ЛитМир - Электронная Библиотека

— Компания принадлежит Эдуарду Бёльке, горному инженеру родом из Австрии, — поведал Егер. — Не могу найти никаких упоминаний, чтобы хоть один из четырех кораблей пропал.

— Тогда это делает «Габсбург». Он был основным подозреваемым в исчезновении «Аделаиды», — подвела итог Саммер.

— И ключом тут, — сказал Ганн, — будут его четыре корабля.

Егер разминал пальцы над клавиатурой.

— Поглядим, что мы сможем найти.

Саммер принесла для всех кофе, пока Егер терзал электронные цепи мэйнфрейма запросами по четырем кораблям и их недавнему местонахождению. Чтобы отфильтровать места их нахождения, потребовалась изрядная часть часа. Он высветил карту мира, на которой появилась россыпь цветных точек, отмечающих недавние порты захода этих кораблей.

— Синие точки означают «Грац», — пояснил Егер. — Недавно он был то ли в Малайзии, то ли где-то рядом. За последние три недели его видели в Тяньцзине, Шанхае и Гонконге.

— Значит, он вне игры, — заключил Ганн.

— Желтые показывают «Инсбрук». Он прошел через Панамский канал три недели назад, и его видели в Кейптауне, Южная Африка, восемь дней назад.

— Ставлю доллары против пончиков, что именно это судно я видел на Мадагаскаре, — заявил Дирк.

— Вполне вероятно. Так что остаются «Линц» и «Зальцбург». «Линц» десять дней назад встал в сухой док в Джакарте и вроде бы все еще ремонтируется.

— Значит, зеленые огоньки — «Зальцбург»? — догадалась Саммер.

— Да. Он месяц назад объявился в Маниле, потом в Панамском канале, а четыре дня назад пошел на север. Служба портового надзора национальной безопасности показывает, что он находился в Новом Орлеане только вчера.

Егер провел на карте линию через Тихий океан от Манилы до Панамы. Потом поставил красный треугольник на точке в восточной части океана.

— Красная метка — последняя известная позиция «Аделаиды» около шести дней назад.

След «Зальцбурга» прошел на расстоянии двухсот миль от метки «Аделаиды».

— Ему и не требовалось сильно отклоняться от курса, чтобы их дорожки пересеклись, — заметил Дирк.

— И по времени практически сходится, — поддержал Ганн. — «Зальцбург» должен был проходить этот район за пять-шесть дней до входа в канал — именно тогда «Аделаида» и смолкла.

Егер вернулся к предыдущей базе данных.

— Записи администрации панамского канала показывают, что он прошел в прошлую пятницу, войдя в шлюзы Тихого океана в три часа пополудни. Может, удастся найти его архивное видео.

Пару минут спустя он запустил запись камеры одного из шлюзов. В зернистом черно-белом ролике был виден сухогруз средних размеров, дожидающийся, когда шлюзовая камера заполнится. На его трубе отчетливо виднелся цветок эдельвейса.

Глядя на экран, Дирк ощутил всколыхнувшуюся в душе надежду.

— Поглядите на его грузовую марку. У него малая осадка. Трюмы практически пусты.

— Ты прав, — проговорил Ганн. — Если он и захватил «Аделаиду», то не забирал ее груз.

Егер вывел технические данные «Зальцбурга».

— «Аделаида» на сто футов длиннее. Им пришлось бы бросить изрядную часть ее груза, если бы они обчистили ее и затопили.

— Редкоземельная руда у нее на борту слишком ценна для этого, — возразил Ганн. — Нет, она должна быть еще на плаву. Я начинаю считать, что корабль отвели туда, где можно разгрузить.

— Но куда? — спросила Саммер. — Вы проверили все крупные порты.

— Она запросто могла проскользнуть к какому-нибудь частному причалу без нашего ведома.

— Есть и другая возможность, — поднялся с кресла Дирк. — Вспомним затопленное судно, на которое мы наткнулись у Мадагаскара — «Норвежец». С него стерли все опознавательные знаки. Что, если они сделали то же и с «Аделаидой», чтобы выдать ее за другое судно?

Егер и Ганн единодушно кивнули, и Дирк начал собирать свои вещи. И когда направился к двери, Саммер его окликнула:

— Ты куда это собрался?

— В Панаму. И ты со мной.

— В Панаму?

