они оставались на одной линии, Питт вел «зодиак» прочь от берега, пока огни не затерялись вдали. Несколько минут они шли в полной темноте, и Энн усердно сражалась со своим страхом потеряться в море. Но когда окружающая их вода стала чернее черного, несколькими румбами мористее замаячило призрачное сияние. Из моря вдали показался одинокий белый огонек, к которому по одному присоединились еще несколько. По мере приближения они разглядели, что огни принадлежат трем судам, собравшимся вместе.

«Дрейк» и баржа стояли борт к борту, а чуть поодаль от них — большой корабль, своей оранжевой полосой на белом корпусе сразу же заявлявший, что это судно береговой охраны США. Пара впередсмотрящих на палубе следили, как Питт подводит «зодиак» к «Дрейку» и глушит мотор.

Увидев Энн, Руди Ганн склонился к ним через борт с явным облегчением.

— Хвала небу, вы целы!

— Осторожно, у нее колесо спустило, — откликнулся Джордино, поднимая девушку к планширу, где Ганн помог ей сойти на палубу.

— Я вызову доктора с «Эдисто», — предложил Руди.

Энн покачала головой.

— На самом деле мне нужен только лед.

— Мне тоже, — подхватил Джордино, подтягиваясь на палубу. — В стакане с порцией «Джека Дэниелса».

Питт остался в лодочке, играя роль такси для врача береговой охраны. Энн быстро устроили в каюте с лодыжкой, обложенной льдом, и дозой болеутоляющего в желудке. Дирк отвез врача на корабль, привязал «зодиак» и вскарабкался на «Дрейк».

Когда он встретился с Ганном и Джордино на мостике, Эл уже успел изложить перипетии их гонки по Тихуане.

— El Matador Питт, а? — ухмыльнулся Ганн.

— Должно быть, в моих жилах течет толика испанской крови. — Дирк со вздохом посмотрел через окно мостика на «Эдисто».

— Ты молодец, что вытащил сюда береговую охрану, но почему они не преследуют мексиканский катер?

— В отсутствие угрозы жизни они не имеют права без санкции входить в мексиканские территориальные воды. Они вызвали мексиканский ВМФ, и тот пойдет впереди, — сняв очки, Ганн принялся старательно их протирать. — К сожалению, у них вроде бы нет судов в этом регионе, так что перспективы скверные. Я думал, будет лучше, если «Эдисто» постоит наготове, пока от вас не будет вестей.

— Благоразумно.

— Похоже, похитители были наготове, ждали, когда мы вытащим «Каракатицу», — заметил Ганн. — А что в том ящике было настолько ценное?

— На этот вопрос я бы тоже хотел получить ответ, — с прищуром поглядел на него Питт.

— Что бы там ни было, — вставил Джордино, — его кончина никого не обрадует. Теперь это немногим больше, чем ничего не стоящий пук спутанных проводов.

— Кстати, раз уж об этом речь, — вспомнил Ганн, — мы заменили судовую радиостанцию запасной со склада. Наверное, надо дать «Эдисто» знать, что мы все можем возвращаться в Сан-Диего.

— Руди, а ты не забыл о незаконченном деле этажом ниже? — Джордино указал в сторону моря.

Тот поглядел на Джордино, задрав свой крючковатый нос.

— Думаешь, мы тут сидели сложа руки и плевали в потолок, пока вас не было?

Отступив в глубину мостика, он указал из окна на баржу. Там, залитая тусклым светом палубных фонарей, стояла «Каракатица», поддерживаемая парой деревянных кильблоков.

— Вы выудили ее без нас! — Джордино обернулся к Питту. — И как мы могли такое прозевать?!

— Наверное, были слишком зациклены на сторожевике береговой охраны. Отличная работа, Руди. Она не доставила вам хлопот?

— Ни малейших. Мы просто подцепили такелаж с батискафа к плавучему крану и подняли. Вышла чисто, как стеклышко, но, по-моему, вам захочется взглянуть на ее корпус.

