ЛитМир - Электронная Библиотека

Он вышел, закрыв за собой дверь, и вскоре из соседней комнаты послышался его приглушенный раздраженный голос.

— Вы должны быть уже в постели, — обратилась Анна к Джулиусу, заставив себя улыбнуться и быть такой, как всегда. Внутри все кипело от отвращения к Эдвину, от отвращения к самой себе, от того, что его овладело непонятное смущение. — Уже поздно.

— Я знаю, — ответил он и вдруг весело улыбнулся. — Ты проводишь меня наверх?

— Да, конечно.

Она взяла Джулиуса под руку, но, поднимаясь по лестнице и укладывая старика в постель, не переставала думать об Эдвине, о звонившей ему женщине, пытаясь предположить, о чем они могли разговаривать. Вернувшись к себе и пытаясь уснуть, она наконец решила, что просто напрасно тратит время, думая о нем. Пользы от этого все равно никому не будет. И тут же стала убеждать себя в том, что, в конце концов, у нее есть гордость и она вполне способна противостоять обаянию этого любимца женщин. Выбраться из водоворота этих мыслей никак не удавалось. Нравилось ей или нет, но пришлось признать, что она влюбилась.

Порвав с Тони, Анна свято верила, что больше не будет интересоваться мужчинами. Потом, когда пройдет время и она совершенно забудет его, может быть, около нее появится кто-то другой, но такой же добрый, заботливый и бескорыстный. Сейчас же возникла ситуация, которая не могла пригрезиться даже в самых фантастических снах: ей понравился человек, казавшийся полной противоположностью Тони.

От этой мысли даже перехватило дыхание. Значит, она испытывает к Эдвину Колларду лишь самое низменное физиологическое влечение? Это пугало, поскольку прежде подобные чувства не были ей известны. Более того, Анна никогда и не допускала, что они могут у нее возникнуть. Однако физиологическое влечение, она рассудила, не более чем временное неудобство. Постепенно пройдет. Жизнь должна протекать своим чередом. Потревоженная поверхность воды со временем успокаивается и становится снова гладкой и блестящей. И ей хочется именно этого.

Впервые за многие годы она не услышала утром будильник и проспала. Ее разбудил Джулиус, постучав в дверь.

Она выбралась из постели, чувствуя себя виноватой под его озабоченным взглядом.

— С тобой все в порядке, дорогая? — ласково спросил пожилой человек, и она кивнула.

— Не знаю, что случилось. — Она протерла глаза и поборола зевоту. — Наверное, это потому, что вчера очень долго не могла уснуть.

— Должно быть, что-то тревожило тебя, — спокойно сказал он. — Надеюсь, ты не забыла, что сегодня библиотечный день?

— Дайте мне пять минут.

— Ты женщина, и я даю тебе час.

Потребовалось значительно меньше времени, чтобы принять душ и одеться: аккуратная плиссированная кремовая юбка, в тон ей кремовая блузка со складочками, коса, уложенная на затылке кольцом.

— Ты выглядишь так, словно собралась преподавать в воскресной школе, — заявил Джулиус со свойственной ему прямотой.

— Как приятно услышать подобный комплимент, — ответила Анна улыбнувшись.

Он уже позавтракал, и она быстро выпила чашку кофе. Эдвина не было видно, да она и не думала, что встретится с ним сейчас. Половина десятого — можно надеяться, что он уже ушел и не вернется до позднего вечера. А она постарается сегодня лечь пораньше, до его прихода, или, по крайней мере, укроется где-нибудь в тихом уголке. Если не видеть его хотя бы несколько дней, она снова овладеет собой и сможет спокойно общаться с ним.

Но этим мечтам было не суждено сбыться. Он стоял около лестницы и со скучающим видом просматривал почту, которую оставляли на маленьком столике в холле. Одна рука в кармане, вполоборота к ним — в такой позе его сильное тело казалось особенно красивым и грациозным. Темные брюки и двуцветная, зеленая с коричневым, рубашка. Похоже, собрался на какую-то деловую встречу.

— Доброе утро. Сегодня прекрасная погода, — весело сказала Анна.

Он не ответил на приветствие.

— Куда это вы собрались?

Вопрос был адресован Джулиусу, который тут же ощетинился, вероятно, по привычке, но все же сообщил, что они идут в библиотеку.

