ЛитМир - Электронная Библиотека

Они смогли растянуть остаток воздуха в баллоне еще минут на десять, прежде чем Саммер, выплюнув загубник, показала вверх. Оба изо всех сил устремились к поверхности, по пути выдыхая.

Их головы пробили поверхность неспокойного моря, пестревшего белыми гребнями пены на волнах. Солнце уже скрылось, свинцовый небосвод уже потемнел на востоке. Все это вместе делало их практически невидимыми для проходящих судов, даже если их ищут. Однако первым делом Саммер подумала все-таки не об этом.

Набрав полные легкие воздуха, она обернулась к брату.

— Флагшток?

— Ничего лучшего в сложившейся обстановке мне в голову не пришло. Как твоя стопа?

— Да стопа-то как раз в порядке, но икру мучительно сводит. — Она бросила на него озабоченный взгляд. — Что-то непохоже, чтобы мы прошли всю декомпрессию.

Дирк покачал головой.

— Да где там, сильно недотянули. Нигде не покалывает?

— Я слишком задубела, чтобы вообще что-нибудь толком чувствовать.

— Сегодня можно переночевать в декомпрессионной камере «Александрии», — он оглядел горизонт. — В чем и состоит наша следующая проблема.

Они, наконец, заметили судно НУПИ далеко на западе. Темная полоска мадагаскарского берега виднелась чуть ближе на севере.

— «Александрия» против течения, — констатировал Дирк. — Ни за что не доплывем.

— Наверное, они уже проскочили и делают повторный заход с сонаром, чтобы найти батискаф. Пока дойдут сюда, нас снесет до самой Австралии.

— Значит, к берегу, — подытожил Дирк. — Сможешь плыть?

— А у меня есть выбор?

Поглядев на полоску берега, Саммер опустила лицо в воду и поплыла. Оба они прекрасные пловцы в отличной форме. При нормальных обстоятельствах заплыв по открытой воде до берега показался бы лишь несколько утомительной затеей. Но психологическое бремя спасения из батискафа в сочетании с длительным пребыванием в ледяной воде обратило это предприятие в настоящую схватку за жизнь. Усталость навалилась на обоих почти тотчас же. Саммер не могла поверить тому, что ее руки и ноги настолько быстро стали буквально свинцовыми.

И бурное море лишь усугубляло ситуацию. Волны швыряли их туда-сюда, наполняли рты соленой водой. Да вдобавок путь к берегу лежал поперек течения, и с каждым гребком они примерно на такое же расстояние уносились к востоку, еще дальше от «Александрии».

Оба плыли бок о бок, останавливаясь для отдыха каждые десять минут. Зависнув в воде, Дирк доставал фонарик из кармана, направлял луч в сторону исследовательского корабля и водил им слева направо. Но на третьей остановке фонарик выскользнул из онемевших пальцев и ушел в глубину, будто свеча, упавшая в колодец. К тому времени судно НУПИ почти затерялось вдали, представляясь лишь иногда появляющимся на горизонте пляшущим огоньком.

— Поехали, осталось меньше мили, — повернулся Дирк к Саммер.

Она заставила свое онемевшее тело нести ее вперед, но оно будто вышло из подчинения. По левой ноге разлилась жгучая боль, мало-помалу отступившая вместе со всеми остальными ощущениями в этой конечности. Саммер начала отдыхать через все более и более короткие интервалы, и Дирк видел, что силы начинают оставлять ее.

— Вообрази, что мы на Гавайях, — предложил он. — И плывем наперегонки до Вайкики.

— Ладно, — только и смогла выдавить она.

Даже в стремительно сгущающемся сумраке Дирк разглядел в ее взоре апатию.

Ухватив сестру за комбинезон, он поплыл на боку, хотя и его собственные силы были уже на исходе. Холод добрался уже до мозга костей, и его зубы присоединились к неумолчному выстукиванию челюстей Саммер.

Он почувствовал, как ее тело обмякло, и понял, что она уже не в состоянии продвигаться. Сквозь пелену, окутавшую усталый рассудок, до него дошло, что гипотермия берет свое. Им обоим надо выбраться из воды, и как можно быстрее.

Хотя дыхания ему едва хватало, он неустанно поддерживал диалог с Саммер, ободрял ее, задавая нескончаемые вопросы, ответа на которые не получал. Когда сестра начала захлебываться, он перевернул ее на спину, буксируя дальше за шиворот. Больше останавливаться нельзя.

