ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Бизнес х 2. Стратегия удвоения прибыли
Восемь обезьян
Проверено мной – всё к лучшему
С того света
Неправильная любовь
Homo Deus. Краткая история будущего
Метод волка с Уолл-стрит: Откровения лучшего продавца в мире
НИ СЫ. Восточная мудрость, которая гласит: будь уверен в своих силах и не позволяй сомнениям мешать тебе двигаться вперед
Так случается всегда

Все эти мысли вихрем пронеслись в голове, пока Анна шла открывать дверь. Время близилось к ланчу, и уже никак нельзя было оставаться дольше в постели.

Она испытала что-то вроде шока, увидев за дверью Марию, да еще с покрасневшими глазами — похоже, она недавно плакала.

— Впусти меня, пожалуйста. — Она вытерла глаза маленьким кружевным платочком.

Анна молча кивнула и распахнула дверь.

— Прости, что так врываюсь, — сказала Мария, потупив глаза. — Не знала, что ты спишь.

— Ничего страшного, — поспешила ответить Анна. — Уже поздно, давно пора вставать. — Она зевнула и, извиняясь, улыбнулась.

Мария была уже одета в дорогу — тот же наряд, красивый и удобный, в котором она приехала в Брайдвуд-хаус. Черный с золотом джемпер с короткими рукавами, брюки и туфли без каблуков.

Анна, в накинутом на ночную рубашку халатике, кивком пригласила Марию садиться. У Марии задрожали губы, казалось, она сейчас расплачется.

— Что случилось? — озабоченно спросила Анна. Это было так не похоже на Марию, которая прекрасно контролировала себя все это время, что Анна встревожилась. — Не послать ли за доктором?

— Я… — Мария глубоко вздохнула и не много успокоилась. — Я решила, что должна поговорить с тобой. Потому что… — к горлу снова подступил комок, — ты так добра, прощаешь мое ужасное поведение. Все это время ты так, — как будет правильно по-английски? — порядочно вела себя. А я приношу такие новости. Нет! — Она поднялась и направилась к двери. — Это жестоко. Я не могу быть такой жестокой.

Анна остановила ее, уже не на шутку испугавшись.

— О чем ты?

Мария взглянула блестящими карими глазами, поколебалась и со вздохом грациозно опустилась на стул.

— Я знаю, ты возненавидишь меня… — Она замолчала, подбирая слова. — Я долго думала и… — Подняла голову и нервно закусила губу.

У Анны появилось желание пощупать ее лоб и проверить, нет ли жара. Или, может быть, это просто галлюцинации? Однако, несомненно, она ведет себя крайне странно.

— Расскажи, спокойно и приветливо сказала Анна, — чем ты так расстроена. — Она заколола волосы и присела на краешек кровати напротив Марии.

— Я услышала разговор Эдвина с отцом, — тихо сказала Мария, и Анна тут же почувствовала, что дальше последуют плохие новости. — Продолжать? — спросила Мария, увидев ее изменившееся лицо, и Анна кивнула.

— Тебе будет неприятно услышать все это. — Мария глубоко вздохнула и слегка пожала плечами. — Они были в кабинете, — пробормотала она так тихо, что Анне пришлось наклониться, чтобы расслышать. Сегодня утром. Рано. Дверь была приоткрыта, я уже собралась постучать, чтобы войти, но услышала твое имя. Что-то остановило меня. Сама не знаю. — Ее карие глаза молили о прощении.

— И что же ты услышала? — Анне стало трудно говорить, язык почему-то перестал слушаться.

— Джулиус сказал Эдвину, что ты попросила у него отпуск. Ты помнишь?

Анна кивнула.

— Он как-то устало говорил, что не знает, как быть с тобой. — Мария комкала кружевной платочек. — Ты уверена, что я должна рассказывать об этом?

Анна снова кивнула. Краска сбежала с лица, возникла мысль: наверное, она еще не проснулась, еще спит и ей снится кошмар, будто она движется к чему-то страшному и не может остановиться, ноги сами несут ее вперед, хотя надо повернуться и бежать без оглядки.

— Он говорил, — все так же мучительно медленно продолжала Мария, — что ты больше не нужна ему, но не хватает духа сказать тебе об этом. Что теперь снова на ногах и может обойтись без сиделки. Мне, конечно, нужно было уйти, я и так услышала слишком много, но тут заговорил Эдвин. Он усмехнулся и сказал, что это не проблема, что ты уезжаешь с ним в Италию. Всего лишь на несколько недель, самое большее, на три месяца. И у Джулиуса будет время собраться с мыслями и написать тебе, чтобы ты не возвращалась в Брайдвуд-хаус.

В комнате повисла мертвая тишина. Слышалось лишь тиканье старинных часов, стоявших на туалетном столике.

— Ты уверена? — тихо спросила Анна дрогнувшим голосом, и Мария, чьи глаза переполняла печаль, кивнула.

