ЛитМир - Электронная Библиотека

— Почему твоя тележка полна лишь наполовину? — гаркнул швед, к которому тотчас поспешили двое охранников.

Питт, увидевший выражение глаз Джордино, понял, что его друг готов ринуться в бой. Присутствие двоих охранников обрекало эту затею на провал. Дирк двинул свою тележку вперед, толчком подавая Джордино сигнал сохранять спокойствие. Повернувшись к Йоханссону, Эл показал окровавленную повязку на бедре.

— Пользуешься ранением? — бросил Йоханссон. — В следующий раз насыпай тележку доверху, а то я сделаю то же и с другой ногой. — Обернувшись к Питту, он снова взмахнул кнутом. — Тебя это тоже касается.

Дирка кнут хлестнул по ноге. Как и Джордино, он проигнорировал жгучую боль, устремив на Йоханссона злобный взгляд. На сей раз настала очередь Эла подтолкнуть его, и оба двинулись дальше со своей поклажей, а Йоханссон переключил внимание на следующую группу рабочих.

— Горе мне и моим симулянтским замашкам, — буркнул Джордино под нос.

— У меня есть идеи по поводу того, что я сделал бы с этим кнутом, — откликнулся Питт.

— У нас обоих, брат.

Вывалив руду из тележек у здания шаровой мельницы, они направились обратно к причалу, по пути пытаясь разобраться в планировке лагеря. В четырех длинных низких зданиях позади мельницы находятся обогатительные цеха. За ними — едва виднеющееся из-за кустов двухэтажное жилое здание для охранников и работников фабрики. Жилище невольников с другого конца мельницы — сооружение без стен, со столовой с одного края, окруженное десятифутовой оградой, увенчанной колючей проволокой. Дальше в джунглях, далеко за границей белых линий, притаилась небольшая электростанция, обеспечивающая энергией весь комплекс.

Невольники трудились до сумерек, пока не начали валиться с ног от изнеможения. Возвращаясь с пустой тележкой, Питт услышал со стороны причала отчаянный вопль. Один из людей Плуграда, набирая руду на лопату, споткнулся и упал у белой линии. Удар высокого напряжения прошил его тело прежде, чем он успел откатиться в сторону. Его трясло, сердце яростно стучало, но он пережил этот шок, попутно послужив для остальных живым примером.

Когда Питт и Джордино доплелись до столовой, пошел дождь. Кровля из пальмовых листьев протекала буквально везде. Им дали хлеб и водянистый супчик, и они со своими порциями направились к ближайшему столу. К ним присоединились двое истощенных мужчин.

— Магуайр моё фамилиё, а моего друга Браун, — сообщил один с новозеландским акцентом. Его волосы и жидкую бородку густо припорошила пыль. — Мы с «Гретхен». А вы только-только с «Лабрадора»?

— Да. Но когда поднимались на борт, он звался «Аделаидой», — Питт представил себя и Джордино.

— Первый раз вижу здесь угнанный корабль, — сказал Магуайр. — Обычно они крадут груз в море и открывают кингстоны. Именно так они и поступили с «Гретхен», прямиком рядом с Таити. Саданули по нам своей микроволновой штуковиной, мы и опомниться не успели, как они уже захватили управление.

— Там была смонтирована большая квадратная антенна? — поинтересовался Питт.

— Да. В курсах, что это?

— Мы думаем, что это доработанное армейское устройство подавления массовых беспорядков под названием система активного подавления, или САП.

— Чертовски скверная фиговина, как ни назови.

— Давно вы здесь? — спросил Джордино.

— Месяца два. Вы уж второй экипаж на моей памяти. Нас тут заметно подуменьшилось, потому как высоковаты темпы убыли, — негромко произнес он. — Просто пейте побольше воды, и будете в порядке. Хотя бы в ней нас не ограничивают… — Он собрал остатки супа черствой хлебной коркой.

— Простите за невежество, — сказал Питт, — но где именно мы находимся?

— Завсегда первый вопрос, — усмехнулся Магуайр.

— Вы в жарких, дождливых, жутких джунглях Панамы. Где именно, сказать не могу.

— Магуайр задружился с одним из охранников, — вступил в разговор Браун. — Очевидно, их время от времени вывозят в увольнение в Колон — значит, мы где-то ближе к атлантической стороне.

