ЛитМир - Электронная Библиотека

— Освальд снова отхлебнул кофе. — В них используются сверхмощные постоянные магниты, позволяющие совершить скачок в эффективности через несколько поколений. Эти магниты производятся по жестким стандартам Эймской национальной лаборатории и содержат смесь нескольких «редких земель», несомненно, включающих неодим… — Он мгновение поколебался. — Мы полагаем, что система суперкавитации Хайланда также зависит от некоторых редкоземельных компонентов. Подозреваю, вы что-то нащупали.

— Откуда такой вывод?

— Моторы «Морской стрелы» еще не установлены. Первый мотор только-только доделан в научно-исследовательской лаборатории ВМС в заливе Чесапик и готов к доставке в Гротон. А со вторым вышла задержка из-за перебоев в цепочке поставки материалов. Я пока не располагаю всем объемом информации, но, как я понимаю, задерживает нас нехватка редкоземельных элементов.

— А вы не могли бы выяснить, каких в точности материалов это касается?

— Я сделаю кое-какие звонки и дам вам знать. — Он с задумчивым видом откинулся на спинку кресла. — Джо Эберсон был моим другом. Мы каждое лето ездили с ним в Канаду порыбачить. Он был хорошим человеком. Обязательно найдите его убийц.

— Непременно, — угрюмо кивнула Энн.

Она едва успела провести на своем месте пару минут, как позвонил Освальд с алфавитным списком элементов, нехватка которых задерживает спуск «Морской стрелы»: гадолиний, празеодим, самарий и диспрозий. А во главе списка стоял неодим — тот самый элемент, которым оказался богат образчик моназита, прихваченный Питтом в Чили.

Быстрый онлайн-поиск показал, что за последнее время рыночные цены на эти элементы взмыли к небесам. Специалисты по товарным рынкам приводили две причины подорожания. Во-первых, пожар, уничтоживший производственные мощности в Маунтин-Пасс, штат Калифорния — на месте единственного действующего месторождения редкоземельных руд в США. Вторую Энн уже знала: объявление владельцев австралийского месторождения Маунт-Уэлд о временном прекращении производства ради модернизации и расширения добычи.

Переваривая эту информацию, Энн взяла бумаги, оставленные Фаулером у нее на столе. Это оказалась подборка послужных списков всего штатского персонала, допущенного на экскурсию по «Морской стреле». Пропустив работающих в УППОНИР и УНИР ВМС, она принялась изучать оставшиеся имена. И увидев биографию помощника из Белого дома Тома Черны, буквально вытаращила глаза. Пересмотрела ее еще раз, делая для себя пометки, и отправила все на принтер.

Заглянувший в дверь Фаулер вошел к ней с пончиком и кофе.

— Раненько вы даете шороху. И куда же охота завела вас сегодня?

— Поверите ли — на юг Тихого океана. — Энн рассказала ему о подозрениях Питта по поводу рудовоза в Чили и его планах защитить судно, идущее из Австралии.

— Оно везет редкоземельные элементы?

— Да. По-моему, Дирк говорил, что оно называется «Аделаида», идет из Перта.

— Вы, случаем, не собираетесь к нему присоединиться?

— Я думала об этом, но он отправляется уже завтра. Возможно, это гонка за призраками, а я, откровенно говоря, чувствую, что добилась кое-какого прогресса и здесь. — Она пододвинула биографию Тома Черны через стол к нему. — Я не готова объявить, что утечка идет через Белый дом, но полюбуйтесь-ка жизнеописанием Черны.

Фаулер зачитал несколько первых позиций из биографии помощника президента вслух.

— Бывший «зеленый берет», офицер, служил военным советником на Тайване, впоследствии в Панаме и Колумбии. Демобилизовался, чтобы пойти работать в «Рейтеон» в качестве администратора программы направленного лучевого оружия. Далее перебрался на Капитолийский холм как специалист по вопросам обороны. Служил в советах директоров трех оборонительных подрядчиков, прежде чем перейти в Белый дом. Женился на тайваньской подданной, в девичестве Цзюн Лу И. Занимается детской благотворительной программой образования в Боготе. — Он положил бумаги. — Любопытный охват.

