ЛитМир - Электронная Библиотека

Он считал часы, истекшие с тех пор, как его бросили в заключение. По его подсчетам, идя на шестнадцати узлах, «Аделаида» могла покрыть почти четыре тысячи миль, оказавшись где угодно — от Аляски до Перу. Но жара указывает скорее на экваториальные районы. Если корабль сохранил направление на юго-восток то, скорее всего, рассуждал Питт, они где-то у берегов южной Мексики или Центральной Америки.

Подтверждение пришло скоро — после того, как судно несколько раз останавливалось и трогалось под звуки портовой деятельности. Потом снова установился ровный ход, и корабль шел еще три часа, прежде чем остановиться окончательно. А вскоре за этим пленников вывели из отсека.

Выйдя из жаркой и волглой кладовой, люди оказались в такой же жаре и сырости на палубе. Корабль стоял у причала кормой вперед, с трех сторон окруженный густыми джунглями. Лишь клочок голубизны в районе носа показывал, что из более крупного водоема они задом сдали в узкий залив такого размера, чтобы как раз поместился сухогруз.

Яркость раннего утра больно ранила их глаза, отвыкшие от света, но Питт обратил внимание, что солнца не видно.

— Кому-то жутко нравятся местные джунгли, — Джордино ткнул пальцем в небо.

Приставив ладонь ко лбу козырьком, Дирк увидел лиственный кров джунглей над головой. Потребовалось несколько секунд, прежде чем до него дошло, что над всем портовым комплексом натянуто огромное полотнище камуфляжной сетки.

— Может, просто помешались на секретности, — ответил Питт. Взгляд на «Аделаиду» подтвердил его подозрения. Название корабля уже переделали на «Лабрадор», а трубу и планшир перекрасили в другие цвета. Похитители явно поднаторели в похищениях и подлоге в крупных масштабах.

Пленников погнали по сходням с корабля на берег, где их встретила шеренга вооруженных людей в повседневной армейской форме, причем нескольких сопровождали сторожевые псы. Несколько минут пленники просто стояли на причале, что дало Питту и Джордино время рассмотреть сооружения. Техническое оснащение оказалось скромным — два небольших крана и ленточный транспортер. Подальше виднелись несколько больших бетонных площадок, покрытых серой пылью — перевалочные пункты для необогащенной руды и рафинированных редкоземельных элементов, доставляемых туда и обратно. За портовой зоной сквозь листву виднелись несколько низких зданий; наверное, обогатительная фабрика, предположил Питт, служащая для переработки похищенных редкоземельных руд.

Жужжание миниатюрного моторчика послужило глашатаем появления гольфмобиля, доставившего мускулистого блондина в хорошо подогнанном мундире с пистолетом в кобуре на поясе. С другой стороны на поясном крюке болтался свернутый кнут. Питт заметил, что при его появлении охранники настороженно подобрались.

— Смахивает на укротителя львов, — шепнул Джордино.

— От его цирка я предпочел бы держаться подальше, — откликнулся Питт.

Надсмотрщик — Йоханссон — пересек причал и переговорил с Гомесом, сошедшим с корабля вслед за пленниками. На сухогруз швед поглядел с довольным блеском в глазах.

— Несет полный груз измельченного моназита, — доложил Гомес. — Анализ показал высокое содержание неодима, церия и диспрозия.

— Отлично. Обогатительная фабрика простаивает без сырья. Поставим новых пленных на разгрузку руды.

— А как быть с кораблем?

— Он станет отличным пополнением флотилии. Прикиньте, какая реконструкция нужна, чтобы изменить его до неузнаваемости, и после разгрузки мы это обсудим с Бёльке.

Повернувшись к Гомесу спиной, Йоханссон придирчиво оглядел вновь прибывших, уделив особое внимание команде спецназа.

— Добро пожаловать в Puertas del Infierno — Адские Врата. Теперь вы принадлежите мне, — он махнул рукой через причал в сторону дальних зданий. — Это обогатительная фабрика. Мы берем сырую руду и перерабатываем ее в различные чрезвычайно ценные материалы. Вы будете рабочими, осуществляющими переработку. Если станете усердно трудиться, будете жить. И если не попытаетесь бежать, будете жить. — Он поглядел на шеренгу изнуренных людей. — Есть вопросы?