— Почему бы и не прямо сейчас? — предложил Питт.

Ганн прихватил несколько фонарей, и они дошли на «зодиаке» до носа баржи. На судне царила гробовая тишина; шкипер спал на своей койке с таксой, прикорнувшей у его ног.

«Каракатица» высилась над ними. Борта чистые и сухие, хромовые детали ярко сверкают в свете фонарей — никаких признаков, что бот провел на дне около недели.

Увидев зияющую в корпусе дыру, Джордино негромко присвистнул.

— Должно быть, затонула в мгновение ока.

— Пожалуй, у народа из УППОНИР были основания для подозрений, — проронил Ганн. — Судя по виду, это не несчастный случай.

— Наверное, наши приятели с быстроходным катером подцепили ко дну взрывчатку, — предположил Джордино.

— Должно быть, сработала прежде времени, до того как они наложили лапу на ящик.

— Вообще-то взрывчатку заложили внутри, — Питт рассматривал повреждения, подсвечивая себе фонариком.

— Следы взрыва показывают, что взрывная волна шла изнутри.

Ганн положил ладонь на ощетинившийся щепками участок рядом с дырой — все они торчали наружу.

— Ты прав. Должно быть, взрывчатку разместили в каюте.

Присев под пробоиной на корточки, Питт посветил фонариком в темное нутро. Над ним виднелись остатки камбуза с закопченными переборками и целым кратером в потолке. И все же внутренние повреждения были менее существенны, чем пробоина в корпусе.

Рассматривая повреждения, Питт заметил пару оборванных оранжевых проводов, болтающихся в дыре. Проследил путь проводов через камбуз к кормовой переборке, где они уходили в аккуратно просверленное отверстие. Протиснувшись в пробоину, забрался в камбуз и пошел в сторону кормы через тесную кают-компанию, к лесенке. Провода привели его к ходовой рубке; там он остановился и осмотрел колонку штурвала. Перед сиденьем рулевого обнаружил открытый сервисный лючок, за которым виднелись хитросплетения разноцветных проводов, тянущихся к бортовой электронике. Скоро Дирк отыскал оранжевые. Один был подключен к шине питания, а второй уходил в кожух кулисы газа. А минуту спустя нашел и куда он тянулся, — к потайному тумблеру, установленному под приборным пультом.

Джордино и Ганн, обойдя «Каракатицу», забрались в нее через корму. Найдя Питта у штурвала погруженным в глубокие раздумья, Ганн поинтересовался, что он обнаружил.

— Небольшой изъян в своей гипотезе, — ответил Питт. — «Каракатицу» взорвали не мексиканцы. Это сделал сам Хайланд.

21

Войдя в кают-компанию «Дрейка» вскоре после рассвета, Питт с удивлением обнаружил там Энн, сидящую напротив Ганна и уже заканчивающую завтракать. Прихватив чашку кофе, он направился к их столику.

— Доброе утро. Не возражаете, если я присоединюсь?

Руди жестом пригласил его сесть рядом с Энн.

— Вечно ты портишь мне все веселье.

Питт поглядел на женщину.

— Хорошо спалось?

— Прекрасно, — она деликатно избегала встречаться с ним взглядом.

Питт усмехнулся при виде ее внезапной застенчивости. Вернувшись вчера вечером с баржи, он направился прямиком к себе в каюту, чтобы лечь. Отозвавшись на негромкий стук в дверь, он увидел Энн, стоящую на пороге с видом предвкушения. На ней был свободный корабельный купальный халат, который не мог скрыть бретелек ее белья. Она босиком стояла на здоровой ноге, чтобы снять нагрузку с забинтованной, отечной левой лодыжки.

— Я надеялась, что вы заглянете пожелать мне доброй ночи, — шепнула она.

вернуться

15

Доброго пути! (исп.)

23
{"b":"222235","o":1}