— Похоже, он вращался вокруг целого ряда оборонительных систем, воспроизведенных китайцами, — добавила Энн. — А уж Колумбия определенно привлекла мое внимание.

— Покопаться стоит. Подозреваю, что вы можете провести деликатное зондирование без того, чтобы я поднимал красные флаги.

— Согласна. Я не готова ставить на своей карьере крест, наезжая на Белый дом, но все-таки капельку заступлю за черту. А как идут дела с вашими внутренними проверками?

— Я проверил и перепроверил каждого работника УППОНИР, занятого в программе. — Фаулер покачал головой. — Честно говоря, не нашел ни единого намека на подозрительное поведение. Передам вам документы, как только закончу опрашивать сотрудников.

— Спасибо, но я вашему мнению доверяю. Куда вы направляетесь дальше?

— Я решил навестить на месте троих из наших крупнейших субподрядчиков. Может, вам стоит составить мне компанию? Тогда бы работа пошла быстрее.

— Я подумываю проверить субподрядчиков помельче. Вот эти трое привлекли мое внимание.

— Слишком далеко вниз по пищевой цепи, — заметил Фаулер. — Скорее всего, у них весьма ограниченный доступ к секретным материалам.

— Немного прощупать не повредит, — сказала Энн. — Знаете же эту пословицу, что даже слепая свинья может найти желудь.

— Как вам угодно, — улыбнулся Фаулер. — Если надумаете чем-нибудь поделиться, до конца дня я тут поблизости.

Под вечер того же дня Энн совершила очередное открытие. После новой порции консультаций с ФБР она вернулась к своему списку субподрядчиков. Первые две компании выставлялись на публичные торги, так что она без труда получила сведения об их бизнесе. Но третья фирма оказалась частной и требовала более тщательных изысканий. Найдя о ней статью в технической прессе, Энн ринулась в кабинет Фаулера.

— Дэн, вы только поглядите! Один из субподрядчиков, фирма под названием «СекьюрТек», предоставляет защищенные линии связи для инженеров в отдаленных местах для обмена данными о своей работе. Они могли получить доступ к частным техническим данным, не имея собственного допуска к секретной информации.

— Наверное, провернуть это сложнее, чем вам кажется.

— Более интересно другое. «СекьюрТек» — часть небольшого конгломерата, базирующегося в Панаме, а заодно владеющего транспортной компанией в США и золотым рудником в Панаме же.

— Хорошо, но я не вижу, куда это ведет.

— Компания является миноритарным акционером «Хобарт Майнинг». «Хобарт» принадлежит месторождение в Австралии под названием Маунт-Уэлд.

— Ладно, значит, они расширили собственные горные разработки.

— Маунт-Уэлд — один из крупнейших в мире поставщиков редкоземельных элементов за пределами Китая. Доктор Освальд сегодня утром поведал мне, что редкоземельные элементы жизненно важны для разработки «Морской стрелы» и как задержала программу их нехватка. Тут не исключена связь.

— Выглядит несколько притянутым за уши, — Фаулер покачал головой. — Каковы мотивы? Владелец месторождения должен быть счастлив, что мы покупаем его продукцию, вместо того чтобы отсекать своих лучших клиентов. По-моему, вы позволили Дирку Питту сбить вас с панталыку.

— Может, вы и правы, — проронила она. — Похоже, что мы хватаемся за соломинку.

— Такое случается. Может, утром все представится в ином свете. Лично мне в решении проблем помогают физические упражнения. Я каждое утро бегаю вдоль Потомака и нахожу, что это весьма помогает сбросить напряжение. Вам тоже следует попробовать.

— Может, попробую. Только сделайте мне одно одолжение, ладно? — попросила Энн. — Внесите «СекьюрТек» в список подрядчиков, которых вы посетите на местах.

— С радостью, — согласился Фаулер.

Вняв его совету, Энн по пути домой заехала в фитнес-клуб и пробежала несколько миль на тредбане, после чего взяла в кафе куриный салат на вынос. Направляясь с работы, она думала о Питте, и позвонила ему, едва переступив порог собственного дома. Трубку никто не снял, так что она наговорила пространное послание о своих находках и пожелала ему счастливого пути.

37
{"b":"222235","o":1}