ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты живой? — спросил сын.

В ушах звенело так, что Питт едва его расслышал.

— Да, спасибо Баку Роджерсу.

Тряся головой, чтобы побыстрее оправиться от последствий взрыва, он доковылял до ближайшего окна.

— Вообще-то мы уже должны их настичь, — ему пришлось орать, чтобы услышать собственный голос.

И едва эти слова сорвались с его губ, как со стороны носа донесся гулкий грохот. Питту и Дирку пришлось уцепиться за переборку, чтобы удержаться на ногах, пока содрогнувшийся корабль окончательно не остановился.

Пинком переложив руль влево во время падения, Питт послал «Аделаиду» на перехват поворачивающего «Зальцбурга». Последнему, захваченному врасплох в узком канале, ничего не оставалось, как попытаться завершить разворот в надежде проскользнуть мимо «Аделаиды». Действия Питта поставили на этой надежде жирный крест.

Не веря собственным глазам, Бёльке смотрел, как «Аделаида» с мостиком, обратившимся в обугленный скелет, поворачивает на них, будто направляемая невидимой дланью. «Зальцбург» был на полпути к завершению левого поворота, когда форштевень «Аделаиды» врезался в нее прямо по миделю. Под скрежет стали о сталь шедший полным ходом балкер пропорол борт «Зальцбурга» почти на двадцать футов. Иди «Зальцбург» с полной загрузкой, давление груза на остов переломило бы корабль пополам. Но даже так столкновение выгнуло листы обшивки с обеих сторон, позволив воде ворваться в трюмы.

На палубе же штабели грузовых контейнеров рассыпались, как башня из кубиков. Несколько их, пробив правый фальшборт, свалилось в канал. По бакборту пара пустых контейнеров рухнула на САП, расплющив антенну и раздавив двоих из операторов. На глазах у Пабло еще один контейнер опрокинулся набок, придавив ногу его товарища-гранатометчика. Тот завопил, умоляя Пабло о помощи, но тот ничего не мог поделать и просто пошел прочь.

Ранения обоих кораблей оказались гибельными, но «Зальцбург» явно пострадал куда больше. Корабль быстро дал крен на левый борт, роняя за борт все новые и новые контейнеры. Воды канала уже захлестнули верхнюю палубу, и скорость погружения увеличилась. Корабль тонул прямо на глазах.

Пабло взбежал на мостик, где Бёльке таращился на повреждения, как зомби. Пробежав мимо него к закрытому шкафчику, помощник пинком распахнул дверцу. Внутри стоял пластиковый контейнер с выкладками Хайланда и чертежами «Морской стрелы».

— Где капитан? — спросил он. — Надо убираться с судна.

— Отправился консультироваться со старшим механиком.

— Нельзя терять время, надо взять разъездной катер. Следуйте за мной. — Подхватив контейнер, Пабло покинул мостик.

Бёльке следовал на шаг позади. Спустившись на верхнюю палубу, они бросились на задранный штирборт, у которого болтался разъездной катер Бёльке. Закинув контейнер в катер, Пабло отчеканил:

— Забирайтесь. Я спущу его на воду и спрыгну.

Эдуард сделал, как велено. Пабло взял пульт лебедки и уже начал опускать катер, когда Бёльке вдруг остановил его.

— Смотри, на другом корабле!

У основания надстройки «Аделаиды» появились две фигуры в серебристых защитных костюмах, один из которых покрывала густая копоть. Пабло увидел, что второй размахивает пистолетом.

— Я знаю, как разобраться с ними.

Он резко плюхнул разъездной катер на воду и отвязал носовой конец, пока Бёльке отцеплял трос лебедки, а сам тем временем побежал на жилой ярус и отпер каюту Энн.

На сей раз, для разнообразия, она была рада его видеть. И хотя толком не понимала, что случилось, зато видела, что корабль тонет, и боялась, что ее бросят погибать в каюте.

— Пошли! — Пабло ухватился за наручники между запястьями и повел ее по коридору.

Спустившись на верхнюю палубу, Энн была шокирована видом громады «Аделаиды», сцепившейся с бортом «Зальцбурга». И хотя огромный балкер подпирал «Зальцбург», крен того продолжал нарастать, мало-помалу превращая палубу в крутой склон.