Член команды «Аделаиды» — тот самый, которому пришлось в плену хуже других — откашлялся и спросил:

— А когда нас отпустят?

Подойдя к нему, Йоханссон одарил его улыбкой, после чего небрежно выхватил оружие и выстрелил матросу в лоб. Всполошенная выстрелом туча птиц в окрестных джунглях с криками взвилась в воздух. Матрос сделал шаг назад, оступился и уже мертвым рухнул в воду.

Остальные пленные воззрились на это в ошеломленном молчании.

Йоханссон осклабился.

— Еще вопросы будут?

Увидев, что никто не осмеливается даже пикнуть, он убрал пистолет в кобуру.

— Хорошо. Еще раз добро пожаловать в Puertas del Infierno. А теперь — за работу!

51

Басовитый гул машины буксира смолк, уступив место тихому плеску волн о его корпус. Энн, пробужденная отсутствием рокота и вибрации, слезла с койки и потянула руки. Помассировала запястья, натертые наручниками, и подобралась к крохотному иллюминатору по штирборту.

Было еще темно. В миле, на другом берегу реки виднелись разрозненные огоньки, говорившие, что они пристали к восточному берегу. Энн не сомневалась, что они идут по Миссисипи. От Падаки вниз по реке только один путь, ведущий Огайо к слиянию с Миссисипи у Каира, штат Иллинойс. Выглянув вчера ночью, она видела огни большого города и пыталась понять, не Мемфис ли это. Пока женщина смотрела, вверх по реке прошел силуэт большого сухогруза, и Энн решила, что они где-то в окрестностях Нового Орлеана.

Она сполоснула лицо над раковиной и снова принялась обшаривать тесную каюту в поисках хоть чего-нибудь, способного сойти за оружие. Это тщетное упражнение Энн проделала уже не меньше двадцати раз, но оно хотя бы давало ей пищу для ума. Она только-только добралась до пустого бюро, когда услышала лязг замка, и дверь каюты распахнулась. На пороге показался Пабло с бейсбольной битой в руке и отрешенным выражением глаз.

— Пошли, — бросил он, — меняем судно.

Выведя Энн на палубу буксира, он обездвижил ее руки, просунув биту сквозь согнутые локти у нее за спиной. Противоестественно вывернутые плечи прошила острая боль.

— На сей раз никаких занятий плаванием, — и он отконвоировал ее с буксира, крепко держа биту за рукоятку.

Спустившись на тускло освещенный причал, Пабло повел девушку мимо баржи, с палубы которой портовый кран как раз в это время поднял грузовую платформу. Под сыплющимися с платформы клочьями сена Пабло и Энн последовали за краном, медленно покатившим по рельсам к небольшому фрахтовщику. В призрачном предутреннем свете Энн разобрала название корабля, выписанное на транце: «Зальцбург». Хотя в порту не было ни души, кроме крановщика, у фальшборта фрахтовщика стояли несколько вооруженных людей в хаки.

— Пожалуйста, отпустите меня, — проговорила Энн с преувеличенным ужасом в голосе.

— Только после доставки товара, — рассмеялся Пабло.

— И тогда, возможно, ты сможешь завоевать себе свободу, — добавил он с ухмылкой.

Он доставил ее по передним сходням на корабль и повел через палубу. Дорогу им преградила большая прямоугольная тарелка на платформе с колесиками. Рядом с ней техник проверял кабели, тянущиеся к пульту управления, смонтированного в одном блоке с электрогенераторами и компьютерными дисплеями. Когда они шли мимо, тот поднял голову, на миг встретившись с Энн глазами.

Она устремила на него покорный взгляд, молящий о помощи.

— Не поджарьтесь, — улыбнулся он, когда они проходили рядом.

Пабло толкнул Энн вперед, направляя к надстройке на корме и дальше на два лестничных пролета вверх, к каютам экипажа. Ее новая каюта оказалась чуть побольше предыдущей, но с таким же крохотным иллюминатором.

— Надеюсь, тебе тут понравится, — сказал Пабло, избавляя ее от бейсбольной биты. — Быть может, во время дальнейшего путешествия мы сможем побыть вместе.

И вышел из каюты, заперев дверь снаружи.

58
{"b":"222235","o":1}