ЛитМир - Электронная Библиотека

Уловив нотки решимости в голосе Питта, Гомес кивнул.

— Как пожелаете. Но никаких вооруженных людей на мостике, — Гомес встал из-за стола. — Я должен вернуться к своим обязанностям. Добро пожаловать на борт. Я уверен, что наше спокойное, рутинное плавание доставит вам удовольствие.

Когда Гомес удалился, Джордино, поглядев на Питта и Плуграда, покачал головой.

— Ну, как вам такие помидоры? Нет «редких земель», и остаток пути нам коротать в обществе желчного дохляка в роли капитана.

— Тут уж почти ничего не попишешь, — заметил Питт.

— И если мы заблуждаемся, то спокойная рутина — отнюдь не худший исход.

Правду говоря, радар Питта сигнализировал об опасности с того самого момента, как он ступил на борт «Аделаиды». Что-то в команде и капитане было не то. Дирк перебывал на достаточном количестве торговых судов, чтобы знать, что команды бывают всякого роду-племени, и в самом по себе кислом приеме ничего диковинного нет. Но сложившиеся обстоятельства выводят его из ряда вон. Перед лицом потенциальной смертельной угрозы экипаж корабля должен быть счастлив, что его оберегают — или хотя бы проявить любопытство. Но вместо того к Питту и его людям отнеслись как к докучной обузе. Члены экипажа следили за каждым их шагом, но вступать даже в небрежные беседы отказывались.

На мостике Питта и Джордино чурались и игнорировали, пропуская любые их вопросы и просьбы мимо ушей. Гомес едва замечал их присутствие, отказываясь даже обедать в компании Дирка, в свободные от вахты часы, сидя у себя в каюте анахоретом.

Во время второй ночи на борту Питт расхаживал по мостику, и его присутствия, как всегда, не замечали. Незадолго до завершения его вахты, кончавшейся в полночь, явившийся на мостик матрос приблизился к Гомесу и, то и дело поглядывая на Питта, что-то доложил ему вполголоса.

Поглядев на экран радара, Дирк заметил, что впереди появилось изображение судна, идущего сходящимся курсом. Подойдя поближе к экрану, он стал искать номер АИС корабля. Прибор спутниковой Автоматической идентификационной системы, передающий всем кораблям в море информацию о скорости и направлении, а также номер судна, обязателен для всех судов водоизмещением свыше трехсот регистровых тонн. Но судно, видневшееся на радаре сейчас, номера АИС не транслировало.

— Они не включили свой АИС, — сказал Питт Гомесу.

— Здесь это несколько подозрительно.

— Порой сигнал теряется, — возразил Гомес. — А может, просто военный корабль. Это ничего не значит.

Подойдя к рулевому, капитан что-то прошептал ему на ухо, а затем удалился в противоположный конец мостика. Игнорируя капитана, Питт продолжал следить за скоростью и направлением движения «Аделаиды». И не удивился, когда таинственное судно сбросило скорость на узел-другой и скрылось с экрана радара.

Минут сорок прошло в натянутом молчании, прежде чем на мостик ступил Джордино, чтобы сменить Питта.

— Ну как, мы странствуем по благополучным морям?

— Носимся по волнам истерии.

Питт, собираясь уйти, тихонько рассказал о недавнем эпизоде с судном. Пришел новый рулевой, чтобы сменить вахтенного, но Гомес остался на мостике. Уже поворачиваясь, чтобы уйти, Дирк еще раз бросил взгляд на экран радара. Что-то привлекло его внимание, и он замешкался, вглядываясь в цифры. Дело было в курсе. Корабль внезапно поменял направление с восточно-северо-восточного на восточно-юго-восточное.

— Почему мы идем на юго-восток? — спросил Питт.

— На этой широте сильное встречное течение, — объяснил Гомес. — Мы уйдем ниже него на день-другой, чтобы поддержать скорость, а потом снова поменяем направление на Лонг-Бич.

Питт помнил, что северное экваториальное течение проходит несколько южнее их текущего положения, но спорить не стал. Повернувшись, он бросил на Джордино скептический взгляд.

— Пожалуй, пойду посплю. Увидимся на следующей вахте.

