ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты не упомянула, что его все еще стережет писарь.

— Там еще как минимум два трупа. Надо, чтобы корабельный археолог осмотрел это место.

Протянув руку мимо сестры, Дирк повернул ручку газа.

— Пожалуй, в другой раз.

Оставив пляж и кости позади, они поехали по скальному гребню, вдающемуся в море, как длинный язык, и с его кончика смогли осмотреть весь изгиб береговой линии, протянувшейся широкой полосой песчаных пляжей. Бирюзовая «Александрия» качалась на волнах в нескольких милях от них. Дирк сосредоточил все свое внимание на земле, ведя машинку вниз по каменистому склону со всей быстротой, на которую осмелился, понимая, что Саммер из-за травмированной ноги усидеть сложнее.

Поэтому она первой заметила судно — маленький «зодиак», движущийся впереди параллельно линии прибоя. Как только шины квадроцикла коснулись плоской песчаной поверхности, Дирк разогнался до отказа. «Зодиак» шел прочь от них, но четырехколесная машинка быстро сокращала отрыв. Наконец, давя на писклявый клаксон квадроцикла, Дирк сумел привлечь внимание Джека Дальгрена, сидевшего на руле лодки вместе с еще одним работником НУПИ. Оба транспортных средства сблизились — Дирк загнал квадроцикл в волны, а Дальгрен повел «зодиак» прямо к нему.

— Как я погляжу, осматриваете местные достопримечательности с комфортом, — небрежно сказал Дальгрен вместо приветствия, но испытанное техасцем облегчение от того, что оба живы, было заметно невооруженным глазом.

— Насмотрелись по самое некуда, — отозвался Дирк.

— Позвольте подняться на борт?

Кивнув, Дальгрен подогнал «зодиак» поближе к квадроциклу.

— У Саммер отсутствует чувствительность в левой ноге, — сообщил Дирк. — Мы думаем, кессонка.

Дальгрен подхватил девушку, все еще стискивающую судовой журнал «Барбариго», с квадроцикла и устроил на надувной лодочке.

— Все на борту «Александрии» ждут не дождутся услышать, что случилось. Мы жуть как взволновались, когда обнаружили аппарат внизу, только без вас. Пожалуй, в камере у вас будет уйма времени, чтобы ввести нас в курс дела.

Ему пришлось сесть и поддать газу, чтобы «зодиак» не поднырнул под волну. Снова выводя лодку к квадроциклу, чтобы Дирк смог запрыгнуть на борт, Дальгрен обратил внимание на его разодранный комбинезон и многочисленные ссадины.

— Коли мне позволено будет сказать, смахивает на то, будто ты плясал в обнимку с мотокультиватором.

— Если это тебя утешит, то у меня ощущение такое же, — откликнулся Дирк.

— Ты не хочешь запарковать квадроцикл на суше?

— Нет, его владелец доставил немало неприятностей, когда я позаимствовал эту тачку. Лучше добраться до «Александрии» как можно быстрее.

Дав полный газ подвесному мотору, Дальгрен направил лодку к исследовательскому кораблю. Дирк, окинув взглядом горизонт, увидел несущийся к ним патрульный катер. А минуту спустя рокот подвесного мотора перекрыл низкий голос, и «зодиак» накрыла какая-то тень. Задрав голову, Дирк увидел низколетящий «С-130» серого цвета, с радужным флагом Южно-Африканской Республики на хвосте. Дальгрен помахал самолету, чуть сбросив скорость «зодиака», чтобы мотор не заглушал голос.

— Поисково-спасательный самолет, что мы вызвали из Претории. Что-то они подзадержались. Пожалуй, лучше дать им знать, что вы в безопасности. — Достав рацию, он сообщил на «Александрию» о появлении Дирка и Саммер.

И пока они ждали, чтобы сообщение передали самолету, Дирк похлопал Дальгрена по плечу и указал на приближающийся патрульный катер.

— Свяжись-ка еще раз, пусть запросят самолет, не могут ли они доложить по поводу этих типов. Скажи, что мы подозреваем, что они входят в местную пиратскую шайку.

— Сомневаюсь, что полномочия ФАА распространяются на эти воды, — заметил Дальгрен, но сообщение передал.

«С-130», уже успевший превратиться в крохотное пятнышко на горизонте, вдруг развернулся и стал увеличиваться. Пилот вел машину на бреющем полете, в каких-то пятидесяти футах над водой. Приблизившись к патрульному катеру с кормы, он застал его команду врасплох. Когда рев четырех турбовинтовых двигателей по 4200 лошадиных сил каждый накрыл катер, несколько бандитов распластались на палубе.

