ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Мои клиенты в основном торговцы! – воскликнул Линден.

– Я вынужден просить вас не вмешиваться. Вы и так достойно представлены, – сурово оборвал его судья.

– А теперь, Генриетта Дрессер, – продолжил обвинитель, блеснув на женщину стеклами пенсне, – расскажите, что произошло, когда вы и Эмми Беллинджер пришли на прием к подсудимому.

Женщина-полицейский стала давать показания, которые мало расходились с действительностью. Время от времени женщина подглядывала в записную книжку. Она никогда не была замужем, но медиум принял за чистую монету рассказ о погибшем муже. Медиум назвал несколько имен и казался совершенно сбитым с толку. Когда он услышал кличку собаки – Педро, то не смог понять, о ком идет речь. В завершение прорицатель стал отвечать на вопросы, касающиеся ее так называемой дочери, которые совершенно не соответствовали действительности. В конце концов он предсказал лжедочери несчастливый брак.

– У вас есть вопросы, мистер Джонс?

– Вы притворились, что пришли к этому человеку в поисках утешения. Разве он не пытался утешить вас?

– Думаю, что можно сказать и так.

– Насколько я понял, вы изображали глубокое горе?

– Мы пытались произвести подобное впечатление.

– Вам не приходило в голову, что это лицемерие?

– Я делала то, что велит мне долг.

– Вам удалось стать свидетелями каких-либо проявлений сверхъестественного? – задал вопрос обвинитель.

– Нет, подсудимый казался очень милым, совершенно ординарным человеком.

Эмми Беллинджер была следующим свидетелем. Она также держала в руках записную книжку.

– Позвольте задать вопрос, ваша честь. Разве правилами судопроизводства предусмотрено, что свидетели могут зачитывать показания? – спросил мистер Джонс.

– Почему нет? – рявкнул в ответ судья. – Нам требуются точные факты, не правда ли?

– Требуются, – подтвердил представитель обвинения. – Может, факты не нужны мистеру Джонсу?

– Совершенно ясно, что чтение с листа позволяет свидетелям давать согласованные показания, – сказал Джонс. – Уверен, что их отчеты тщательно подготовлены и многократно проверены.

– Естественно, полиция готовилась к процессу, – сказал судья. – Не вижу причин для беспокойства, мистер Джонс. А сейчас, свидетельница, расскажите, что вам известно по этому делу.

Рассказ девушки не отличался от показаний ее старшей коллеги.

– Вы задали вопрос о будущем женихе, но у вас нет жениха? – спросил мистер Джонс.

– Вы правы.

– Фактически вы солгали.

– Мы делали это с благими намерениями.

– Вы полагаете, что цель оправдывает средства?

– Я лишь следовала инструкциям.

– Инструкциям, которые получили загодя?

– Да, нам было сказано, какие вопросы задавать.

– Полагаю, – заявил судья, – что полицейские дали предельно честные и исчерпывающие показания. Защита располагает свидетелями, мистер Джонс?

– В этом зале присутствует множество людей, которым помог талант обвиняемого. Я вызвал в суд женщину, которую мистер Линден в то самое утро спас от суицида. Еще один свидетель был когда-то атеистом и не верил в загробную жизнь. Чудеса, продемонстрированные мистером Линденом, сделали его спиритуалистом. Я готов пригласить человека, который пользуется заслуженным авторитетом в литературе и в мире науки. Он сможет доказать естественную природу способностей мистера Линдена.

Судья покачал головой:

– Вам должно быть известно, мистер Джонс, что подобного рода свидетельства лежат за пределами данного судебного разбирательства. Верховный судья своим решением постановил, что закон этой страны не признает существования сверхъестественных сил любого сорта. Притязания на контакт с подобными силами, особенно если услуга включает в себя денежную оплату, являют собой состав преступления. Поэтому ваше предложение о вызове дополнительных свидетелей может считаться ничем иным, как пустой тратой времени. В то же время я готов выслушать любые ваши возражения после того, как обвинитель закончит свою речь.

– Осмелюсь обратить внимание на один существенный момент, ваша честь, – сказал Джонс. – Подобное решение означает, что мы вправе обвинить любого святого, который когда-то жил на земле. Ведь каждый святой или просветленный человек брал деньги.

