ЛитМир - Электронная Библиотека

А шестьюдесятью футами ниже Дирк Питт-старший вырвался из холодных объятий течения Гумбольдта, пронизывающего здесь прибрежные воды. Он замедлил погружение, и частота дыхания понемногу снизилась. Видимость была хорошая, футов на сорок, позволяя четко рассмотреть скалистое дно, скрытое густыми водорослями. Лениво шевеля ластами, он заскользил над коралловым рифом, густо усеянным яркими морскими ежами и звездами. Небольшой косяк ставриды разглядывал его минуту-другую, а затем синхронно метнулся прочь.

Море всегда помогало Питту сбросить напряжение, как ничто другое. У кого-то океанские глубины вызывают клаустрофобию, но у него они порождали странное чувство освобождения, будто обостряющего восприятие. Чувство это уходило корнями на десятилетия назад, когда он изрядную часть юности посвятил обследованию бухточек вдоль южнокалифорнийского побережья, ныряя без акваланга и катаясь на волнах без всякой доски. Испытываемое при этом дивное ощущение сродни полету привело его в военное училище ВВС и летную школу в качестве молодого офицера.

Но чарующий зов моря продолжал притягивать его, вынудив отказаться от авиации и многообещающей военной карьеры, чтобы вступить в свежеиспеченную федеральную организацию — Национальное управление подводных исследований. НУПИ, созданное для изучения и защиты Мирового океана, оказалось для Питта идеальной средой, позволяющей работать и на поверхности, и в глубине морей по всей планете. Порядком потрудившись в роли руководителя отдела специальных проектов, он вдруг обнаружил себя на посту главы агентства, что только укрепило в его душе чувство высокого служения Мировому океану. С тех пор Лорен частенько шутила, что ей по-прежнему приходится состязаться с первой любовью Дирка Питта — красоткой по имени Море.

Страсть Питта к подводным исследованиям вкупе с любовью к истории помогла ему разыскать десятки затонувших кораблей. Но сегодня цель его поисков была куда менее значительна. Плывя вдоль широкого зубчатого скального гребня, уходящего в глубину, он тщательно осматривал его расщелины и закоулки. И через несколько минут обнаружил искомое. Сунув руку между двумя валунами, Дирк вытащил энергичного коричневого лангуста весом почти в пять фунтов. Мгновение разглядывал его длинные размахивающие антенны, а затем сунул рака в сетку на поясе и продолжил искать его собратьев.

Сквозь размеренный шум дыхания в редукторе до его слуха донеслось регулярное постукивание.

Чтобы лучше слышать, он задержал дыхание. Металлический лязг складывался в знакомый узор: два коротких, два длинных, затем снова два коротких. Не совсем код Морзе для сигнала бедствия SOS, где используются тройные серии точек и тире, но Дирк решил, что смысл в данный призыв вложен тот же. Определить направление он не мог, понял только, что источник где-то поблизости. Должно быть, Лорен.

И заработал ластами, устремляясь к поверхности в том месте, где остался катер. Заметил якорный трос и поплыл к нему изо всех сил, вынырнув в паре ярдов позади суденышка. Лорен, свесившись с транца, стучала запасным свинцовым грузом для дайвинга по кожуху двигателя на корме. Поглощенная этим занятием, она не заметила его всплытия.

— Что стряслось? — крикнул он.

Лорен подняла голову, и Питт увидел в ее взгляде отчаянный страх. Не находя слов, она просто указала на что-то позади него. Он повернул голову — и его тут же накрыла густая тень.

Она принадлежала кораблю — массивному сухогрузу, устремляющемуся прямо на них. Расстояние уже сократилось до каких-то ста футов. Катер подпрыгивал на волнах, прямо на пути широкого, высокого носа судна, вздымающего перед собой зловещую гору пены. Питт принялся костерить на чем свет стоит дураков на мостике — то ли слепых, то ли уснувших.

Ни секунды не колеблясь, он яростно забил ластами, устремляясь к катеру, и ухватился за борт.

— Завести мотор? — спросила Лорен с вытянувшимся лицом. — Я боялась это делать, пока ты был под водой.