Пролетев дальше, самолет сделал ленивый разворот для второго захода на катер сбоку. На сей раз несколько самых храбрых членов команды стали размахивать оружием, но ни единого выстрела никто не сделал. Ничуть не устрашившись, пилот «С-130» сделал еще три захода, каждый следующий ниже прежнего. Смысл послания, наконец, дошел до капитана катера, неохотно повернувшего и пошедшего к берегу. Не отпуская его от себя, «С-130» летал на бреющем еще добрый час, прежде чем покачать крыльями и направиться домой.

Дирк поглядел на Дальгрена.

— Напомни мне отправить ящик пива южноафриканским ВВС.

— Ребята дурака не валяют, а?

Несколько минут спустя они причалили к борту «Александрии». Пока их поднимали на борт, Дирк и Сам мер с удивлением увидели на юте свой исковерканный батискаф.

— Нашли мы его быстро и смогли приладить такелаж с помощью дистанционника, — пояснил Дальгрен. — А не обнаружив вас внутри, возобновили поиски вдоль берега.

На борту брата и сестру ждал теплый прием, но Саммер ощутила в воздухе какую-то нервозность, которую источал даже Дальгрен, помогавший усадить ее на каталку. Судовой врач не мешкая отправил их в декомпрессионную камеру, уже обеспеченную продуктами и медикаментами.

Дирк попытался уклониться, но врач из предосторожности не дал ему поблажки. Прежде чем задраить люк, Дальгрен сунул голову внутрь, чтобы узнать, удобно ли они устроились.

— Пожалуй, болтаться здесь дольше не стоит, — сказал Дирк. — Мы смогли расставить все сейсмодатчики до столкновения с патрульным катером. С этими головорезами мы можем разобраться и в другой раз.

— Капитан уже выбирает якорь, чтобы идти самым полным ходом в Дурбан, — с угрюмым видом ответил Дальгрен.

— Почему в Дурбан? Мне казалось, отсюда мы идем в Мозамбик?

Врач крикнул из-за камеры, что пора задраивать люк.

— Боюсь, скверные новости, — бросил Дальгрен. — Ваш отец и Эл пропали в Тихом океане.

И не успел еще смысл этих слов дойти до их сознания, как тяжелый металлический люк захлопнулся и давление в камере вернуло их к океанским глубинам.

50

Питту-старшему казалось, что он заперт в одиночке, да притом взятой из какого-то фильма ужасов.

С каждым часом душное узилище на «Аделаиде» вызывало у него все более и более сильную клаустрофобию. Рост наружной температуры днем превращал отсек в лишенную воздуха раскаленную душегубку. Что хуже, жара усугубляла зловоние, источаемое людьми, набитыми в тесное помещение, и двумя трупами.

Питта постоянно мучил голод, но хорошо, хоть на питьевую воду не скупились. Время от времени дверь открывали, и двое вооруженных бандитов бросали внутрь коробки с хлебом и прочими сухими припасами с камбуза. Пленники ценили врывающийся при этом свежий воздух чуть ли не дороже пищи.

Питт и команда спецназа пытались придумать план освобождения, но все их возможности сводились практически к нулю. В кладовой не оставили никаких инструментов или снаряжения, чтобы проделать другой выход. Запертый люк, как выяснилось, охраняли круглосуточно. Множество попыток подергать за ручку или снять петли тут же оканчивались стуком автоматного приклада по двери с противоположной стороны. А когда ее отпирали, чтобы доставить пищу и воду, с автоматами наготове всякий раз стояли как минимум двое.

Обратив внимание, что затхлые булочки, которыми их кормили, зачерствели до твердости гранита, Джордино предложил использовать их для нападения на стражников.

Друг Питта стремительно оправлялся от пулевого ранения, чудом не заполучив никакой инфекции. Проспав трое суток подряд, Эл пробудился полный неудержимой энергии и быстро восстанавливал силы, несмотря на скудную кормежку.

И хотя большинство пленных смирились, некоторые начали терять контроль над собой. Среди членов экипажа «Аделаиды» начали вспыхивать драки, еще на одного матроса стали накатывать приступы истерических воплей. Ощутив снижение оборотов корабельной машины, означающее приход в прибрежные воды, Питт почувствовал тревожное облегчение.

57
{"b":"222235","o":1}