ЛитМир - Электронная Библиотека

Дергаясь, как зомби, Питт брел через бамбуковую рощицу, а затем сделал шаг — и не нашел опоры. Не удержавшись, он рухнул в узкий овраг, головой вперед заскользив по травянистому склону прямо в ручей. Посидел в нем несколько минут, чувствуя, как холодная вода уносит прочь боль от ушибов и ссадин. А над головой полоска мерцающих звезд проливала на него слабый, но такой желанный свет.

Вода принесла ему шанс ускользнуть от преследующих собак. Наполнив флягу Чжоу, он побрел посередине ручья. Вода редко поднималась выше коленей, но была достаточно глубока, чтобы скрыть его запах. При свете звезд идти оказалось легче, хоть он и продолжал оскальзываться и падать на дно ручья. Казалось, он прошел по воде добрую милю, хотя на самом деле всего несколько сотен ярдов.

В конце концов, выйдя к пологому противоположному берегу, он захромал вверх по склону, войдя в рощицу хлопковых деревьев. Низкая ветвь буквально манила его, и он, кое-как забравшись на нее, решил передохнуть.

Джунгли понемногу смолкли, и, кроме журчания ручья, тишину не нарушали почти никакие звуки. Преследующих собак больше не было слышно, и это дало Питту надежду, что он наконец-то оторвался от погони. Привалившись спиной к стволу, он понял, что эта гонка для рассудка оказалась почти такой же изнурительной, как и для тела.

Дирк боролся с накатывающей дремотой, когда вдруг услышал шелест кустов по ту сторону ручья. Оглянувшись через плечо, он увидел на листве желтые блики от фонаря. И оцепенел, когда над берегом ручья материализовался силуэт большой собаки, нюхающей землю.

Питт беззвучно выругал свое невезение. Бредя по руслу ручья, он ненамеренно свернул обратно, выйдя навстречу преследователям.

Немецкая овчарка ничем не выказала, что увидела или учуяла Питта. Он застыл на дереве совершенно недвижно, даже не дыша. Желтый огонек становился все ярче, пока из кустов не появился автоматчик с фонарем, позвавший собаку. Та повернулась к своему дрессировщику и пошла за ним, зарычав напоследок.

И тут в десяти футах от Питта вдруг раздался такой рев, будто льва усадили на электрический стул. Питт едва не свалился с ветки, но сумел удержаться. Собаковод же принялся обшаривать дерево лучом фонаря и наткнулся на мохнатое черно-коричневое чудище, сидевшее чуть выше Питта — обезьяну-ревуна, тотчас издавшую очередной хриплый рык и ускакавшую прочь от света.

Питт сидел ни жив ни мертв на краю светового пятна, и тут собака зашлась лаем. Луч тронулся прочь, потом скакнул обратно, поймав Питта в самый центр. Американец свалился с ветки и понесся прочь через рощу. Секундой позже автоматная очередь вгрызлась в уже опустевшую ветку хлопкового дерева.

Как только эхо выстрелов стихло, в джунглях воцарилась призрачная тишина. А затем воздух сотрясли крики и вопли тысяч животных и птиц, спешащих убраться подальше. Питт последовал за ними, несясь через лиственный лабиринт с вытянутыми перед собой руками. Первые лучи зари уже тронули горизонт, помогая его побегу. И он бежал.

На него натравили немецкую овчарку, но она замешкалась, перебираясь через ручей, дав Питту дополнительное преимущество. Однако овчарка нашла узкое место, чтобы пересечь ручей, и возобновила погоню. По ее безостановочному лаю Питт мог следить за ее неуклонным приближением. Овчарка хоть и устала от ночной погони, но темпа не сбавляла.

Энергии для этого затяжного спринта у Питта почти не осталось. Он понимал, что собаку ему не обогнать, но ее дрессировщик останется далеко позади, шанс на спасение все-таки есть. Вопрос лишь в том, хватит ли сил на поединок с псиной.

Лай все приближался, и Питт решил, что настало время повернуться и дать бой. Только тут он сообразил, что, бросившись бежать, оставил свою острую палку под деревом. Осматривая землю в поисках какого-нибудь нового оружия, Дирк проглядел низкую ветку и налетел на нее лбом. Удар сшиб его на землю. Лежа навзничь в полуобморочном состоянии, он слышал приближающийся лай. А еще — металлический перестук, докатывающийся сквозь землю.

