ЛитМир - Электронная Библиотека

Стащив пиджак, Дирк сбросил туфли.

— Попытаюсь их достать. Попробуй привлечь на помощь университетскую полицию.

Прыгнув в канал, он поплыл к фургону и нырнул к пассажирской дверце. От светящихся фар видимость в воде упала практически до нуля, и ему пришлось отыскивать дверцу с опущенным стеклом на ощупь. Высота проема составлял чуть более фута, из чего он понял, что при падении крыша промялась. Ничего хорошего находившимся в машине это не сулило.

Сунув руку в окно, Дирк нащупал внутри безжизненное тело, пристегнутое к сиденью ремнем. Вслепую нашарив пряжку, отстегнул его. Тело вяло опустилось. Ухватив жертву за плечи, он вытащил ее через узкое окно и пулей выскочил на поверхность, хватая воздух ртом, одновременно вытащив из воды голову и торс неизвестного. Яркий луч фонарика университетского полицейского осветил жертву, и Дирк понял, что старался попусту. Голова пассажира болталась под неестественным углом — тот сломал себе шею.

Вытащив тело на берег, Питт крикнул полицейскому:

— Дайте мне ваш фонарь!

Наклонившись, чтобы помочь вытащить труп на берег, тот передал Дирку фонарь. «Спасатель» подплыл к фургону с другой стороны и снова нырнул. Благодаря фонарику он увидел, что водитель, чей торс зажало между смятой крышей и рулем, тоже мертв. В отличие от спутника, он пристегнуться не потрудился.

Хотя уже начала сказываться нехватка воздуха, Дирк направил луч мимо водителя в глубину фургона. Там виднелся стеллаж со смонтированной на нем электронной аппаратурой. А рядом стоял большой акриловый параболический отражатель, используемый для подслушивания.

Оттолкнувшись от двери, Питт сплавал к задку фургона, чтобы посмотреть регистрационный номер, прежде чем вынырнуть на поверхность. И поплыл к берегу, где Саммер помогла ему вскарабкаться по склону.

— Со вторым не повезло?

— Нет, он тоже покойник.

— «Скорая» уже едет, — сообщил полицейский. Бледное лицо выдавало, что иметь дела со случаями летального исхода ему еще не приходилось. Ему удалось взять себя в руки, но властные интонации в голосе давались ему с явным трудом. — Кто эти люди? И почему вы их преследовали?

— Я не знаю, кто они, но они кое-что у нас украли.

— Отобрали у вас деньги? Или драгоценности? Или электронику?

— Нет, — проронил Дирк, глядя на труп. — Наши слова.

55

В компьютерный центр НУПИ Дирк и Саммер доплелись уже далеко за полночь. Ганн и Егер все еще разглядывали фотографии на большом экране.

— А я и не знал, что вы нацелились на обед из семи блюд, — поддел их Ганн и только тогда заметил, в каком они виде. У Дирка всклокочены волосы и сырая одежда, а на платье Саммер красуется громадное пятно, и от нее разит пивом. — Что с вами такое стряслось?

Саммер изложила всю цепочку событий, включая и двухчасовой допрос в отделении полиции округа Колумбия.

— Не догадываетесь, кто мог за вами следить? — осведомился Егер.

— Абсолютно, — ответил Дирк. — Подозреваю, что они могут иметь какое-то отношение к папе.

— Возможно, — согласился Ганн, — особенно, если они видели, как вы выходите из ангара сегодня утром. Издали сходство между вами просто поразительное.

Саммер вручила Егеру листочек бумаги.

— Вот номер фургона. Полиция нам ничего не сказала, но может, вам удастся установить владельца.

— Да запросто, — откликнулся Егер.

— Как прогресс с «Аделаидой»? — поинтересовался Дирк.

— Не очень, — сказал Ганн. — Мы связались с властями всех крупных портов вдоль побережья Северной, Южной и Центральной Америк. Ни у кого никаких записей о появлении «Аделаиды» за прошлую неделю.

— Тогда, пожалуй, остается две возможности, — резюмировал Дирк. — Либо они разгрузили ее в частном порту, либо направили в другую сторону. — Упоминанием о третьей возможности — что корабль затонул — он пренебрег.

