ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Один знакомый, ссылаясь на мои ранние работы, жаловался: «Но, Адель, ваша простота так сложна». К сожалению, растущее знание того, как производятся незаменимые соединения, сделало науку о питании намного более сложной, чем когда-либо раньше. Например, вещество А, сырье из переваренной пищи, может превращаться в В, В в С, С в D, D в Е, и так далее; каждая ступень требует серии минеральных веществ, витаминов и аминокислот из переваренного белка. Если недостаток делает невозможным превращение вещества С в D, незаменимых веществ D и Е будет недоставать, и вещества С может накопиться столько, что оно станет токсичным. Примеры заболеваний, возникших таким способом, будут приведены ниже; их нелегко запомнить, но можно понять. Однако меня сильно беспокоит, что исключение определенных, трудных для понимания, деталей может привести к потере точности.

Наверное, ни одно питательное вещество не было полностью исключено из стандартных полноценных диет, однако дефицит отдельных веществ достаточно обычен. Исследования показывают, что почти все болезни могут проистекать из-за недостаточного снабжения различными комбинациями питательных веществ. Как при игре в бридж, 52 карты можно сдать тысячами комбинаций, и при этом не будет двух похожих, так и различные сочетания частичных дефицитов могут приводить к сотням болезней, имеющим разные симптомы. Общее число дефицитов и значение каждого из них определяют тяжесть заболевания. Недостающие питательные вещества были уничтожены в процессе переработки и очистки продуктов, что и вызывает развитие болезней.

Исследования показывают, что заболевания, вызванные неправильной комбинацией веществ, могут быть вылечены, если обеспечить организм всеми необходимыми питательными веществами при условии, что не произошло необратимых изменений; более того, эти заболевания можно предотвратить. Поскольку информация, собранная по крупицам из сотен журналов по медицине и питанию, может сделать многое для предотвращения будущих болезней, я надеюсь, что люди прочтут эту книгу до конца, даже если не заинтересуются всеми обсуждаемыми заболеваниями.

Наука о питании не концентрируется на болезнях. Ее задача — поддержание здоровья путем сбалансированного питания. Совершенно неважно, какая у вас болезнь, — польза будет обязательно. Например, женщина, которой я составляла диету для стимуляции образования грудного молока, написала мне, что у ее мужа быстро исчезла экзема, долгие годы его мучившая, после того как он использовал ее диету, тогда как применение многочисленных мазей не давало положительного результата.

Не будет преувеличением, если сказать, что правильное питание никогда не соревнуется с медицинской практикой, но помогает и врачу, и пациенту. Есть с умом — не то же самое, что домашнее лечение болезни. Поскольку медицинское лечение откладывается, самоврачевание может быть крайне опасно. Многие случаи залеченного дома «небольшого несварения» на поверку оказывались раком желудка, коронарным заболеванием или нагноением аппендикса и приводили к смерти, поскольку больные слишком поздно обращались к врачу. Рак, сердечные заболевания и многие другие болезни могут успешно лечиться, только если обнаружены вовремя. Именно поэтому сегодня ежегодный врачебный осмотр становится намного более важным, чем когда-либо ранее.

Если врач рекомендует диету, ее следует тщательно соблюдать, он один разбирается в данном частном случае. Однако при любой диете питание можно улучшить. Доктор может подчеркнуть, что нужно есть хлеб ежедневно, но пациент вправе выбирать между слойкой и хлебом с отрубями. Или нередкий совет — есть «хорошо сбалансированную» пищу. Таким врачам и таким пациентам эта книга окажется полезной.

Когда изменения в питании действительно приводят к лучшему самочувствию, люди часто спрашивают меня: «Почему же этого не посоветовал мой доктор?» Поскольку мне не хочется ни единым словом испортить полные глубокого смысла отношения врача и пациента, я чувствую, что этот вопрос требует исчерпывающего ответа. Я свирепею, когда доктора подвергаются критике. Многие годы я сотрудничала с ними в больницах, клиниках и в частной практике и знаю, как они много работают, видела их рыдающими над умершим пациентом и нахожу в них многое достойное поклонения.

За последние два десятилетия наука о питании превратилась в высокоспециализированную область знания, в отдельную специальность. Сначала при лечении большинства заболеваний диета казалась несущественной, и к тому времени, когда было доказано ее огромное влияние на здоровье, программы медицинских школ оказались перегружены. В настоящее время ни в одной медицинской школе в США не читается курс науки о питании, хотя отдельные вопросы и изучают — весьма поверхностно — в курсах биохимии, клинической медицины и в других предметах.

В специальных журналах появляются многочисленные статьи, убеждающие, что вопросы питания должны глубже изучаться в медицинских школах. Авторы этих статей называют современное обучение в области питания неадекватным, «дезорганизованным и случайным» и «ужасающе слабым». Комитет Американской медицинской ассоциации по продуктам и питанию, проверяя, как идет обучение в области питания в медицинских школах, обнаружил, что оно по-прежнему вращается вокруг редких сейчас болезней недостаточности; что слишком велик разрыв между открытиями исследователей и информацией для практикующих врачей. Комитет сообщил о необходимости принятия срочных мер к улучшению ситуации. К сожалению, многие журналы, в которых сообщается о результатах исследований в области питания, остаются недоступны для большинства докторов.

Часто сами врачи страдают от недостатка образования в области питания. Молодой педиатр, прочитавший мои книги, принес ко мне своего ребенка для консультации по питанию и с грустью отметил: «Все, что вы советуете, я пробую на своих пациентах, — работает. Но, если то, что вы говорите, правда, почему же нас не учили этому в медицинской школе? У нас были замечательные профессора». И я уверена, что они были действительно замечательные, но, к сожалению, они также не обучались науке о питании. От другого врача пришло письмо, написанное на шестнадцати листах бланков для рецептов: «У меня так мало знаний в области питания, что я чувствую себя неподготовленным, когда пациенты спрашивают меня относительно диеты», — пишет он. — «Часто они знают о питании больше, чем я. Я стараюсь не рекомендовать диету, если возможно». Он мог поговорить со многими практикующими врачами. Превосходные советы по питанию даются пациентам их врачами, однако они слишком часто игнорируются.

Занятому врачу невозможно идти в ногу с новыми исследованиями по лекарствам, вирусам, антибиотикам, лечению, хирургии, медицинским процедурам и лабораторной технике. По оценке Национальной медицинской библиотеки, только по лекарствам ежегодно публикуется 200 000 статей. Доктор, попытавшийся оставаться в курсе всех вопросов, связанных с медициной, не имел бы времени даже достать стетоскоп из своего кармана. Вправе ли мы ожидать, что он будет еще и экспертом по питанию?

Неадекватность диет, часто рекомендуемых врачами, беспокоит меня намного больше, чем то, что они не рекомендуют диету. Некоторые врачи просто копируют специальные диеты, перечисленные в стандартных учебниках, которые, как указывает комитет Американской медицинской ассоциации и Американской ассоциации диетологов, базируются более на традициях, нежели на научных фактах, и отделены годами от находок исследователей.

Врачи долго сотрудничали с больничными диетологами, и некоторые медицинские группы сохранили консультантов по диете. Хотя я не знаю никого, кроме себя, кто занимается независимыми консультациями по питанию, сотни диетологов имеют годы превосходной университетской и больничной практики и, если бы согласились работать с врачами в частной практике, могли бы заполнить существующий сейчас вакуум.

Сотни исследований, использованных в качестве источника для этой книги, почти полностью выполнены врачами-исследователями, возможно, 95 % из них — профессора медицинских школ.

2
{"b":"222241","o":1}