Повинуясь лишь инстинкту, Питт пополз вперед, мимо дерева и через небольшой холмик. Звук стал громче. Преодолев боль, он приподнялся и поглядел поверх холмика. И в призрачном свете разглядел поезд — не более чем в двадцати футах от себя. Отмахнувшись от мысли, что это галлюцинация, встал на ноги. Поезд был самый что ни на есть настоящий, ползущий через узкую просеку в джунглях с вереницей платформ, несущих транспортный контейнер за контейнером.

Питт уже ковылял к рельсам, когда овчарка, взбежавшая на насыпь, увидела его. С удвоенной энергией она галопом понеслась за Питтом, плетущимся на резиновых ногах в сторону поезда.

Мимо как раз проходила полупустая платформа, и Питт прыгнул. Упал на нее грудью и забарахтался, пытаясь вскарабкаться, и в этот миг собака ринулась в атаку. Прыгнув, она сомкнула челюсти на его свесившейся вниз правой ноге.

Питт перекатился на платформу с болтающейся на ноге овчаркой. Стащив флягу Чжоу с шеи, он швырнул ее в собаку. Фляга попала животному прямо в нос, и овчарка, заскулив, разжала челюсти. Но, едва упав на гравий, опомнилась и погналась за платформой. Целую милю собака бежала рядом с поездом, рыча и прыгая, но была не в состоянии допрыгнуть до высокой платформы. Потом поезд по узкой эстакаде пересек овраг, и собаке пришлось отстать. Питт помахал на прощание собаке, в отчаянии захлебывающейся лаем и воем вслед уходящему поезду. Потом прополз по платформе, скорчился рядом со ржавым контейнером, закрыл глаза и почти тотчас же погрузился в забытье.

63

Медленный товарняк, дернувшись, остановился, разбудив своего единственного пассажира. Растянувшийся на платформе Питт-старший разлепил веки и увидел яркое утреннее солнце.

Поезд панамской железной дороги дошел до места назначения — грузовой станции порта Бальбоа. Город, расположенный у тихоокеанского конца Панамского канала, расположен всего в нескольких милях к югу от Панама-сити, служа ключевым перевалочным пунктом для грузов, идущих через перешеек. Спрыгнув с платформы, Питт оказался в стальных джунглях. Куда ни кинь взгляд, повсюду высятся горы разноцветных грузовых контейнеров. Поглядев вдоль длинной вереницы вагонов, он увидел портальный кран, нависающий над железнодорожными путями, и рабочих, начавших разгружать вездесущие контейнеры.

Находившийся у конца поезда Питт пошел по шпалам прочь от станции, решив, что местные железнодорожные власти могут принять его за бродягу. Покинув станцию, он перелез через ржавый забор из рабицы и оказался в районе старых складов. В половине квартала от него виднелось небольшое здание с горсткой припаркованных перед ним автомобилей — затрапезный бар, обслуживающий местных докеров. Выгоревшая вывеска гласила «Еl Gato Negro»[33] рядом с изображением черной кошки с перечеркнутыми глазами.

Питт вошел в сумрачное помещение, привлекая внимание немногочисленных утренних клиентов, уже греющих табуреты у стойки. Он направился к бармену, но тут увидел себя в большом зеркале по ту сторону стойки. И чуть не испугался.

Перед ним был усталый, изнуренный человек с окровавленным, покрытым синяками лицом, одетый в грязные, рваные и такие же окровавленные отрепья. Будто вернулся с того света.

— El tel fono? — осведомился Питт.

Бармен поглядел на него так, будто Дирк — пришелец с Марса, а потом указал в угол рядом с туалетом. Доковыляв туда, Питт с облегчением посмотрел на видавший виды телефон-автомат. Хотя в Америке почтенные таксофоны — почти вымерший вид, по всему миру они еще влачат свое существование, порой в самых неожиданных местах.

Ему удалось выйти на англоязычную телефонистку, лишь на миг замешкавшуюся в ответ на просьбу сделать звонок в Вашингтон, округ Колумбия, за счет собеседника, и вскоре послышались гудки вызова. Привет Питта, раздавшийся из трубки, заставил голос Руди Ганна подскочить вверх на целую октаву.

вернуться

33

Черный кот (исп.).

71
{"b":"222235","o":1}