— Мы обсуждали эти сценарии, — согласился Егер, — и не считаем, что они направились на запад. Во-первых, не очень-то разумно захватывать корабль из Австралии на востоке Тихого океана, если ты планируешь доставить груз куда-то на запад Тихого океана. А вторая проблема в топливе. Чтобы дважды пересечь Тихий океан без дозаправки, топлива у «Аделаиды» в обрез.

— Логично. Значит, остается всего около тысячи прочих мест, где они могли скрыться на побережье.

Ганн и Егер дружно кивнули. Они ищут прозрачную иголку в циклопическом стоге сена. Ганн принялся излагать подробности своих портовых поисков и последние находки на спутниковых снимках, а Егер схватил клавиатуру и принялся печатать. Пару минут спустя он окликнул остальных.

— Нарыл кое-что на ваш фургон, — сказал он, выводя на экран регистрационный формуляр виргинской службы регистрации транспортных средств. — Владелец — «СекьюрТек» из Тайсонс-Корнер, штат Виргиния.

Егер вывел на экран другой сайт.

— Корпоративная комиссия штата описывает их бизнес как средства технической защиты информации для компьютерных систем закрытых сетей. В ней восемь сотрудников, и главный клиент фирмы — правительство США.

— Как-то странно для фирмы, занимающейся технической защитой, опускаться до подслушивания, — заметила Саммер.

— Если только, — возразил Дирк, — продекларированный бизнес не служит им фасадом.

— Да вроде бы нет, — доложил Егер, проведя дополнительные изыскания. — У них ряд действующих контрактов на прокладку информационных каналов с армией и флотом.

Вернувшись на сайт корпоративной комиссии, он обратил внимание, что «СекьюрТек» полностью принадлежит филиалу компании «Габсбург Индастриз».

— Это частная компания, так что сведения довольно скудные, но базируется она в Панаме и имеет доли в горнодобывающих предприятиях и морских перевозках.

Егер провел несколько запросов, но нашел о фирме лишь одно краткое упоминание. Журнал судоперевозчиков опубликовал фото одного из сухогрузов компаний — «Грац» — у причала в Сингапуре.

Бросив на снимок лишь взгляд, Дирк тотчас выпрямился в кресле.

— Хирам, ты не можешь увеличить это фото?

Кивнув, Егер развернул снимок во весь экран.

— Что это? — спросила Саммер.

— Логотип на трубе.

Все воззрились на изображение белого цветка посередине короткой и толстой золотистой трубы корабля.

— По-моему, это эдельвейс, — предположила Саммер. — Думается, в духе австрийского названия корабля.

— Я видел такой же цветок на фрахтовщике, стоявшем на Мадагаскаре, — проговорил Дирк.

В компьютерном зале воцарилось молчание. Наконец, Ганн спросил:

— Хирам, ты можешь определить, какого рода горными работами занимается эта «Габсбург Индастриз»?

— У них небольшое месторождение золота в Панаме близ колумбийской границы. Кроме того, фирма активно занимается торговым посредничеством по продаже специальных руд, в том числе самария, лантана и диспрозия.

— Редкоземельных элементов? — уточнила Саммер.

— Редкоземельных элементов, — кивнул Ганн. — «Габсбург Индастриз» внезапно приобретает громадный интерес.

— Готов спорить, что ее деятельность на Мадагаскаре сводится к воровству редкоземельных минералов, — заявил Дирк. — А на наш батискаф они напали как раз потому, что мы работали возле места, где они затопили похищенный рудовоз.

— Мы нашли в море недавно затонувшее судно в идеальном состоянии, — пояснила Саммер. — Никаких внешних повреждений, а название корабля намеренно устранено.

— Джек Дальгрен проделал кое-какие раскопки и считает, что это балкер под названием «Норвежец», — сообщил Дирк. — Он пропал в Индийском океане четыре месяца назад с грузом бастнезитовой руды из Малайзии. На случай, если вы не догадались: бастнезит содержит редкоземельные элементы.

— А может, корабль «Габсбурга» на Мадагаскаре был тоже похищен? — предположила Саммер.

Егер проверил по панамскому судовому регистру.

— «Габсбургу» принадлежат четыре корабля, все сухогрузы, под названиями «Грац», «Инсбрук», «Линц» и «Зальцбург».

— А при чем здесь Австрия? — заинтересовался Дирк.

63
{"b":"222235","o":1}