ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Случилось чудо. В течение минуты или двух (Как можно вести счет времени, когда происходит такое?) два существа, смертный и демон, пристально смотрели друг другу в глаза. Неожиданно чудовище вздрогнуло и отшатнулось. Его лицо исказила гримаса гнева, руки взлетели вверх.

– Это ты, Варда? Это ты, проклятый? Я узнал тебя, увидел твое присутствие! Проклинаю тебя, проклинаю…

Голос монстра становился все слабее. Высокая темная фигура стала терять очертания. Голова бессильно упала на грудь, колени подогнулись. Демон упал на землю и стал таять. Сначала перед нами был скорчившийся человек. Затем он превратился в бесформенное пятно. Наконец на земле осталась лишь черная полужидкая масса, источающая ужасный запах. Сканлэн и я бросились на сцену. Доктор Маракот стал со стоном падать на спину. Казалось, силы покинули его.

– Мы победили. Мы победили, – прошептал он и потерял сознание.

Таким образом колония атлантов оказалась спасена от самой большой опасности, которая когда-либо ей угрожала. Злой дух был навечно изгнан с лица Земли. Спустя несколько дней доктор Маракот поведал нам, что произошло. Если бы мы не видели результат своими глазами, то, вероятнее всего, посчитали бы рассказ доктора галлюцинацией. Я уже говорил, что сверхъестественная сила покинула профессора. Пред нами снова был мягкий и спокойный ученый муж, каким мы привыкли видеть доктора Маракота.

– Как это могло случиться со мной? – вопрошал профессор, – со мной, материалистом до мозга костей, человеком, настолько погруженным в материальное, что духовному, мистическому, невидимому не оставалось места в моей философии? Все то, во что я верил, на чем основывалось мое мировоззрение, рухнуло и рассыпалось на части.

– Думаю, что мы все узнали нечто новое, – произнес Сканлэн. – Если я когда-нибудь попаду в родные места, то обязательно обо всем расскажу ребятам.

– Чем меньше ты расскажешь, тем лучше. Ты ведь не хочешь заработать репутацию самого большого лгуна в Америке? – сказал я. – Поверил бы ты в нечто подобное, услышав рассказ от кого-нибудь другого?

– Скорей всего, нет. Док, вы сделали великое дело: прогнали отсюда чертово отродье. Вы стерли ублюдка с лица земли. Не знаю, может, он найдет, где пристроиться, но уверен, что больше не станет досаждать Биллу Сканлэну. Как вам это удалось?

– Я расскажу все, что произошло, – ответил доктор. – Помните, я оставил вас и отправился в свой кабинет? Крохотный луч надежды все еще теплился в моем сердце. Я прочитал огромное количество книг о черной магии и об оккультизме. Книги говорили, что при поединке черное всегда проигрывает белому. Но как заручиться поддержкой сил добра? Демон был намного сильнее нас. И это казалось фатальным.

Я не видел выхода из сложившейся ситуации. В отчаянии упав в кресло, я стал молиться. Да, да, вы не ослышались, я, закоренелый материалист, молил о помощи. Что остается человеку, когда его возможности ограничены? Только протянуть руки и рассчитывать на милость высших сил. Я молился, и мои молитвы чудесным образом были услышаны.

Неожиданно я почувствовал, что в комнате присутствует кто-то еще. Обернувшись, я увидел высокую фигуру, почти такую же высокую, как у злого духа, но с добрым лицом и излучающими любовь глазами. От фигуры исходила невероятная сила, но это была сила добра, та самая сила, которая заставляет любую нечисть бежать сломя голову и прятаться в темных закоулках перед восходом солнца. Что-то внутри подсказало мне, что передо мной находился дух великого и мудрого атланта, который сражался со злом при жизни. Это он, убедившись, что не может спасти страну от разбушевавшейся стихии, построил ковчег для последователей. Это ему колония атлантов обязана своим существованием. Сейчас, когда его детищу вновь угрожала опасность, он явился на помощь. Угасшая было надежда вновь затеплилась в моей душе. Дух великого прародителя приблизился и возложил обе руки мне на голову. Я почувствовал, как горячее пламя побежало по венам: его сила перетекала ко мне. Любая проблема казалась мне по плечу. Я обладал желанием и возможностью творить чудеса. В эту минуту прозвучал колокол: страшное событие становилось неотвратимым. Дух прародителя атлантов улыбнулся мне напоследок и растаял в воздухе. Я присоединился к вам. Остальное вы знаете.