– Если вы говорите о временах апостолов, мистер Джонс, – резко оборвал его судья, – то смею заметить, что эти времена остались в далеком прошлом. Королева Анна умерла{109}. Подобного рода аргументы не делают чести вашему разуму. А сейчас, сэр, если вы можете что-нибудь добавить…

Слово взял обвинитель. Он произнес небольшую энергичную речь, размахивая пенсне с таким жаром, что, казалось, желал развеять саму мысль о существовании духов. Не жалея черных красок, обвинитель описал лишения рабочего класса. Полная тягостей и невзгод жизнь рабочих усугубляется сонмом богатых бездельников, которые обманом вытягивают у трудящихся последние гроши. Если бы эти мошенники обладали истинным даром! Но нет. Эти две женщины безукоризненно выполнили свой долг, но ничего не получили взамен, кроме нелепой болтовни. Разве из этого не следует, что с другими посетителями обошлись не лучше? Подобных паразитов становится все больше. Они бесцеремонно наживаются на человеческом горе. Пришло время устроить показательный процесс. Наказание одного послужит примером другим. Будем надеяться, что эти мошенники получат хороший урок и займутся наконец честным трудом.

Мистер Соммервей Джонс отвечал настолько хорошо, насколько мог. Он начал с того, что еще раз указал на несоответствие положений Акта с данным случаем.

– Этот вопрос уже был рассмотрен! – оборвал его судья.

Обстоятельства дела вызывают слишком много критики. Обвинение базируется на показаниях агентов-провокаторов. Если преступление на самом деле было совершено, то подстрекатели виновны в нем не меньше. Штрафы, которые налагались на обвиняемых, очень часто использовались полицией по своему усмотрению. Полицейские непосредственно заинтересованы в подобных случаях.

– Надеюсь, мистер Джонс, вы не сомневаетесь в честности полиции.

Джонс ответил, что полицейские тоже люди, их стремление действовать себе во благо вполне естественно и все это дело высосано из пальца. До настоящего времени не было зарегистрировано ни одной жалобы, ни одного требования о защите от спиритуалистов. Мошенники могут подстерегать обывателя где угодно. Если человек потерял гинею после консультации у фальшивого медиума, то он нуждается в защите не более, чем человек, который потерял сбережения после того, как вложил деньги в акции подставной компании на бирже. Пока полиция тратит время на подобные случаи, а полицейские агенты проливают крокодильи слезы, изображая убитых горем матерей, истинные преступники остаются без должного внимания. Служители Фемиды проявляют удивительную разборчивость в применении закона. Любое собрание, любая вечеринка, даже праздники в полиции не обходятся без приглашения предсказателей судьбы.

Несколько лет назад газета «Дейли мейл»{110} начала кампанию против медиумов. На судебное заседание защита пригласила лорда Нортклиффа, владельца издания. Адвокатам удалось доказать, что в других газетах мистера Нортклиффа существуют колонки, которые ведет ясновидящий, а прибыли от тиражей делятся в равной пропорции между владельцем газеты и ясновидящим. Мистер Джонс подчеркнул, что этими экскурсами в прошлое он ни в коей мере не пытается опорочить память достойного человека, а лишь желает показать абсурдность нынешнего положения вещей. К какому бы выводу ни пришел сейчас суд, неоспоримо одно: многие разумные и достойные члены общества относятся к спиритуализму как к удивительному доказательству существования энергии духа, энергии, которая должна улучшить человеческую породу. Разве не является фатальной политика, при которой закон с безжалостной силой обрушивается на то, что могло бы способствовать возрождению человечества? Что же касается лживых заявлений свидетельниц и того, что медиум не смог распознать ложь, то суду следует знать: правильные ответы возможны лишь тогда, когда они базируются на истинных предпосылках. Обман неизбежно создает путаницу. Это непреложный закон. Если члены суда хоть на минуту воспримут гипотезу спиритуалистов, то обязательно поймут абсурдность предположения о том, что бестелесные духи спустятся на землю и станут отвечать на вопросы лицемерных лжецов.

50
{"b":"222252","o":1}