ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Связанные судьбой
Красная таблетка. Посмотри правде в глаза!
Любовь яд
В тени баньяна
Не хочу жениться!
Тень Невесты
Путь художника
Мотив убийцы. О преступниках и жертвах
Бывшие. Книга о том, как класть на тех, кто хотел класть на тебя

— Энн, как вы себя чувствуете?

— Дэн, не ожидала увидеть вас здесь. Мы оба немного устали, но держимся прекрасно.

— Я подумал, что не помешает подбросить вас до дома.

Вышедший следом Питт вручил ей пару костылей.

— Рад вас видеть, Дирк, — Фаулер протянул Питту руку.

— После этих двух дней меня, пожалуй, ваш вид не радует, — обронил тот, отвечая на рукопожатие.

Фаулер заметил, что Питт и сам прихрамывает.

— Вы тоже пострадали?

— Пуля задела икру. Я отделался легче, чем Энн.

— Не могу выразить всей степени своего сожаления, — проговорил Фаулер. — Мы явно не представляли, какой опасности вы оба подвергаетесь. Мы лишь догадывались, что кто-нибудь может попытаться заполучить исследования Хайланда, когда тот пропал. Мы определенно не осознавали всей серьезности угрозы.

— Вы имеете в виду — угроз, — поправила его Энн. — Ну хотя бы для нас они обернулись несостоявшимися.

Фаулер поглядел на Энн с озабоченностью.

— Документация Хайланда у вас?

Нырнув в «Гольфстрим», Питт вернулся с контейнером, набитым лэптопами и лабораторными журналами Хайланда.

— Всё здесь.

Испытавший явное облегчение Фаулер подошел к задней части машины и открыл багажник. Опуская туда контейнер, пришедший следом Дирк обжег начальника службы безопасности взглядом.

— Может, вам это и неизвестно, — сообщил Фаулер, — но эти исследования для военно-морской техники просто бесценны.

— Тогда почему же вы не организовали для их безопасности вооруженное сопровождение? Кто-то готов убить ради этих данных.

— Не тревожьтесь, они отправятся в секретную комнату в недрах штаб-квартиры УППОНИР, как только я доставлю Энн домой.

Вынеся из «Гольфстрима» сумку с вещами Энн, Питт положил ее в багажник рядом с контейнером.

— А вас не подбросить заодно? — предложил Фаулер.

— Нет, спасибо, — отозвался Питт. — На самом деле отсюда я могу дойти до дома и пешком. После нескольких часов в самолете размять ноги мне не помешает,[18] — он повернулся к Энн, чтобы попрощаться. — Удачи с расследованием.

Крепко обняв Питта, Энн поцеловала его и шепнула на ухо:

— Спасибо.

— Побереги ногу.

Он помог ей сесть в машину и помахал вслед, когда та нырнула во мрак.

Левую ногу Питта саднило от пулевого ранения, а правая голень до сих пор ныла после столкновения с сухогрузом в Чили. Немного помешкав на месте, он набрал полную грудь ночного воздуха, прохладного и чистого после недавнего ливня. Затем, закинув свою дорожную сумку на плечо, заковылял по бетону, чувствуя, как по мере ходьбы затекшие мышцы ног становятся пружинистее и эластичнее.

Под вой двигателей, доносившийся с той стороны летного поля, он, миновав ряд ангаров для частных самолетов, шагал к почти заброшенной части аэропорта. Пересек пустынное поле и подошел к одинокому ангару, выглядящему так, будто им не пользовались лет пятьдесят. Строение обступили высокие сорняки, покрытые мазутом вперемешку с пылью. Ряд окон под карнизом демонстрировал непрерывную паутину трещин, землю возле побитого мусорного бака усеивали осколки стекла. Только глаз эксперта при ближайшем рассмотрении сумел бы определить, что обветшалый вид — на самом деле лишь декорация для отвлечения внимания.

Подойдя к боковой дверце, освещенной тусклой желтой лампочкой, Питт протянул руку к рубильнику. Рубильник вместе с крепежной площадкой откинулся на петлях, показав потайную клавиатуру. Дирк ввел код, отключивший сигнализацию и отперший замок двери.

Войдя внутрь, он включил свет — и его встретил целый парк антикварных автомобилей, выстроившихся рядами по всему ангару, сверкая в свете потолочных ламп полированным хромом. Эта собранная им эклектичная коллекция, отражающая его страсть к скорости и красоте в конструировании автомобилей, охватила период от начала двадцатого столетия до 1950-х. Сходство с музеем усиливал самолет «Форд-Тримотор», стоящий обок превосходно реставрированного пульмановского железнодорожного вагона, который его взрослые дети время от времени используют в качестве временных апартаментов.

