ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Гости «Дома на холме»
Я боюсь собеседований! Советы от коуча № 1 в России
7 навыков высокоэффективных людей. Мощные инструменты развития личности
Пятизвездочный теремок
Разгреби свой срач. Как перестать ненавидеть уборку и полюбить свой дом
Никогда-нибудь. Как выйти из тупика и найти себя
Воскресная мудрость. Озарения, меняющие жизнь
Эволюция разума, или Бесконечные возможности человеческого мозга, основанные на распознавании образов
Remodelista. Уютный дом. Простые и стильные идеи организации пространства
Содержание  
A
A

– Я как журналист должен видеть все своими глазами, перед тем как представить на суд читателей, – заявил Мэлоун.

– Вы правы, – согласился Мэйли. – Мы хотим ясности во всем.

– Дружище, если у тебя найдется неделя свободного времени, я отвезу тебя в Париж и познакомлю с Ле Пеем, – сказал Рокстон.

– Любопытно, но я также подумал о визите в Париж, – заявил Мэйли. – Меня пригласил доктор Мапьюи из Института метафизики. Профессор желал познакомить меня с результатами некоторых экспериментов, которые он провел с галицийским медиумом. Меня более интересует религиозная составляющая, поэтому я несколько настороженно отношусь к экспериментам ученых мужей с континента. Хотя вынужден признать, что по части скрупулезности и тщательности в подборе фактов они далеко превзошли всех, включая Кроуфорда из Белфаста{121}. Мы находились в аудитории абсолютно одни. Я обещал Мапьюи заглянуть в его лабораторию. Он, несомненно, добился весьма впечатляющих, но в то же время тревожных результатов.

– Почему тревожных?

– Его последние материализации не несли в себе ничего человеческого. Результаты опытов подтверждены фотографиями. Я не скажу ничего больше. Будет лучше, если вы сможете взглянуть на все непредвзято.

– Я обязательно поеду, – сказал Мэлоун. – Уверен, что редактор не станет возражать.

Принесли чай, весьма некстати прервав беседу. Создавалось впечатление, что физические потребности грубо вторгаются в сферу высших устремлений. Но Мэлоуна нелегко было сбить с толку.

– Вы говорите о злых силах. Вам приходилось когда-либо вступать с ними в контакт?

Мэйли посмотрел на жену и улыбнулся.

– Постоянно, – ответил он. – Это часть нашей работы. Мы в этом деле настоящие специалисты.

– Насколько я понял, существуют определенные правила, как прогнать злых духов.

– Необязательно. Если мы можем помочь какому-либо духу из нижних сфер, то делаем это, заставляя его рассказать о своих проблемах. Большинство из них не злы по натуре. Подобные духи – несчастные, невежественные, заблудшие создания, которые страдают от того, что усвоили в этом мире неверные знания. Мы пытаемся им помочь и делаем немало.

– Откуда вы знаете, что следует предпринять?

– Духи сообщают нам о последствиях и прогрессе, которого достигли в более высоких сферах. Подобные методы спасения довольно широко распространены. Мы называем их «спасательными кругами».

– Мне приходилось слышать о спасательных кругах. Мог бы я посетить подобный сеанс? Утешение страждущих привлекает меня. Ворота к спасению кажутся всегда открытыми. Я буду весьма благодарен, если вы покажете мне дорогу.

Мэйли задумался.

– Мы не желаем превращать все в шоу, выставлять процесс на всеобщее обозрение. Но с другой стороны, хотя вас нельзя еще назвать истинным спиритуалистом, вы изучаете предмет с завидным упорством и симпатией, – Мэйли вопросительно посмотрел на жену. Она улыбнулась и кивнула в ответ. – Все в порядке. Вы можете прийти. Наш сеанс спасения начинается в пять пополудни. Мистер Тербейн будет нашим медиумом. Кроме того, придет отец Чарльз Мэйсон. Если вы вдвоем искренне желаете узнать, что происходит, мы будем рады видеть вас в своем кругу. Тербейн будет здесь уже скоро. Он работает станционным смотрителем, поэтому не вправе располагать собственным временем. Очень часто сверхъестественными способностями обладают люди низших сословий. Эта черта была заложена в них с самого начала. Первыми медиумами были рыбаки, плотники, погонщики верблюдов – все те, кто в древности становился пророком. В настоящее время наиболее выдающимися способностями к ясновидению в Англии обладают шахтеры, ткачи, станционные смотрители, моряки на баржах и горничные. Таким образом, история повторяется. Судья, приговоривший Тома Линдена, похож на безумца, устроившего судилище над святым Павлом. Все возвращается на круги своя.

