ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Возможность включиться в процесс оказания медицинской помощи пациенту дают его права, четко определенные федеральными законами.

Известно, что правовой нигилизм – наша российская национальная черта. У нас нередко бывает так, что закон сам по себе, а реальная жизнь сама по себе. Большинство наших граждан понятия не имеют, что у пациента есть какие-то права. Те, кто о них знает, относятся к ним как к некой абстракции. Наш человек может вспомнить о правах пациента только тогда, когда, по его мнению, его обидели. Но это активность после того, как поезд ушел. В народе это называется «бить по хвостам» или «махать кулаками после драки».

Особенностью прав пациента является то, что восстановить нарушенное право здесь трудно, а при неблагоприятном исходе – невозможно. Постановление суда не вернет утраченное здоровье, а тем более жизнь. Права пациента могут улучшить качество медицинской помощи тогда, когда пациент ими пользуется непосредственно в процессе оказания ему этой помощи, причем пользуется грамотно. То есть пациент до прихода в больницу должен знать свои права и при необходимости уметь заявить о них. «Уметь» здесь так же важно, как и «знать», так как неконструктивные «наезды» на медиков мало что дают. Если вы начнете размахивать законом непосредственно перед носом своего лечащего врача, конфликтовать с ним, качество медицинской помощи это не улучшит. Неграмотное пользование правами может и навредить здоровью.

Отстаивание своих прав не всегда бывает легким и требует определенных усилий. Но права пациента – это то, от чего зависит ваша жизнь, ее продолжительность. Выбор за вами. Умный пациент должен быть в определенном смысле дипломатом. Надо вежливо, культурно, доброжелательно разговаривать со своим врачом, имея за спиной дубину в виде прав пациента.

Работа пациента со своим доктором – своего рода искусство. Кто им владеет, тот чаше выходит из больницы живым и здоровым.

10. Уверенность в том, что, подписав согласие на добровольное медицинское вмешательство, пациент получает гарантию того, что у него все будет в порядке. И другая крайность: некоторые пациенты убеждены, что подписание этого согласия снимает с врача всякую ответственность.

Если человеку предстоит операция или инвазивное (опасное) исследование, ему предлагается подписать добровольное информированное согласие на медицинское вмешательство. Наш пациент подписывает этот документ не читая и считает, что таким образом он получает гарантию, что через столько-то дней он здоровым вернется домой. Аналогию тут можно провести, сравнив такого пациента с вкладчиком, который, подписав договор с банком, возвращается домой в предвкушении того, что через столько-то дней получит обратно свои деньги в увеличенном размере. Но добровольное согласие как раз информирует человека о возможных осложнениях, опасностях, рисках вмешательства, о шансах на успех. Стопроцентной гарантии в медицине не существует. Умный пациент должен это знать. Одно и то же при одной и той же болезни одному помогает, а другому нет. Так устроен человек.

В последнее время у некоторых излишне застенчивых пациентов появилась другая крайность. Они, подписывая согласие на добровольное медицинское вмешательство, вскользь прочитав его, считают, что снимают с врача всякую ответственность. После подписания этого документа, полагают они, если что-то и случится, доктор ни за что не в ответе. Это не так. Во-первых, обязанность врача – сделать все возможное, чтобы свести к минимуму вероятные риски вмешательства. И во-вторых, если осложнение развилось вследствие халатности или неграмотности медицинского работника, последний понесет всю полноту юридической ответственности.

Например, при любой операции может развиться кровотечение. Остановить кровотечение, скажем, при полостной операции бывает очень непросто. Но если хирург не смог этого сделать из-за того, что у него под рукой не оказалось необходимых инструментов, – это вина больницы. Или другой пример. В ходе операции человек оказывается зараженным гепатитом С. Это дефект оказания медицинской помощи. Если четко соблюдать соответствующие правила, инфицирования не будет. Заражение пациентов гепатитом С во время медицинского вмешательства происходит вследствие небрежности, халатности, неграмотных действий медицинского персонала. Здесь пациент имеет право «спросить» с врачей.