Питт продефилировал по ангару, попутно хлопнув по крылу «Паккард Спидстер 8 Ранэбаут» 1930 года выпуска, стоящий с поднятым правым капотом у верстака. Добравшись до литой чугунной винтовой лестницы, он вскарабкался в жилые апартаменты на втором этаже, которые занимает вместе с Лорен. Швырнув сумку на стул, вынул из холодильника бутылочку пива «Шайнер Бок», а затем прочел записку, прикрепленную к дверце холодильника полоской скотча.

Дирк!

До твоего возвращения я буду в своем кондо в Джорджтауне. Уж больно много тут автомобильных призраков! Слушания расширенного комитета, вероятно, задержат меня на Холме допоздна. Скучаю.

Целую, целую, целую, Лорен

Опорожнив бутылку, Питт вернулся на первый этаж ангара. Что-то в этом деле Хайланда никак не давало ему покоя, вот только он не мог определить, что именно. Проигрывая в голове недавние события, Дирк никак не мог выудить ниточку, так что натянул потрепанный комбинезон автомеханика и направился к старому «Паккарду». И с чуть ли не религиозным тщанием принялся разбирать его карбюратор с восходящим потоком. К моменту, когда где-то час спустя Питт установил отремонтированный узел на место, он уже в точности знал, что же именно его беспокоит.

27

— Пожалуй, подключить к этому делу Питта — удачная идея, — заметил Фаулер, выезжая из аэропорта.

— Он очень находчив, — глядя в окно, Энн взвешивала свое впечатление о Питте. — Он дважды спас мне жизнь.

— Очевидно, у него недурная репутация по части предотвращения катастроф, — промолвил Фаулер. — Я уверен, что ему можно доверять. Но — только для протокола — знает ли он о работе Хайланда и ее возможностях?

— Общее представление имеет, но на деталях не настаивал. Похоже, в первую очередь его волновала безопасность своего корабля и его команды, — наклонившись, Энн потерла лодыжку. — Вообще-то нам следовало бы выложить ему все факты с самого начала.

— Тут уж ничем не поможешь. На том, чтобы запретить все разговоры относительно этой технологии, настоял Том Черны, и он был неколебим. Полагаю, все мы поражены упорством тех, кто пытается ее заполучить.

Выехав за ворота аэропорта, Фаулер остановился на красный свет.

— Вы живете в Александрии, так ведь?

— Да, близ Старого города, неподалеку от Кинг-стрит. Просто езжайте в город по шоссе Джефферсона Дэвиса.

Кивнув, Фаулер свернул на юг.

— От ФБР никаких новостей не поступало, пока мы были в воздухе? — поинтересовалась Энн.

— Пока ничего. Наверное, пройдет несколько дней, прежде чем мы услышим что-нибудь от мексиканских агентств. А уж о двоих парнях в черном из Айдахо вам известно, наверное, больше, чем мне.

— Судя по внешности — латиноамериканцы. Если они и в самом деле имеют отношение к людям из Тихуаны, то я подозреваю, что они оперативники из Центральной или Южной Америки.

— Венесуэльские бандиты?

— Возможно. Уж чего-чего, а нехватки в мировых державах, желающих воспользоваться этой технологией, нет. Возглавляют список, наверное, Китай и Россия. Может, наняли кого-нибудь вместо своих…

— Не забывайте и иранцев, — Фаулер поддал газу, чтобы проскочить на желтый, и свернул на Кинг-стрит — главную дорогу, рассекающую Александрию надвое.

— Нападавшие вели себя довольно дерзко, — сообщила Энн, — и были хорошо информированы.

— Да, смахивает на то, что они были бесстрашны.

— Вы считаете так же, как я? — осведомилась Энн.

— А именно? — уточнил Фаулер, сворачивая в боковую улицу.

— Им помогал кто-то из наших. Должно быть, утечка информации — возможно, на высоком уровне.

— Возможно, но вы же знаете, какая уйма секретной информации просачивается в прессу. Быть может, кому-то было не так уж трудно прийти к выводу, что Хайланд работает над чем-то важным. А поскольку работал он не в безопасной обстановке, то и стал легкой добычей.

вернуться

18

Видимо, у автора никогда не было пулевого ранения в ногу и, вследствие этого, обильной кровопотери, иначе он вряд ли послал бы своего героя размять ноги после перелета.

30
{"b":"222235","o":1}