ЛитМир - Электронная Библиотека

Он поступил работать на медный рудник в Польше, а вскоре уже скакал по всему земному шару, успев поработать на оловянных рудниках в Малайзии, золотых копях в Индонезии и серебряных — в Южной Америке. Обладая сверхъестественным даром отыскивать самые богатые жилы, он увеличивал полезный выход и прибыль повсюду, куда ни приходил.

Но в Колумбии жизнь подкинула ему сахарную косточку. Бёльке стал совладельцем маленького серебряного рудника в департаменте Толима. Проведя тщательный анализ проб, он обнаружил рядом со своим участком куда более ценное месторождение платины. Заявив на него свои права, Эдуард наткнулся на крупную жилу, обогатившую его за считанные месяцы. Празднуя свою удачу в Боготе, Бёльке познакомился с жизнерадостной дочерью бразильского промышленного магната и вскоре женился.

Несколько лет он вел образцовую жизнь, умножая богатства за счет недр — пока однажды, вернувшись домой в Боготу, не застал жену в постели с работником американского консульства. Впав в такое бешенство, какого никогда за собой не подозревал, он проломил тому череп геологическим молотком. Жена отправилась следом — он сокрушил ее шею своими крепкими, крупными руками.

Колумбийский суд, хорошо подмазанный адвокатом защиты, оправдал его на основании временного умопомешательства. Из зала суда Бёльке вышел снова свободным человеком. Но свободным только физически, а не морально. Это событие не только вскрыло старые душевные раны брошенного ребенка, но и причинило новые. Душу его преисполнила кровожадная злоба — и идти на убыль отказывалась. Эдуард алкал мести, обратившись против самых легких жертв, какие мог найти — беспомощных молодых женщин. Крейсируя ночами по трущобам Боготы, он нанимал юных проституток и безжалостно избивал их, давая выход ярости. Когда же однажды ночью его едва не пристрелил бдительный сутенер, он, наконец, отказался от этой отдушины для своего гнева и злобы и покинул Колумбию, продав свою долю рудника.

Вложив средства в неприбыльный золотой рудник в Панаме, Бёльке перебрался туда. За годы до этого он изучал деятельность этого рудника и знал, что им просто плохо управляют. Разработки принадлежали частной американской компании, располагавшей и другими активами, и чтобы завладеть рудником, ему пришлось выкупить всю фирму. Но чтобы сделать эту сделку возможной, Эдуарду пришлось уступить часть прав на рудник коррумпированному панамскому правительству, которое в то время возглавлял Мануэль Норьега. Когда же военные США отстранили того от кормила, правительство, пришедшее ему на смену, наложило лапу на рудник, вынудив Бёльке скопить гору счетов от адвокатов, прежде чем ему удалось вернуть его в свою собственность ценой немалых затрат. В своих убытках он винил американцев, разжигая в душе давно укоренившуюся там ненависть к их стране.

По иронии судьбы, вкупе с горнодобывающим конгломератом Бёльке приобрел небольшой бизнес в Америке, включавший автотранспортную фирму, несколько торговых судов и небольшое охранное предприятие. То, что поначалу представлялось досадной обузой, обернулось главным орудием расплаты.

Каждую ночь Эдуард видел во сне свою жену с американским офицером, заново переживал муки покинутого ребенка и каждое утро просыпался в ярости. Предметом его исступления оставались оба грешника, хоть и давно почившие, а по ассоциации и их родина. Озлобление не покидало его ни на миг. Но вместо того, чтобы давать ему время от времени выход с помощью насилия, его месть избрала новый путь. Опираясь на свой многолетний опыт и знания горнодобытчика, Эдуард развязал собственную экономическую войну во имя возмездия.

Безрадостные темные глаза Бёльке на худощавом, обветренном лице буравили посетителя, а ладони лежали на столе плашмя.

— Я не рвусь возвращаться в Америку прямо сейчас, — неуютно поежившись, признался Пабло. — Я-то думал, что перед следующей фазой пробуду в Панама-сити пару недель.

— Мы отстали от графика поставок, а теперь итоговый срок еще и сдвинулся вверх. Поставка груза состоится через четыре дня. Тебе нужно вернуться незамедлительно.

