ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Креативный вид. Как стремление к творчеству меняет мир
Дао жизни: Мастер-класс от убежденного индивидуалиста
Неправильные
Девушка, которая играла с огнем
Парадокс страсти. Она его любит, а он ее нет
Ужасная медицина. Как всего один хирург Викторианской эпохи кардинально изменил медицину и спас множество жизней
Царство льда
Максимальная энергия. От вечной усталости к приливу сил
Пепел и сталь

Возможно, Эдвин не пробудет здесь долго. И так сделано много за это время: выбрано место для офиса, подобраны основные сотрудники фирмы и, конечно, самое важное — пропасть, разделявшая их с отцом, начала медленно, но неуклонно сужаться.

Не стоило забывать и про Марию. В глубине души Анна знала, что она ему не невеста, несмотря на все ее уверения. Рано или поздно ей придется вернуться в Италию. Она может сходить с ума, сходить с ума до такой степени, чтобы ехать вслед за Эдвином в Англию. Но в конце концов ей придется вернуться к своей чрезвычайно важной работе, о которой она так любила говорить. Мария ежедневно звонила в свою фирму, заверяя Джулиуса, что перед отъездом обязательно оплатит все телефонные счета, и пыталась доказать всем, что ее присутствие на работе просто необходимо. Но если ей придется уехать, она наверняка не захочет расстаться с Эдвином. Судя по всему, когда дело касалось мужчин, Мария была борцом.

Но ведь Эдвина нельзя не только заставить, но и попросить сделать что-то, чего ему не хотелось. Ему не нужны ни любовь, ни романтика, ни цветы, ни всякие ухаживания. Возможно, Мария права, и у них действительно деловое соглашение. И теперь он решит, что брак по расчету — это весьма мудрый шаг.

Пожалуй, лучше всего сейчас взять отпуск и уехать. Не насовсем, а на те несколько недель, пока Эдвин здесь. Тем более что теперь, когда Джулиусу почти не требовалась посторонняя помощь, у нее стало слишком много свободного времени. Она написала множество писем, но многие из них до сих пор не были отправлены и лежали на столике в холле. Она продолжала ухаживать за Джулиусом, но он явно не нуждался в ее помощи так, как в первое время после ее приезда. Видимо, ее услуги больше не нужны.

Анна снова и снова задавалась этим вопросом, измученная переживаниями и неопределенностью. В дверь постучали, и она вздрогнула. Если это Эдвин, то ничего нового сообщить ему она не сможет. Но может, это Джулиус, вернувшийся из заново открытого ям внешнего мира?

— Войдите! — крикнула Анна, даже не привстав с постели.

В дверях появилась Мария, выглядевшая сногсшибательно в наимоднейшем шелковом костюме цвета слоновой кости, который выгодно оттенял ее загар.

Анна резко села, свесив ноги с кровати. И как обычно при виде Марии, приготовилась к схватке.

Мария холодно взглянула на нее.

— Не нужно вставать. Я ненадолго. Пришла сказать лишь одно: держись подальше от Эдвина.

— Ты опять за старое, — ответила Анна так же холодно. — Это становится скучным.

Мария поджала накрашенные губы.

— Не тебе судить, что скучно, а что нет, — оскалилась она. — Сидишь здесь, ухаживая за стариком, и ничего не знаешь о жизни за стенами этого мавзолея.

— Зато я прекрасно понимаю, что ты пытаешься мне вдолбить. Эдвин — твоя частная собственность. Эта тема тоже мне надоела.

Все это было нелепо. Анна злилась сейчас на весь мир и не собиралась молчать только для того, чтобы избежать стычки с Марией. Сейчас она вполне готова к открытой войне.

— Ты не можешь найти себе парня? Кого-то, кто подошел бы тебе больше? Эдвин не подходит тебе. Он совершенно из другого мира.

— Это я от тебя тоже уже слышала. — Анна говорила ледяным тоном. — То есть он как раз из того мира, к которому принадлежишь ты?

— Совершенно верно. — Мария, уже не стесняясь, выпустила когти. Лицо ее стало белым, как мрамор. Карие глаза превратились в щелочки.

— В таком случае тебе нечего меня бояться.

Возникла неприятная пауза.

— Оставь его! — наконец выкрикнула Мария. — Оставь его в покое, не то пожалеешь!

— Это угроза?

— Понимай, как хочешь. — Она повернулась и вышла из спальни с высоко поднятой головой.

