ЛитМир - Электронная Библиотека

Корабли прошли буквально в паре футов друг от друга, пока борт контейнеровоза скреб по дну, а его винт вздымал ил и грязь. Как только мостики двух кораблей сошлись, лоцман и вахтенные офицеры контейнеровоза разразились многоэтажными тирадами в адрес визави. Но Питт лишь улыбнулся и помахал им рукой.

— Они могут потребовать отобрать у тебя шкиперскую лицензию, — заметил Дирк.

— Представляешь, как они взбесятся, — отозвался Питт, — когда узнают, что ее у меня нет.

Канал впереди повернул и сузился, отчасти загородив от глаз силуэт «Зальцбурга». На его мостике Бёльке и Пабло насторожились, услышав из громкоговорителя последнее остервенелое словоизвержение. Когда синий контейнеровоз миновал «Аделаиду» и лоцман увидел намалеванное на корме новое название, он не удержался от новых угроз по радио.

— «Лабрадор», — прорычал он, — в Колоне я подам официальную жалобу властям канала.

При упоминании названия корабля Бёльке буквально окаменел.

— «Лабрадор». Это название дали угнанному судну, стоявшему у нас на приколе!

Сграбастав бинокль, он припустил к заднему окну. Спутать большой балкер, в миле позади них обходящий голландский танкер, ни с каким другим было невозможно. «Аделаида».

По лицу австрийца разлилась мертвенная бледность.

— Они гонятся за нами, — промолвил он Пабло.

Тот спокойно смотрел на экран навигатора.

— Мы запросто сможем войти в шлюз раньше них. А если нет, — добавил он, и в глазах его блеснул лед, — мы заставим их пожалеть о том, что увязались за нами.

72

Оба судна вошли в Разрез Гальярда — самый опасный участок канала. Прокладка этого отрезка длиной девять миль, прорезающего центральный хребет перешейка между материками, стала для строителей канала самой трудной инженерной задачей. В результате титанических землеройных работ вручную и с помощью капризных паровых экскаваторов был проложен ров глубиной местами свыше двухсот пятидесяти футов. Несметные тысячи человек заплатили за это жизнью — некоторые из-за несчастных случаев и оползней, но большинство — от желтой лихорадки и пневмонии.

Но в 1914 году, когда канал был запущен, масштабы свершения были скрыты от взоров водой, заполнившей глубокий разрез. Ее безмятежный вид совершенно не вяжется с коварными течениями, из-за которых прохождение узкого канала превращается для навигатора в настоящий вызов.

Питт ворвался в разрез на полном ходу, проигнорировав кромочный знак, предписывающий всем крупным судам сбросить скорость до шести узлов. Течения время от времени давали себя знать, снося корму то в одну, то в другую сторону, но терять ход он отказывался. «Зальцбург» уже отчетливо виднелся впереди, его отрыв сократился до полумили.

Хотя Пабло и приказал капитану прибавить ход, на разгон «Зальцбургу» требовалось время, ставшее воистину бесценным. Оглянувшись на куда более быструю «Аделаиду», он понял, что придется дать бой.

Заметив, что на баке «Зальцбурга» собрались несколько человек, Питт передал руль Дирку.

— Только для протокола, — заявил сын, — я ни разу не водил суда такого размера.

— Управлять им проще, чем «Дюзенбергом», — ответил Питт. — Просто держи подальше от берега. Сейчас вернусь.

Они подошли к «Зальцбургу» уже настолько близко, что Дирк без труда разглядел, как три человека у него на носу манипулируют с высоким объектом, напоминающим тарельчатую антенну радара. Прокатив его мимо грузовых контейнеров к левому фальшборту, они установили его, сориентировав назад — на «Аделаиду».

Питт появился на мостике минуту спустя. Дирк во все глаза уставился на отца, одетого в зеркальный серебряный защитный скафандр класса А для работы с опасными материалами.

— Что за наряд Бака Роджерса?[36]

— Мы взяли их для защиты, когда поднимались на борт, — пояснил Питт. — Корабли Бёльке оснащены микроволновым устройством под названием САП, используемым для разгона толп, только у него оно смертоносное. Скорее всего, на «Зальцбурге» оно есть.

— Ты имеешь в виду вон ту тарелку на носу? — указал Дирк вперед.