– Сэр, – заявил я, – ваш авторитет здесь непоколебим. Если вы пожелаете, чтобы атланты поклонялись вам как Богу, они с готовностью станут повиноваться.

– Док, вам удалось расправиться с бестией лучше, чем мне, – подавленно произнес Сканлэн. – Но почему этот парень не сообразил, чем вы занимаетесь? Когда я схватил пистолет, ему понадобилось меньше секунды, чтобы расправиться со мной.

– Думаю, все дело в том, что ты пытался сразиться с ним в материальной плоскости. Я же вызвал его на поединок в области духовной, – задумчиво ответил доктор. – Подобные происшествия учат человека смирению. Только тогда, когда ты сталкиваешься с чем-то по-настоящему могущественным, начинаешь понимать, насколько ограничены твои возможности. Мне был дан неплохой урок. Будущее покажет, насколько я его усвоил.

Так закончились наши невероятные приключения. Вскоре после этих событий мы решили отправить послания на поверхность. А еще через некоторое время покинули колонию атлантов при помощи стеклянных шаров, наполненных левигеном.

Доктор Маракот поговаривает о возвращении. Существуют некоторые области в ихтиологии, о которых он желает получить более достоверную информацию. Сканлэн вернулся в «Мерибанк», и, как я слышал, получил повышение по службе и женился на одной милой девушке. Поэтому и слышать не желает об очередном погружении. Что касается меня, то я получил в подарок от Океана самую прекрасную жемчужину и мне не нужно ничего больше…

Страна туманов 

Глава 1,

в которой наши специальные уполномоченные начинают работу

Имя великого ученого, профессора Челленджера, используется в популярной литературе самым неподходящим, даже неуместным образом. Излишне смелый автор сознательно ставил его в невозможные романтические ситуации, чтобы посмотреть, как профессор будет реагировать. Реакция не заставила себя долго ждать. Челленджер подал иск за клевету, предпринял неудачную попытку запретить публикацию книги, устроил скандал на Слоун-стрит{60}, дважды лично грозил автору расправой. В результате профессор потерял место лектора в Лондонской школе субтропической гигиены. В остальном все обошлось гораздо спокойней, чем можно было ожидать.

Кажется, профессор Челленджер подрастерял былой напор. Его могучие плечи немного согнулись, в широкой, как лопата, черной ассирийской бороде появились седые клочки. Глаза смотрели уже не так агрессивно, улыбка перестала быть самодовольной. Он уже не рычал на оппонентов. Но никто из окружающих не сомневался: профессор все еще опасен. Вулкан в его груди не затух, а лишь притих на время. Постоянное грохотание в любой момент грозило вызвать новое извержение. Жизнь многому научила Челленджера, и он стал более восприимчив к ее урокам.

На профессора повлияло определенное событие, заставив его измениться. Этим событием стала смерть его жены. Маленькая слабая женщина, словно птица, свила гнездо в сердце этого большого человека. Он же, как это часто случается с сильными людьми, окружил ее заботой и отдавал ей всю свою нежность. Во всем уступая мужу, миссис Челленджер, как все милые, тактичные женщины, получала взамен гораздо больше. Когда она умерла от острой пневмонии, которая была осложнением после гриппа, сильный человек потерял точку опоры и заметно сник.

Тем не менее профессору удалось подняться. Он встал на ноги с грустной улыбкой, как отправленный в тяжелый нокдаун боксер, готовый к новым схваткам с Судьбой. Однако это был уже другой человек, и, если бы не его дочь Энид, ученый, возможно, никогда бы не оправился от удара. Именно Энид, зная, каким образом можно зажечь увлекающуюся натуру отца, подсовывала ему интересную информацию и любопытные факты, пока в душе профессора вновь не проснулся интерес к жизни. Только когда Челленджера вновь стали волновать споры, а в сердце запылала былая ненависть к представителям прессы и он снова стал позволять себе оскорбительные замечания в адрес окружающих, Энид почувствовала, что отец на пути к выздоровлению.

27
{"b":"222252","o":1}