— Разумеется. Если за исчезновением «Аделаиды» стоит «Зальцбург», то кто-то в «Габсбург Индастриз» должен что-то об этом знать.

— Быть может, но мы не знаем о «Габсбург Индастриз» ровным счетом ничего, даже где она расположена.

— Это правда, — Дирк с надеждой посмотрел на Ганна и Егера. — Но пока мы туда доберемся, уже будем знать.

56

Кнут щелкнул, и каждый в пределах слышимости съежился, опасаясь удара завязанного узлом кончика. Время от времени Йоханссон выказывал сострадание и просто щелкал им в воздухе для эффекта. Но в большинстве случаев направлял кнут на обнаженную кожу подневольных работников, вызывая страдальческие крики.

Их было около семидесяти — рабов, собранных с похищенных кораблей, везших редкоземельные руды. Теперь они же переносили эти ворованные руды, доставляя их в обогатительные цеха, спрятанные в джунглях. Люди, изнуренные непосильным трудом и скудным питанием, быстро превращались в изможденных зомби. Прибывшие на «Аделаиде» пленные были потрясены их видом — изодранными, грязными обносками и апатичными взглядами, устремленными на новоприбывших.

Питт-старший и Джордино с первого же взгляда на этих людей поняли, что тянуть с побегом не следует.

— Что-то не впечатляет меня здешняя долгосрочная медицинская страховка, — проворчал Джордино, когда их разбивали на рабочие бригады для разгрузки «Аделаиды».

— Согласен, — отозвался Питт. — По-моему, следует поискать другую работу.

— А что за дела с ошейниками?

Питт тоже увидел, что на всех работниках надеты трубчатые стальные ошейники. Их обладатели тщательно придерживались пределов порта, не рискуя ступать за пределы рабочей зоны.

Йоханссон щелкнул кнутом, и пленников «Аделаиды» отконвоировали на поляну. Там был установлен стол с ящиком ошейников, и их стали, надевать на людей один за другим, запирая на ключ. Бычья шея Джордино едва уместилась в ошейнике, севшем просто впритирку.

— А тавро нам тоже поставят, как скотам? — спросил он у вооруженного охранника, надевавшего ошейники. Тот в ответ окатил его ледяным презрением.

Когда всех таким образом экипировали, Йоханссон принялся выхаживать перед строем.

— На случай, если вам непонятно, надетые на вас ошейники — охранные устройства. Охраняют вас от побега, — он зловеще осклабился. — Посмотрев в сторону причала, вы увидите на земле пару белых линий.

Питт увидел две параллельные поблекшие линии, проведенных в нескольких футах друг от друга, протянувшихся от причала и убегающих в джунгли.

— Белые линии охватывают пятиакровый участок, включающий бункеры для руды, мельницу и ваши жилые бараки. Это ваш островок жизни. А под линиями проходят электрические кабели, которые в случае попытки их пересечь устроят вам электрический удар в пятьдесят тысяч вольт. Иначе говоря, вы умрете. Хотите, устрою демонстрацию?

Все молчали, не желая новых жертв.

— Я рад, что мы поняли друг друга, — рассмеялся Йоханссон. — А теперь пора за работу!

Корабельный экипаж Гомеса подвел конвейер причала к первому трюму «Аделаиды» и начал выгружать измельченный моназит. Руду вываливали на бетонные площадки в пределах белых линий, где быстро начала расти горка. Группа усталых невольников доставила лопаты и тележки на резиновых колесах, и новые рабы взялись за работу. Плуграда и его команду береговой охраны поставили работать лопатами, а Питту, Джордино и остальным дали менее тяжелую задачу толкать тележки к расположенной неподалеку шаровой мельнице и выгружать их.

Экваториальная жара и влажность быстро взимали свою дань, изнуряя людей, буквально выпивая их силы. Питт и Джордино старались работать как можно медленнее, экономя силы, но пот все равно заливал им лица. И постоянно слышались щелчки кнута, подгонявшие работников.

Толкать нагруженную тележку из-за раненой ноги Джордино было трудновато. Он двигался неровной поступью, толкая груз короткими скачками. Питт следовал за ним по пятам, когда из джунглей вышел Йоханссон. Секунду спустя его кнут щелкнул, и кожаный кончик ударил Джордино по предплечью. Несмотря на проступивший багровый рубец, Джордино отреагировал, будто его укусил комар, обернувшись к Йоханссону с мерзкой улыбкой.

64
{"b":"222235","o":1}