Увидев систему активного подавления, нацеленную прямо на них, Питт поспешно бросил сыну второй скафандр.

— Быстрей надевай!

Дирк уже начал натягивать защитный костюм, когда ощутил, что спину припекло.

— Должно быть, уже включили, — сообщил он, торопливо застегивая молнию.

Ощутив то же самое кожей лица, Питт быстро надел шлем с забралом и подошел к рулю.

— Не высовывайся из-за переборки, — велел он Дирку голосом, приглушенным из-за шлема.

Ему тут же окатило жаром грудь и руки, и Питт переложил руль вправо. Стоя перед разбитым окном мостика, он находился в самом фокусе устройства на линии огня. Скафандр обеспечил ему некоторую защиту, но полностью заблокировать излучение не мог.

Чтобы попасть по «Аделаиде», система, расположенная на носу «Зальцбурга», должна была направить луч вдоль левого борта корабля, и Питт мог легко избежать его воздействия, уйдя к правому берегу канала и держась за передним кораблем. И через пару минут именно так и поступил.

Бёльке видел, как «Аделаида» внезапно изменила курс.

— Уваливается к берегу. По-моему, вы ее достали.

— Оператор докладывает, что мостик простреливался полностью, — доложил Пабло.

И тут оба увидели, как «Аделаида» выравнивает курс. По-прежнему сохраняя небольшое преимущество в скорости, преследователь мало-помалу настигал «Зальцбург», подбираясь к его корме.

— Думаю, они могут попытаться протаранить нас, — заметил Бёльке.

Бросив взгляд на монитор навигатора, Пабло понял, что вот-вот покажутся первые ворота шлюза Педро-Мигель.

— Нам надо избавиться от них прежде, чем мы будем видны со шлюза.

Перебросившись парой слов с капитаном, он удалился с мостика. Бёльке остался на месте, будто приклеенный к заднему окну, не сводя глаз с преследующего их судна.

Питт поддерживал безопасный промежуток между собой и кораблем, идущим впереди. Он надеялся зайти к «Зальцбургу» сбоку и прижать его к берегу, но появление САП по бакборту свело этот план на нет. Он еще раздумывал, что же предпринять дальше, когда «Зальцбург» резко дал крен.

По команде Пабло капитан круто переложил руль «Зальцбурга» влево. Операторы САП немедленно направили луч на мостик «Аделаиды». Питт ощутил на коже знакомое покалывание, но при виде нового оружия волосы у него буквально встали дыбом. У фальшборта стояли Пабло и еще один человек с ракетными гранатометами на плечах. Через секунду оба выстрелили.

— Прочь с мостика! — рявкнул Питт при виде летящих к ним гранат.

Бежать было уже некогда, и он бросился на пол, в падении пинком переложив руль влево.

Дирк, стоявший в другом конце мостика, метнулся в боковой коридор.

Первая граната врезалась в стальную поверхность надстройки «Аделаиды» чуть ниже мостика и упала на палубу, без малейшего вреда разорвавшись на крышке люка.

Пабло, стрелявший из второго РПГ, угодил в яблочко. Граната влетела сквозь разбитое окно мостика прямо у Питта над головой. Влетев под крутым углом, она срикошетировала от потолка к задней переборке, где и взорвалась. От взрыва, обратившего мостик в огненный ад, содрогнулась вся надстройка, из проемов окон вылетели остатки стекол, и вырвалось облако огня, смешанного с черным дымом.

Глядя на это с палубы «Зальцбурга», Пабло довольно ухмыльнулся. Выжить в этом пекле не смог бы никто.

73

Жизнь Питту спасли сразу две вещи. Во-первых, рикошет гранаты, отскочившей от задней переборки и взорвавшейся перед стойкой аппаратуры. Осколки полетели вверх, в стороны и в стойку — но прошить ее насквозь не смогли, и смертоносный град стальной шрапнели миновал Питта, распростертого по ту сторону.

А вторым его спасителем стал защитный костюм, уберегший его от огненной вспышки, сопроводившей взрыв и поглотившей весь мостик. Ударная волна порядком тряхнула его, да и дыхание давалось с трудом, но он легко вскочил на ноги, когда вернувшийся Дирк выволок его из обломков.

вернуться

36

Бак Роджерс — заглавный герой кинофильма и телесериала, действие которого происходит в XXV веке.

79
{"b":"222235","o":1}