Питт, наконец, покинул мостик и начал спускаться по трапу. Но вместо того, чтобы на втором ярусе направиться в свою каюту, продолжил спуск на верхнюю палубу, чтобы подышать свежим воздухом. Добравшись до нее, он наткнулся на Плуграда, бегущего вверх по трапу. Вид у лейтенанта береговой охраны был взволнованный.

— Раненько вы поднялись, — заметил Питт.

— Пытаюсь найти двоих своих людей, не явившихся на вахту. Вы не видели их на мостике?

— Нет. Может, в кают-компании? Наверное, пошли выпить кофе, чтобы не клонило в сон.

Что-то невнятно проворчав, Плуград зашагал к кают-компании.

На палубе Питт нашел ночную прохладу — со штирборта задувал ветерок. После нескольких часов пребывания во враждебной атмосфере мостика свежий воздух действовал очень освежающе. Чтобы размять ноги, Питт зашагал вдоль длинной открытой палубы, остановился на носу и поглядел вперед. На горизонте ненадолго показался бледный отсвет, исчезавший и появлявшийся в такт колебаниям «Аделаиды» вверх-вниз на волнах. Таинственный корабль по-прежнему был там, прямо впереди, на грани видимости — и для глаз, и для радара.

Питт наблюдал несколько минут, убедившись, что второе судно сохраняет позицию, а затем неспешно направился к рубке. Проходя мимо переднего трюма, он остановился, заметив на палубе рассыпанные камни. Часть груза марганцевой руды просыпалась во время погрузки. Питт подхватил обломок размером с кулак и поднес его к ближайшему палубному фонарю. Серебристая руда выглядела точь-в-точь так же, как моназит, найденный им в Чили на борту «Тасманской звезды».

Гомес лгал о марганце, но почему? Почему и экипаж ведет себя так странно? И что за корабль идет перед ними? От тревоги у Питта вдруг сильно засосало под ложечкой.

Плуград! Надо немедленно известить Плуграда!

Дирк бросился к корме, но оцепенел, когда из-за надстройки вдруг появились несколько темных фигур. Нырнув под прикрытие ближайшего люка, он следил, как два человека волокут между собой третьего. Они пересекли палубу поперек, пройдя под ярким фонарем. На секунду Питт увидел, что двое идущих — вооруженные члены экипажа. А в руках у них был безвольно обвисший Плуград с залитым кровью лицом. Они волокли его к левой стороне надстройки, где отперли дверь и зашвырнули его внутрь. Как только они скрылись из виду, Питт пересек палубу, бегом ринувшись к противоположному боку надстройки. Взбежав по трапу на второй уровень, он устремился к четырем каютам, занятым командой береговой охраны.

Постучав в первую дверь, Дирк тут же распахнул ее, но никого внутри не нашел. Когда пустой оказалась и вторая каюта, он начал опасаться худшего. Третья и четвертая тоже стояли пустыми. Всю команду береговой охраны по тихому нейтрализовали. Уже выходя из четвертой каюты, Питт услышал в коридоре шепот. Ступив обратно в каюту, он скользнул за открытую дверь. Через щелку увидел, как двое вооруженных членов экипажа прокрались по коридору и остановились перед дверью Питта. Они взяли оружие наизготовку, потом один повернул ручку, и оба ворвались внутрь. Обнаружив, что каюта пуста, вернулись в коридор, вполголоса переговариваясь по-испански. Один затопал к трапу, но его спутник мешкал. Медленно пробравшись в другой конец коридора, он осторожно зашел в каюту Джордино. Никого там не найдя, двинулся обратно, проверяя остальные каюты одну за другой.

Увидев, что тот приближается к его укрытию, Питт затаил дыхание. В дверь просунулся ствол «АК-47», и бандит переступил порог. Выждав секунду, Дирк выскочил из засады. Толкнув дверь изо всех сил, он припечатал бандита к переборке и ударил в висок куском руды, который по-прежнему сжимал в руке. Противник без чувств рухнул на палубу, не успев нажать на спусковой крючок.

Втащив бандита в каюту, Питт насторожился, прислушиваясь, не идет ли его напарник. Так ничего и не услышав, забрал автомат и скользнул в коридор, закрыв за собой дверь. Он уже достиг трапа и собирался двинуться вниз по ступеням, чтобы освободить Плуграда, когда услышал выстрел. Грохот донесся сверху. Если стреляли на мостике, это может означать только одно: Джордино.

45
{"b":"222235","o":1}