Дирк упорно рвался вперед, по мучительному гребку зараз. Он был уже выжат до предела, мышцы вопили о пощаде, но он каким-то образом загнал страдания в дальний угол сознания, продолжая мучительное продвижение. Полоса прибоя все росла, и, наконец, до слуха стал долетать грохот волн, разбивающихся о берег. Этот звук приободрил его, заставив умножить усилия, пустив в ход последние резервы.

Волна накрыла их с головами, и Дирк вынырнул, отплевываясь. Саммер, вдохнувшая воды, закашлялась, но зато накатившая следом волна подхватила их и пронесла немного вперед, прежде чем тоже накрыть их целиком. Дирк цепко держал Саммер, кувыркаясь с ней в волнах, пока их не ударило о дно. Они наконец-то добрались до берега.

Подталкиваемый волнами в спину Дирк кое-как выкарабкался на песчаный пляж, волоча сестру за собой. Вытащил за пределы полосы прибоя и рухнул на песок.

— Как себя чувствуешь? — хватая воздух ртом, выговорил он.

— З-з-замерзла, — шепнула Саммер.

То, что она в состоянии говорить — добрый знак, но надо дать ей просохнуть. Вечерний воздух еще хранит дневное тепло, и это главное.

Отыскав в себе силы вскарабкаться на ноги, Дирк огляделся. Их вынесло на голую полосу южномадагаскарского побережья на территории необитаемых заповедных земель мыса Святой Марии. От пляжа и дальше, насколько хватало взгляда, царил мрак. Неизвестно, насколько далеко отсюда ближайшая деревня, но это и не важно. Энергии на поиски у него попросту не осталось.

Бросив взгляд на море, Питт узрел лишь темный и пустынный океан. На западе береговая линия выдавалась вперед, скрывая огни «Александрии» от глаз. Снова обернувшись к суше, Дирк пошел вверх по пляжу, высматривая какое-нибудь укрытие. Рыхлый песок под ногами сменился плотно слежавшимся, дальше пошли холмики и скалы. Нигде ничего похожего на укрытие.

Развернувшись, он направился обратно к Саммер — и на краю пляжа споткнулся о какой-то песчаный вал, протянувшийся на дюжину футов. С подветренной стороны от него образовалась ложбинка, способная дать убежище от ветра с моря. Пожалуй, лучшего укрытия здесь не найти. Отыскав растрепанный пук сухих водорослей, Дирк собрал, сколько смог, и выстелил ими ложбинку для тепла. Вернувшись к Саммер, отнес ее вверх по пляжу и уложил на эту импровизированную постель.

Водоросли помогли высушить ее, и Дирк направился по пляжу, чтобы найти еще. Поиски почти ничего не дали, и он, взяв в охапку все, что удалось собрать, вернулся в укрытие. Присев на вал, вытер Саммер водорослями, после чего прибавил их к подстилке. Вставая, пнул песок в конце вала, обнажив полоску материала, погребенного под ним.

Ни о чем не думая, он стащил с себя комбинезон и стоял на океанском ветру, дрожа, пока кожа не высохла, после чего прилег рядом с Саммер, своим телом дополнительно оградив ее от ветра. Сестра что-то бормотала, и тело ее уже не казалось ледяным. Вечер выдался теплый, и Дирк уже не сомневался, что она оправится.

Усталость тяжким бременем навалилась и на него, и веки начали опускаться. Выглянувший из-за туч месяц озарил пляж серебристым светом. У себя над головой Дирк более отчетливо разглядел торчащий из песка объект — поблекший желтый, отмеченный цепочкой выцветших черных букв. Уже уплывая в сон, его усталое сознание сложило их в название, раскатившееся в нем странными отголосками.

«Барбариго».

47

Саммер разбудил громкий шорох у самого уха. С трудом разлепив веки, девушка увидела какой-то нависающий движущийся объект в паре футов от своей головы.

— Дирк! — крикнула она, толкая спящего брата локтем.

Вздрогнув, он проснулся — и расплылся в улыбке, увидев, что напугало Саммер: лучистая черепаха, принимающая солнечную ванну.

— Подумываешь о черепаховом супчике на завтрак?

Древняя рептилия поглядела на Дирка с укоризной, задрав свой чешуйчатый клюв, словно хотела сказать, что шутка пришлась ей не по вкусу, и, повернув вдоль гребня, впилась когтистыми лапами в песок, продолжая свое летаргическое путешествие по пляжу.

53
{"b":"222235","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Ирландское сердце
7 красных линий (сборник)
Дама из сугроба
Вещные истины
Гимназия неблагородных девиц
Дьюи. Библиотечный кот, который потряс весь мир
История пчел
Куда летит время. Увлекательное исследование о природе времени