— Кое-кто из ребят считает, что мы в зоне канала, — кивнул Магуайр, — но наверняка не скажешь, когда сиднем сидишь на нашем пятиакровом райском островке. Босс лётает на «вертушке», так что до настоящей цивилизации может быть далековато.

— Кому-нибудь удалось отсюда улизнуть? — осведомился Джордино. — Смахивает на то, что заключенных куда больше, чем охраны.

Оба старожила покачали головами.

— Видал я пару попыток, — промолвил Браун. — Даже ежели проскочишь полоски смерти, за тобой погонятся с собаками. — Тут он обратил внимание на руку Джордино. — Чмокнулся сегодня с Джонни Кнутом?

— Взасос, — подтвердил Джордино.

— Он больной, тут к гадалке не ходи. Лучше держаться от него подальше, когда можно.

— А кто заправляет этой шарашкой с самого верху? — поинтересовался Питт.

— Тип по имени Эдуард Бёльке. Какой-то гениальный горный инженер. У него собственная резиденция там дальше, — махнул рукой Магуайр в сторону причала. — Он построил весь этот комплекс, чтобы обогащать редкоземельные элементы. Насколько мы узнали, он главный игрок на мировом рынке и крутит шуры-муры с китайцами. Один из рабочих с обогащения утверждает, что здесь в год перерабатывается редкоземельных элементов на четверть миллиарда долларов, и по большей части краденых.

— Неслабый навар! — присвистнул Джордино.

— Обогатительная фабрика, — задумчиво протянул Питт с мыслью о побеге. — Должно быть, в химическом процессе используется уйма реагентов.

— И некоторые из них смертоносные, надеюсь, — подхватил Джордино.

— Да, но они вне досягаемости, — возразил Магуайр.

— Все серьезные дела делают в зданиях, куда нам доступ закрыт. Мы тут мелкая сошка. Разгружаем и загружаем корабли и вкалываем на шаровой мельнице. Надеетесь побаловаться со спичками?

— Что-то вроде того.

— Можете выбросить это из головы. Мы с Брауном обдумывали это неделями, но видели, как слишком уж много славных парней гибнут при попытке. Рано или поздно кто-нибудь эту шарашку накроет. Нам надо только продержаться до той поры.

Цепочка лампочек у них над головами мигнула.

— Свет вырубят через пять минут, — растолковал Магуайр. — Лучше поищите себе местечко, где прикорнуть.

Он провел их в большое помещение за ширмами, с разбросанными ротанговыми циновками для сна. Питт и Джордино выбрали себе две и только-только улеглись в набитом людьми помещении, когда свет потух. Не обращая внимания на духоту и неудобную твердую циновку, Питт предался раздумьям о том, как выбраться из этого лагеря смерти. И погрузился в сон, так и не отыскав ответа и не зная, что желанная возможность придет куда раньше, чем он подозревал.

57

Работники оцепенели, услышав визг турбин и рокот приземляющегося вертолета. Кнут Йоханссона тут же понудил их к работе, перечеркнув надежды, что войска прибыли им на помощь, чтобы принести свободу.

Но вместо них прибыл сам Бёльке, только что вернувшийся из Австралии, где он привел в действие последние этапы захвата власти над месторождением Маунт-Уэлд. Выбравшись из вертолета, Эдуард прошел мимо дожидающегося его гольфмобиля и зашагал к причалу с парой вооруженных охранников, не отстававших от него ни на шаг.

Группа обессиленных рабочих, включая Питта и Джордино, перевозила руду уже из последнего трюма «Аделаиды», когда Бёльке заявился на причал. Окинул рабов пренебрежительным взоров, на миг встретившись глазами с Питтом. И в этот миг Дирк будто отождествился с австрийцем, постиг его суть, узрев безрадостного человека, напрочь лишенного сострадания, этики — да и самой души.

Бёльке окинул холодным оком груду руды, прежде чем перейти к осмотру корабля. Ему пришлось немного подождать Гомеса, вызванного с корабля и рысцой примчавшегося по сходням.

— Груз такой, как ожидалось? — осведомился Бёльке.

— Да, тридцать тысяч тонн измельченной моназитной руды. Это уже остатки, — указал Гомес на последнюю груду.

65
{"b":"222235","o":1}