Согласие на медицинское вмешательство потому и называется «информированным», так как оно уведомляет пациента о том, что должно быть, что может быть, а чего быть не должно.

11. Уверенность в том, что платное лечение, то есть лечение за «живые» деньги, лучше лечения по страховому полису или квотам.

Наш гражданин нередко считает, что наличные, «живые» деньги лучше денег виртуальных. Поэтому он уверен в том, что если принести свои кровные в больничную кассу, то его будут лечить лучше. Это не так. У всех граждан РФ есть обязательная медицинская страховка. Нередко россиянин, внося деньги в кассу, не понимает, что он платит не за лечение, которое по полису ОМС больнице будет и так оплачивать страховая компания, а за размещение в более комфортных условиях или еще за что-то, что непосредственно к лечению никакого отношения не имеет. Если же гражданин изъявил желание оплачивать и лечение, он остается один на один с лечебно-профилактическим учреждением. В этом случае страховая компания с ее обученными врачами-экспертами в его делах участия не принимает. И в случае появления проблем, претензий к лечению разбираться с ЛПУ придется самому пациенту. Кроме того, как я уже отмечал, в наших больницах у врачей нет возможности лечить кого-то лучше, а кого-то хуже. Поэтому если вы платите, то надо знать, за что вы вносите деньги. Платить целесообразно за те методы диагностики и лечения, которые вам показаны, но не входят в вашу страховку.

12. Уверенность в том, что правильный пациент – это послушный, покорный врачу пациент.

Больной, который покорно, не думая, не вникая ни в какие детали, делает то, что ему велит медик, является инфантильным, он ведет себя как ребенок. Такой человек уверен в том, что все мысли его доктора заняты только им, что врач знает все, в том числе и то, что будет лучшим для конкретного индивида. Потому что он же врач! Как же может быть иначе? Кому же еще верить?!

Верить своему доктору надо. Но эта вера не должна быть слепой, безоговорочной, бездумной.

Для иллюстрации приведу отрывок из классического романа М. Булгакова «Мастер и Маргарита».

Намазавшись мазью, данной Азазело, невидимая Маргарита влетела через окно в комнату, где на кровати сидел мальчик лет четырех. «Ребенок у нее спросил:

– А ты где, тетя?

– А меня нету, – ответила Маргарита, – я тебе снюсь.

– Я так и думал, – сказал мальчик».

Я часто вспоминаю этот эпизод, наблюдая наших пациентов, их взаимоотношения с врачами.

В свое время, когда я учился, наш начальник курса, борясь с тройками на экзаменах, не уставал нам напоминать о том, что посредственных врачей быть не должно. Но жизнь показывает, что существуют не только посредственные врачи, но и плохие. А бывают еще и шарлатаны с дипломами врача, встречаются преступники в белых халатах, люди без чести и совести.

К рекомендациям врача умный пациент серьезно отнесется только после того, как он вложит в голову доктору всю полноту информации о своем заболевании, о себе, и только после того, как он убедится, что врач эти данные подверг тщательному анализу.

Правильный пациент внимательно выслушивает своего доктора, четко уясняет ситуацию, в которой он находится, если что-то непонятно, обязательно задает вопросы, спрашивает, пока нет полной ясности, анализирует полученную информацию и затем делает для себя выводы. Правильный, умный пациент сам решает свою судьбу. При этом он, естественно, учитывает рекомендации врача. Оптимально, когда все решения по диагностике и лечению на всех этапах принимаются пациентом совместно с врачом.

8
{"b":"222239","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Тень ночи
Тварь размером с колесо обозрения
Личный тренер
100 книг по бизнесу, которые надо прочитать
Довмонт. Князь-меч
Танки
Слепое Озеро
Дама сердца
Побег без права пересдачи