8

В субботу вечером Анна не видела ни Эдвина, ни Марии, а в воскресенье поняла, что сама избегает встреч. За ланчем, когда все же им пришлось встретиться, она постаралась оставаться вежливой, улыбаться, когда это требовалось, и была почти уверена, что ведет себя как обычно.

Однако появилось чувство, словно что-то ушло и больше никогда не повторится. Обычной была ее жизнь, пока в нее не вошел Эдвин Коллард. Теперь все изменилось. Даже то подавленное состояние, в котором она пребывала после разрыва с Тони и отъезда из Лондона, не шло ни в какое сравнение с тем, что предстояло пережить теперь.

Никто и никогда не говорил ей, что любовь может причинять боль, настоящую боль. Как было тяжело украдкой смотреть на Эдвина, когда он проходил мимо или чем-то занимался, слышать спокойный ироничный голос. Как она ни старалась убедить себя, что безразлична и спокойна, ничего не получалось.

Марию она старалась просто не замечать. Эта женщина вряд ли сможет чем-нибудь ей навредить. Дуэль на рассвете? Выстрел из-за угла? Смешно! И она не обращала внимания на этот суровый, холодный блеск глаз и жесткую складку в уголках рта.

Днем Анна вошла в гостиную, прижимая к груди книгу. Окажись там Эдвин, она села бы на диван в самом дальнем углу и спряталась бы за ней. Но в комнате был только Джулиус. Он кивнул и махнул рукой с видом заговорщика, приглашая ее сесть рядом.

— Думаю, — весело сказал он, — дракон оставляет нас.

— Дракон?

— Мария.

— Правда?

Это была новость. За ланчем никто ни словом не обмолвился об этом. Вероятно, ни Мария, ни Эдвин не хотели, чтобы это стало ей известно.

— Завтра или послезавтра. Она говорит, что дома больше не могут обходиться без нее, но думаю, дело здесь в другом.

Анна усмехнулась.

— У вас привычка видеть скрытые мотивы в самых обычных поступках.

— Я мог бы обидеться на столь глубокомысленное замечание, юная леди, — фыркнул Джулиус, и Анна от души рассмеялась, такое у него было выражение лица. — Думаю, — прошептал он так тихо, что захотелось напомнить — он у себя дома и вовсе не обязан понижать голос, — думаю, ее выпроваживает мой сын.

Анна потупила взгляд.

— Уверена, вы ошибаетесь, — сказала она спокойно.

— Так или иначе, когда они недавно сообщили мне новость, он, похоже, не был особенно опечален предстоящей разлукой.

Анна встала и принялась расхаживать по гостиной. Сейчас она думала лишь о том, как скрыть свои чувства. Если уезжает Мария, то, конечно, уедет и Эдвин, если не сразу, то скоро. Эта мысль, казалось, должна была обрадовать. Но вместо радости возникло отчаяние, как будто она стоит на краю зияющей черной бездонной пропасти.

Она больше не будет видеть Эдвина. Глупо не радоваться этому! Однако, как ни трудно, надо признаться, хотя бы себе самой, что те радости и горести, которые с ним связаны, та осторожность, к которой приходилось прибегать в его присутствии, пусть и причиняли ей много хлопот, но все же были лучше пустоты, ожидающей впереди.

— Джулиус, — проговорила она медленно, — пусть вам не кажется, что стараюсь переменить тему, но я подумываю о том, чтобы взять отпуск. — Она услышала какой-то шум в дверях, оглянулась и увидела Марию, но решила не обращать на нее внимания, — Короткий отпуск. Уеду куда-нибудь, где тепло.

— Но почему? — Джулиус взглянул на нее искоса с таким выражением, словно она собралась лететь на Луну. — Ты же не переносишь жары? К тому же и здесь нынче теплое лето.

— Тогда, может быть, туда, где похолоднее. — Куда?

Куда угодно, чуть не вырвалось у нее. В Сибирь, на Гебридские острова, в Монголию, в Тимбукту. Куда угодно.

— Куда-нибудь.

— Хм. — Он немного подумал и недовольно сказал: — Ты уже довольно долго работаешь без отпуска и в последнее время выглядишь уставшей. Ты знаешь, в чем причина? Может быть, действительно уехать? Это взбодрит тебя.

Тут в гостиную вошла Мария, села на диван и раскрыла журнал.

Анне совершенно не хотелось разговаривать на подобную тему, тем более в присутствии Марии. Та хоть и спряталась за журналом, но, вероятно, вся обратилась в слух. Анна пробормотала какие-то слова: они оба подумают, и когда ему будет удобнее, он отпустит ее недели на две. На этом разговор закончился.

20
{"b":"222237","o":1}