Артачиться Пабло не стал. Бывший коммандо колумбийских войск специального назначения никогда не перечил приказам. Он проработал на старого австрийца больше дюжины лет с тех самых пор, когда впервые был нанят, чтобы помочь усмирить волнения шахтеров. Все эти годы его непоколебимая лояльность хорошо вознаграждалась, особенно по мере того, как его босс заступал все дальше за черту.

— Мне надо сколотить новую группу поддержки, — сообщил Пабло.

— Нет времени. Тебе помогут двое американских контрактников.

— Сторонним помощникам доверять нельзя.

— Придется попытать судьбу, — отрезал Бёльке. — Ты потерял всю свою команду. Я могу дать тебе нескольких людей Йоханссона, но работе вашего рода они не обучены. Мой вашингтонский представитель уверяет меня, что эти контрактники надежны. А сверх того, — проговорил он, глядя Пабло в глаза, — они осуществили то, с чем твоя команда не справилась. Они добыли данные по суперкавитации.

Бёльке двинул Пабло конверт поменьше.

— Телефонный номер нашего человека в Вашингтоне. Свяжись с ним, когда будешь там, и он организует встречу с контрактниками. Все прочие приготовления уже сделаны, так что вам нужно просто произвести захват и доставку.

— Будет сделано.

— Завтра самолет компании будет стоять наготове, чтобы доставить тебя в страну. Есть вопросы?

— Эта следовательница и люди из НУПИ — с ними проблем не будет?

— Женщина роли не играет, — Бёльке откинулся на спинку кресла, чтобы поразмыслить над вопросом. — О персонале НУПИ мне ничего не известно. Вероятно, за ними стоит последить. — Он снова посмотрел на Пабло.

— Об этом я позабочусь. Действуй по плану. Я в Пекине буду ждать от тебя подтверждения.

Взгляд его потемнел, и он подался вперед.

— Я трудился ради этого момента много лет. Все готово. Не подведи меня, Пабло.

— Не волнуйтесь, Jefe, — выпятил грудь Пабло. — Это легче, чем отнять конфетку у ребенка.

31

Энн ворвалась в УППОНИР в семь утра, да притом бегом, ощутив прилив вдохновения для расследования благодаря подсказанной Питтом возможной взаимосвязи с угонами кораблей. Первым же делом женщина наведалась к доктору Роальду Освальду, сменившему Джо Эберсона на посту начальника отдела морских технических платформ. Она уже познакомилась с этим ученым пару дней назад и отнюдь не удивилась, обнаружив, что он уже сидит за столом, трудясь над отчетом.

Она просунула голову в дверь.

— Можно нарушить ваше утреннее уединение?

— Конечно, мисс Беннетт. Мне не помешает отвлечься от угнетающего положения дел с графиком выпуска нашей новой субмарины.

— Пожалуйста, зовите меня Энн. А без устройства суперкавитации спуск на воду состоится?

— В том-то и дилемма. Утрата и Эберсона, и Хайланда разом отбросила нас назад на месяцы, если не на годы. Без этого устройства возможности судна урезаны до предела. Впрочем, испытание движителя все равно будет во благо, если нам только удастся завершить окончательную сборку.

— А что вам мешает?

— Критические задержки с поставками материалов, как мне сказали.

— А не входят ли в некоторые из этих материалов редкоземельные элементы?

Отхлебнув кофе, Освальд испытующе взглянул на Энн своими блекло-голубыми глазами.

— Тут у меня недостаточно информации, чтобы дать ответ на этот вопрос. Однако — да, определенные редкоземельные элементы играют важную роль в конструкции «Морской стрелы», особенно в движителе и некоторых акустических и электронных системах. А почему вы спрашиваете?

— Я исследую возможную связь между смертью доктора Хайланда и похищением груза моназитовой руды с высоким содержанием неодима и лантана. Насколько важны эти элементы для «Морской стрелы»?

— Чрезвычайно. Основу нашего движителя составляют два весьма передовых электромотора, в свою очередь приводящих в движение внешние водометы, а также остальные механические системы судна. Оба компонента содержат редкоземельные элементы, но особенно моторы.

36
{"b":"222235","o":1}