— Эдвин просил тебя уехать с ним в Италию? — в свою очередь спросила Мария. Анна отвела взгляд и кивнула. В глазах стояли слезы, и она вдруг увидела, что так сильно сжимает спинку кровати, что костяшки пальцев побелели.

— Прости меня. — Мария отвела взгляд, смущенно вертя толстое витое кольцо на безымянном пальце. — Я была бы рада не верить своим ушам, но слышала разговор так же отчетливо, как сейчас тебя.

— Они говорили еще о чем-нибудь? — прошептала Анна.

— Эдвин сказал, что вообще-то блондинки не в его вкусе и он удивляется своей внезапно возникшей страсти, но здесь нет ничего страшного. Потом он закрыл дверь. Я чуть не умерла от страха. Думала, он заметит меня, увидит, что подслушиваю, хотя это получилось случайно.

Анна смотрела перед собой, ничего не видя и не слыша. Видимо, так все и было. Мария просто не могла знать, что Эдвин собрался увезти ее в Италию. Эта женщина — не телепат. Анна прикрыла глаза и представила Эдвина с высокомерной улыбкой на устах, говорящего Джулиусу, что их связь продлится максимум три месяца.

Что еще обсуждалось за закрытой дверью? Вся сцена казалась несколько странной. Что-то здесь было не так. Но никаким иным образом Мария не могла бы узнать об Италии. Зачем выдумывать все это, если она уже примирилась с тем, что не интересует Эдвина?

Джулиус действительно больше не нуждается в сиделке. Да и до приезда Эдвина она выполняла скорее роль компаньонки. Теперь же все его мысли занимала новая работа, он вновь стал независимым. Разве он захочет, чтобы ока по-прежнему ходила за ним следом, водила за ручку гулять и напоминала, что нужно принять лекарство?

— Я должна уехать, — сказала Анна, поднялась и стала беспокойно расхаживать по комнате. — Сейчас же.

Мария не ответила, но молчанием выразила согласие. Анна вдруг почувствовала, что просто необходимо поделиться своими волнениями, пусть далее с Марией.

— Что мне делать? Я должна повидаться с Джулиусом перед отъездом. Нельзя же просто так уехать.

Она не упомянула об Эдвине. О чем теперь говорить, если ее вчерашнее любопытство пересилило слабый голос, моливший об осторожности. Благоразумие подвело ее, и рассчитывать больше не на что. Она снова почувствовала себя униженной, но теперь придется проглотить унижение, каким бы горьким оно ни оказалось.

— Я не уверена, — проговорила Мария, и Анна взглянула удивленно.

— Но я провела с ним столько времени. Он — мой друг.

— Именно поэтому тебе и не нужно говорить о своем решении уехать. Понимаешь, ведь ты только усилишь в нем чувство вины.

Анна нахмурилась, чувствуя, как совершенно теряет способность соображать. Есть ли здесь какой-нибудь смысл? Похоже, что есть, хотя все это и казалось странным.

— Может быть, письмо? — тихо предложила Мария. Напиши, что тебе нужно срочно уехать, мол, что-то случилось у родственника или подруги. Не нужно выдумывать ничего особенного. Но обязательно напиши, что скоро вы встретитесь и поговорите. Они с Эдвином уехали сейчас в офис, чтобы сделать последние приготовления к его открытию!

— Думаешь, я должна просто сбежать? — спросила Анна с сомнением, хотя и не собиралась следовать чьим-либо советам.

Мария пожала плечами и взглянула на часы.

— Боже мой, сколько времени! Я должна идти. Такси в аэропорт будет здесь через пять минут. — Она поднялась и похлопала Анну по руке. — Что бы ты ни решила, желаю удачи.

И ушла, оставив после себя аромат дорогих духов.

Анна легла, чувствуя ужасную пустоту внутри. Не хотелось шевелиться, не хотелось ничего делать, ни о чем думать. Но вдруг подскочила и начала лихорадочно укладывать чемоданы. Они валялись в шкафу со дня приезда и сильно запылились. Но она не обратила на это внимания и как попало швыряла в них одежду, нисколько не заботясь о том, во что потом она превратится.

Письмо! Мария права. Едва закончив сборы, она села к столу. Несколько неудачных вариантов были выброшены в корзину, и, наконец, совершенно измученная, она просто коротко объяснила, что — должна уехать из-за домашних неприятностей, но скоро даст о себе знать. Затем вызвала такси и стала ждать, через каждые пять минут глядя на часы. А что если Эдвин вернется до того, как она успеет уехать? Казалось, сейчас она не переживет встречи, не сможет ни видеть, ни разговаривать с ним.

24
{"b":"222237","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Влюбись в меня
Француженка. Секреты неотразимого стиля
Сису. Поиск источника отваги, силы и счастья по-фински
Сколько живут донжуаны
Голос вождя
Код да Винчи
Один день Ивана Денисовича (сборник)
Изобретение науки. Новая история научной революции
Темная ложь