ЛитМир - Электронная Библиотека

— Может, вы и правы, — Энн указала вниз по улице.

— Вон там впереди направо, сразу за большим дубом.

Углядев свободное местечко у обочины, Фаулер припарковался позади автомобиля с погашенными огнями, хотя его двигатель работал на холостом ходу. Энн узнала в нем седан «Крайслер 300».

— Почему бы вам не взять завтра отгул? — предложил Фаулер. — За последние сорок восемь часов вы прошли через настоящую мясорубку. Пожалуй, немного отдохнуть вам не помешает.

— Спасибо, но если я буду сидеть сложа руки, то просто сойду с ума. Мне надо выяснить, кто такие эти люди.

Фаулер заглушил двигатель, и Энн выбралась из машины. Но едва она повернулась, чтобы забрать костыли, как ее схватили сзади. Краем глаза женщина смогла заметить нападавшего — высокого чернокожего мужчину, обхватившего ее обеими руками и швырнувшего на крохотный газон. Он тут же всем весом навалился на нее, уперев колено ей в крестец и втиснув лицо в траву ладонью размером с тарелку. Энн побарахталась, пытаясь вывернуться, но, ощутив прижатый к виску ствол, прекратила сопротивление.

— Даже не дыши, — прорычал великан.

Послышался крик Фаулера, затем глухие удары. Несколько секунд спустя зазвенели ключи, и багажник «Форда» открылся. Краем глаза Энн видела, как второй бандит несет что-то к заднему сиденью «Крайслера», а затем запрыгивает на водительское сиденье. Головорез, навалившийся на нее, наклонился и шепнул ей на ухо, обдав зловонным дыханием:

— А теперь лежи тихо и спокойно пять минут, а то старине Кларенсу придется вернуться и сделать тебе больно.

Отпустив ее, он широкими шагами двинулся к «Крайслеру» и небрежно забрался на пассажирское сиденье. Машина рванула вперед, взвизгнув задними шинами, и устремилась вниз по улице. Энн поглядела вслед, пытаясь прочесть номер, но тот был заклеен несколькими полосками технического скотча. Профи, отметила она про себя. Оторвут скотч кварталом дальше, вольются в транспортный поток и будут ехать спокойно, не превышая скорости.

Подскочив, Энн заковыляла к дальней стороне «Тауруса», где нашла Фаулера, лежащего у переднего колеса.

— Дэн! — крикнула она, опускаясь рядом с ним на колени.

Открыв глаза, тот переместился в сидячее положение.

— Я в порядке, — он потер челюсть. — Даже не заметил, как набросились… — Его взгляд постепенно сфокусировался на Энн. — Вы не пострадали?

— Нет, я в порядке. Но это не случайное ограбление, — она головой указала на багажник.

— Только не документы! — выпалил Фаулер, не без труда поднимаясь на ноги.

Вцепившись друг в друга для поддержки, они доковыляли до заднего бампера машины и заглянули в открытый багажник.

Внутри лежала дорожная сумка Энн. И больше ничего.

28

На поминальную службу по Джо Эберсону пришли его коллеги-ученые и конструкторы из УППОНИР, многие из которых взошли на кафедру Аннадейлской церкви, чтобы воздать должное его памяти. Сидящая в середине скамьи Энн чувствовала себя чуточку неуютно, потому что была прикомандирована к агентству только после его смерти. Но Эберсон явно был уважаемым человеком, и это только обостряло ее решимость схватить его убийц.

Фаулер сидел рядом, с небольшой повязкой на подбородке, напоминавшей о вчерашнем нападении. «Скорая помощь» и полиция Александрии, быстро отреагировавшие на вызов Энн, серьезных травм у них не нашли. Но и не обнаружили следов нападавших. Энн уведомила федеральные власти о краже, и розыск «Крайслера» похитителей тотчас был объявлен по всему Вашингтону и окрестностям. К утру его нашли на стоянке возле бакалейного магазина. Заявление об угоне автомобиля поступило еще за сутки до того. Теперь его тщательно обыскали в поисках инкриминирующих отпечатков пальцев и документов Хайланда. К делу приставили специальную команду ФБР, но уцепиться ей было практически не за что.

— Я хотел бы выразить соболезнование семье Джо, — сказал Фаулер по окончании службы. — Может, встретимся у машины?

Энн кивнула с благодарностью, что он предложил подвезти. И вскоре, забираясь в машину Фаулера, она заметила, что Эберсон был очень популярен.