Питт увидел, что якорный трос, уходящий в небольшой клюз на носу, еще натянут. Сзади доносился низкий рокот двигателя корабля, продолжавшего надвигаться. Слишком близко. Малейшая промашка при попытке перерезать якорный трос или заминка с двигателем — и их катер будет разбит в щепки вместе с ними.

Снова сунув загубник в рот, он отрицательно затряс головой и взмахом приказал Лорен подойти. Поспешив к борту, она протянула руку, чтобы помочь ему забраться в судно.

Но Дирк вместо того охватил ее за талию.

Не успела она опомниться, как уже свалилась от сильного рывка за борт, вскрикнув от обжигающе холодной воды. Лягаясь и барахтаясь, Лорен еще успела хлебнуть воздуха напоследок. До стальной громадины оставались считанные ярды.

А затем она, увлекаемая вглубь, будто тряпичная кукла, скрылась под волнами.

5

Сухогруз не замедлил хода и не развернулся. Его широкий корпус врезался в катер, оборвав якорный трос, прежде чем подмять крохотное суденышко, накрыв его пенным валом. Протарахтев вдоль борта корабля, катерок, как ни странно, всплыл на поверхность, где и закачался на понемногу утихающей кильватерной волне, отделавшись лишь слегка покореженным слева бортом.

А где-то в глубине Лорен изо всех сил уцепилась за супруга, отчаянно устремившегося ко дну. Ошарашенная погружением в ледяную воду, когда Дирк увлек ее вглубь без воздуха, она чуть было не запаниковала. А затем ощутила, как он тычет ей в рот свой загубник, одновременно закидывая ее руку вокруг своего компенсатора плавучести. Несмотря на холод, нервы ее понемногу приходили в норму. Она начала помогать продвижению, подгребая ногами и не забывая продувать уши по мере погружения.

Мерцающий свет поверхности померк, заслоненный черным корпусом корабля. Лорен бросила взгляд вверх, и ей показалось, что обросшее морскими желудями днище проходит всего в паре футов от нее, протяни руку — и дотронешься.

Хотя они и избежали столкновения с корпусом судна, Питт продолжал гнать тело вглубь лихорадочными толчками ластов. Легкие пылали, будто вот-вот лопнут, но это лишь подгоняло его, пока они, наконец, не достигли дна. Увидев коралловый риф размером с автобус, он повлек Лорен вдоль его выгнутого бока. И как только колени коснулись твердого дна, он схватился за выступ, чтобы удержаться на месте.

Тут Лорен осознала, что муж ни разу не вздохнул почти за все погружение. Она торопливо поднесла загубник к его рту и с лихорадочно колотящимся сердцем широко распахнутыми глазами воззрилась в маску мужа. Тот ответил ей спокойным взглядом, даже подмигнул, будто обвести смерть вокруг пальца — самое плевое дело.

Он с благодарностью сделал несколько глубоких вздохов, после чего вернул загубник Лорен и поглядел вверх. Днище еще шло мимо, а вот главный источник его страхов — взбивающий воду бронзовый винт — блеснул, приближаясь. Охватив Лорен обеими руками, Питт вцепился в коралл облаченными в перчатки руками, пережидая, когда пройдет корма. Даже с расстояния тридцати футов он ощущал, как засасывают исполинские лопасти, рубящие воду, пытаясь оторвать их от дна и клубами вздымая песок вокруг. Затем корабль миновал, и донные отложения дождем посыпались сверху. Отпустив коралл, Дирк устремился к поверхности вместе с крепко прильнувшей к нему Лорен. Их головы пробили поверхность, и оба стали взахлеб вдыхать теплый свежий воздух.

— Я на секунду подумала, — проговорила Лорен между вздохами, — что ты собираешься прикончить меня, чтобы не давать такого шанса кораблю.

— Мне казалось, что благоразумнее всего поднырнуть. — Уставившись на корму удаляющегося сухогруза, Питт мысленно отметил его название — «Тасманская звезда».

Лорен же развернулась в противоположном направлении и оглядела море позади.

— Они сбили парусник, сказала она, пытаясь разглядеть, нет ли спасшихся. — Там вроде была пожилая пара. Я видела, что мы следующие у них на пути.

— Твоя смекалка спасла нас обоих, хотя азбуку Морзе тебе нужно еще подучить, — Питт стал осматривать окрестные воды вместе с ней, но не заметил никаких обломков.

8
{"b":"222235","o":1}