Пабло повел Энн вниз по наклонной палубе к левому борту, шлепая по воде, доходящей уже до щиколоток, и остановился перед одиноким контейнером, съехавшим в сторону, частично пробив ограждение. Он выпирал дальше прочих ящиков, и Пабло подналег на него, чтобы выдвинуть его еще дальше. Потом, нашарив в кармане ключ от наручников, разомкнул один браслет.

Энн расслабилась, разыгрывая покорность, когда он повел ее к контейнеру. Сделав шаг, она тут же резко выбросила колено, целя Пабло в пах, и промахнулась лишь самую малость.

Наемник отреагировал в мгновение ока, тыльной стороной ладони врезав ей по голове так, что она отлетела, ударившись спиной о контейнер. Схватив ее закованное в наручник запястье, Пабло опустил его к самой палубе, где и примкнул свободный браслет наручников к такелажной скобе у основания контейнера.

— Жаль, что у нас не заладилось, — усмехнулся он.

— Будь добра, сделай друзьям ручкой.

Повернувшись, он начал пробираться вдоль палубы, стремительно пригнувшись, когда контейнер позади него оглушительно клацнул. Прибавляя шаг, Пабло оглянулся и увидел человека у фальшборта «Аделаиды», целящего в него из пистолета. Стремительно сделав бросок в сторону, он уже скрылся от взгляда за рядом контейнеров, когда прогремели еще два выстрела.

Дирк недовольно опустил «ЗИГ-Зауэр», когда отец присоединился к нему у леера. Они уже сбросили защитные костюмы, сковывающие движения и не пропускающие воздуха, отчего оба буквально купались в собственном поту.

— Вон к тому контейнеру прикована какая-то женщина, — сообщил Дирк. — Я стрелял по субъекту, который ее приковал, но промахнулся.

Посмотрев в указанном направлении, Питт увидел блондинку с короткой стрижкой, лежащую у основания контейнера.

— Это Энн.

Облегчение от того, что Энн жива, было испорчено плачевным состоянием «Зальцбурга». Корабль стремительно погружался. Пробоина, проделанная «Аделаидой» у него по миделю, впускала массу воды, и Питт понимал, что корабль опрокинется кверху килем куда раньше, чем уйдет под воду.

— Давай-ка попробуем до нее добраться.

Он бегом устремился на нос «Аделаиды». Тот сплющился, но застрял в рваной ране в борту «Зальцбурга». Скрученные бимсы тонущего контейнеровоза со стонами и скрежетом скреблись о смятый нос «Аделаиды».

Питт пробирался между листами рваной стали. Наконец он спрыгнул на палубу «Зальцбурга» и помчался на корму, петляя между разбросанными контейнерами, пока не добрался до Энн.

Она уставилась на него, не веря собственным глазам.

— Ты-то что здесь делаешь?

— Слыхал, ты пыталась отправиться в круиз без меня, — ухмыльнулся он.

Женщина была слишком напугана, чтобы улыбнуться в ответ.

— Можешь меня освободить?

Питт прошлепал к ней по воде, чтобы взглянуть поближе. Энн сидела на палубе с опущенной рукой. Вода уже поднялась выше ее локтя. Затем контейнер заскрипел и съехал на пару дюймов дальше за борт, увлекая ее за собой.

— Это наручники? — спросил Питт.

Она кивнула.

Тут подоспел Дирк, и они вместе принялись выискивать что-нибудь подходящее, чтобы ее освободить. Где-то на корабле должен быть инструмент, но времени на его поиски просто нет. Корабль уже наполовину под водой. А с ним и контейнер.

— Он свалится за борт с минуты на минуту, — прошептал Дирк. — Не вижу, как мы можем от него избавиться.

Кивнув, Питт бросил взгляд на «Аделаиду».

— Ты прав, — ответил он с искорками во взгляде. — Полагаю, придется спасать их обоих.

74

«Аделаида», как и «Тасманская звезда» в Чили, была оборудована собственным ленточным транспортером для разгрузочных работ. И смонтирована система корабля была по носу у правого борта, как раз над тем местом, где стоял Питт.

Вскарабкавшись по исковерканному носу рудовоза, он бросился к пульту управления, установленному рядом с конвейером. Вспомогательная силовая установка корабля от столкновения не пострадала, и генератор под палубой заурчал, как только Питт начал проверять работу гидравлики. Транспортер представлял собой ленту, которую можно подгонять к каждому люку, с грейферными кранами с другой стороны, извлекающими руду из трюмов и высыпающими ее на ленту конвейера.

80
{"b":"222235","o":1}