— Естественно, не вдвоем?

— Естественно, вдвоем, — возразила сердито Анна.

— А почему ты спрашиваешь? — поинтересовался Джулиус.

Эдвин окинул их взглядом и холодно улыбнулся.

— Потому что мне нужна помощь твоей… — он сделал паузу, — медсестры. Ты же умеешь печатать?

Анна неприязненно посмотрела на него.

— Смотря что ты имеешь в виду. Если тебе нужна секретарша, то лучше обратись в агентство. Боюсь, я не соответствую твоим требованиям.

— Вряд ли ты имеешь понятие, какие у меня требования. — Он вновь перевел взгляд на отца. — Ты можешь пойти один?

И Анна с ужасом увидела, что Джулиус кивнул. Прощай, враждебность, привет, дружелюбие! Она не могла поверить.

— Хорошо. Тогда я пошел.

Анна проводила его взглядом и поплелась вслед за Эдвином в домашнюю библиотеку. Он уже ждал ее, сидя за компьютером.

— Что все это значит? — прокричала она. Он повернулся.

— Не нужно разговаривать со мной таким тоном, — лениво проговорил Эдвин. — У тебя замашки школьного учителя, и мне это совершенно не нравится.

— А я и не хочу, чтобы это нравилось. — Анна покраснела. — Я не нанималась к тебе. Как ты смеешь вести себя так, словно вправе приказывать мне? — С каждой минутой она распалялась все больше, у него же на лице застыла холодная улыбка.

— Ты все сказала? — спросил он спокойно. — Тогда бери стул и садись. Я покажу, что делать.

Он повернулся к ней спиной и застучал по клавиатуре. Анна с отвращением посмотрела на его профиль.

— Я не умею печатать, — грубо сказала она и с грохотом выдвинула стоявший рядом с ним стул.

— Наверняка умеешь. У тебя полно талантов, отец превозносил тебя до небес. Сказал, что ты умела немного печатать и раньше, а здесь у тебя была практика и сейчас получается вполне приемлемо, так что… — Он повернулся, и она почувствовала, как опять зашумело в голове, — … не скромничай, пожалуйста. Так вот, что нужно делать.

— Так вот, что мне нужно делать?! Ты навязываешь мне работу секретарши. Но считаешь ниже своего достоинства хотя бы сказать «пожалуйста»?

Он взглянул на нее с выражением такого комического ужаса, что захотелось его ударить.

— Тысяча извинений. Пожалуйста. Так лучше? — Он не стал дожидаться ответа и принялся просматривать пачку писем, коротко рассказывая, что от нее требуется, и обучая ее основам работы на компьютере. Когда они покончили с объяснениями, он спросил: — Есть какие-нибудь вопросы?

— Да.

— Какие? — Эдвин заложил руки за голову и внимательно посмотрел на нее.

— Когда ты уезжаешь?

Он громко рассмеялся, провел ладонями по волосам и покачал головой.

— Кто знает. — Глаза сузились. — Я пока не решил.

Анна села за компьютер и начала печатать. Через два с половиной часа она закончила и была вынуждена признать, что работа оказалась вовсе не сложной.

— Я закончила, — сказала она, войдя в гостиную, где он сидел, обложившись разными документами и брошюрами. Она протянула стопку готовых писем, он быстро просмотрел их, кивнул, положил на стол и сказал:

— Надеюсь, эта работа не особенно утомила тебя, поскольку хочу снова воспользоваться твоими услугами. Будет меньше времени на то, чтобы строить глазки моему отцу. Не хочу сказать, что ты делаешь это, — вовсе нет. Но в любом случае, предосторожность лучше неприятности. Ты согласна?

— Ты… ты…

— Ублюдок?

— Да! — воскликнула она, но эта вспышка не произвела никакого впечатления.

— Это, наверное, банальность, но тебе говорили, что ты очень красивая, когда сердишься?

И она услышала тихий смех, смех, который потом преследовал ее весь день.

Днем он куда-то ушел, но гнев, вызванный высокомерным поведением этого человека, не утих.

— Поездка крайне утомила Джулиуса, и он пошел спать в семь часов вечера, прихватив с собой взятые в библиотеке книги. Книги о компьютере, какие же еще? И она провела вечер, изнывая от одиночества.

11
{"b":"222237","o":1}