— Он занимался этим делом много лет, — пояснил Фаулер. — Завел множество друзей. Да и врагов толику.

— И какого рода враги? — осведомилась Энн.

— Профессионального. Типичный исследовательский проект УППОНИР распределяет работу по разным компаниям и университетам. Потом мы увязываем все вместе, — а заодно пожинаем все лавры. А маленькие люди, совершающие настоящие прорывы, часто остаются незамеченными. — Он обернулся к Энн. — Не думаю, чтобы кто-нибудь из ученых расправился с Эберсоном и Хайландом, если вы к этому клоните.

— Просто обхожу все базы, — ответила Энн. — Я понимаю, что мы уже говорили об этом, но хочу спросить снова, каковы шансы, что утечка произошла изнутри УППОНИР?

Фаулер нахмурился.

— Возможно все, но я не думаю, что здесь дело в этом. Программой «Морская стрела» занимается относительно небольшая команда. Изрядная часть работы роздана вовне. Вот в этом, полагаю, и заключается настоящий риск — в наших внешних субподрядчиках. Конечно, на верфи есть осведомленные люди, и они явно в фокусе.

— Да, вот почему мы уже прикомандировали отдельную команду СКР ВМС к Гротону.

— Может, оно ничего и не значит, — сказал Фаулер, — но я нахожу несколько странным, что Хайланда и Эберсона убили едва ли не сразу после того, как президент посетил верфь. Я там не был, но занимался списком допущенных.

— Вы предполагаете, что замешан кто-то из Белого дома?

— Не напрямую. Но вы же знаете, Белый дом — сито. Хотя эта администрация и лучше большинства, меня не удивит, если сведения о «Морской стреле» доверили не тому, кому следует.

— А вы можете дать мне список допущенных? — поинтересовалась Энн.

— Разумеется, он у меня в кабинете, если вам нынешних проблем мало.

— На данный момент мы раскидываем широкую сеть. Я бы хотела посмотреть историю всех недавних краж технологий сходной природы. Вы имели дело с какими-нибудь случаями иностранного шпионажа?

— Со времени прихода в УППОНИР — нет, — ответил Фаулер. — По большей части нам приходится иметь дело с потерянными компьютерными дисками и тому подобным. Но здесь я всего год. У нас была парочка дел о шпионаже, пока я работал в армейской исследовательской лаборатории; подозревали и китайских, и израильских шпионов, но так и не набрали достаточно улик, чтобы возбудить дело.

— Замешанные в этом деле как-то не вписываются в характер типичных шпионских оперативников, — заметила Энн.

— Это правда, но никогда не известно, кто подписывает счет.

— Пожалуй, — согласилась Энн. — Не представляете, какое влияние это может оказать на программу «Морская стрела»?

— Я недостаточно искушен в технике, чтобы знать, но очевидно, программа целиком опирается на суперкавитационную модель Хайланда, которая радикально меняет возможности «Морской стрелы». Теперь, когда данные его оригинальных исследований утрачены, программа может быть отброшена назад на несколько лет. Никто не считает, что сможет без труда воспроизвести работу Хайланда, не имея его разработок.

— До сих пор не верится, что у нас их отобрали прямо в Александрии. Откуда они могли знать?

— Трудно сказать. Вероятно, кто-то следил за вами после инцидента в Тихуане. Я склонен думать, что в Айдахо был третий член группы, следивший за событиями. И каким-то образом они смогли без промедления организовать на нас налет здесь. — Он поглядел на нее с тревогой. — Может, вам стоит перебраться в гостиницу на пару дней, просто для страховки?

— Да нет, я в порядке, — возразила Энн, ничуть не заботясь о собственной безопасности.

— И все же я свяжусь с александрийской полицией, чтобы ваш дом патрулировали на регулярной основе, — он потер подбородок под повязкой. — Я бы хотел, чтобы этих типов засадили по полной программе.

Фаулер свернул на парковку у здания штаб-квартиры УППОНИР в центре Арлингтона. Энн предпочла работать прямо в УППОНИР, а не в своем кабинете в СКР ВМС за рекой в Анакостии, реквизировав на время тесный кабинетик без окон рядом с кабинетом Фаулера. С помощью своего лэптопа она могла добраться почти до всех ресурсов, необходимых для криминального расследования, одновременно налаживая связь с командой УППОНИР, работающей над «Морской стрелой».

31
{"b":"222235","o":1}