Глава 10

De рrofundis[9]

Наши герои еще не закончили чаепитие, когда служанка доложила о прибытии мистера Чарльза Мэйсона. Ничто так не сближает людей, как пережитые вместе испытания. Поэтому неудивительно, что Рокстон и Мэлоун, лишь однажды встречавшие этого человека, чувствовали к нему такую симпатию, какой не испытывали к людям, с которыми были знакомы на протяжении многих лет. Товарищество – неотъемлемая часть такого рода сообществ. Когда в дверях появился долговязый неуклюжий священник с доброй улыбкой на лице и горящими теплым светом глазами, Мэлоун и Рокстон ощутили, что видят дорогого старого друга.

Мэйсон сердечно приветствовал собравшихся.

– До сих пор исследуете?! – воскликнул он, пожимая каждому руку. – Надеюсь, новые впечатления не будут столь ужасными, как те, что нам пришлось пережить в прошлый раз.

– Клянусь Юпитером, падре! – воскликнул Рокстон. – С тех пор я не перестаю восхищаться вами.

– Что же он сделал такого? – с любопытством спросила миссис Мэйли.

– Нет, нет! – воскликнул Мэйсон. – Я пытался по мере своих скромных сил наставить на путь истинный заблудшую душу. Давайте оставим эту тему. Разве не ради этого мы собираемся здесь каждую неделю? Лишь благодаря мистеру Мэйли я обратил внимание на страждущих.

– Действительно, мы накопили некоторый опыт, – заявил Мэйли. – Вы видели уже немало, Мэйсон, чтобы понять, чем нам приходится заниматься.

– Зато я ничего не могу понять! – разочарованно протянул Мэлоун. – Вы не могли бы просветить меня? Если я не ошибаюсь, ваша гипотеза гласит: нас окружают прикованные к земле духи, не осознающие того странного состояния, в котором они находятся. Несчастные создания нуждаются в добром совете и руководстве. Прав ли я в своих предположениях?

Супруги Мэйли кивнули в знак согласия.

– Очевидно, что мертвые родственники и друзья прикованных к земле призраков находятся по другую сторону и прекрасно понимают, что происходит. Им известна истина. Почему тогда они не придут на помощь? Ведь они гораздо могущественнее людей?

– Совершенно уместный вопрос, – ответил Мэйли. – Конечно, мы неоднократно задавали его духам и получили ответ. Путы грешников слишком крепки, а души слишком тяжелы, чтобы воспарить над землей. Души праведников обитают в иных сферах и надежно отделены от грешников. Как нам объяснили, грешники значительно ближе к нам, знают о нас многое, но не знакомы с теми, кто выше. Поэтому только мы способны помочь им.

– Мы однажды встретили такую несчастную заблудшую душу…

– Моя жена любит всех и вся, – объяснил Мэйли. – Она готова пожалеть самого дьявола.

– Конечно, кто еще более достоин любви и жалости, чем потерянная душа?! – воскликнула леди Мэйли. – Этот юноша посещал наши сеансы неделя за неделей. Судя по всему, он вышел из самых глубин. Однажды в экстазе он закричал: «Моя мама пришла! Моя мама здесь». Естественно, мы спросили, почему она не являлась до сих пор. «Как она могла? – ответил он. – Я ведь находился в таком темном месте, что она не видела меня».

– Очень хорошо, – сказал Мэлоун. – Насколько я понял, за всем следит некий высший дух, контролер или надзиратель, который направляет страдальца к вам. Если он осведомлен о существовании такового, то есть основания полагать, что в более высоких сферах также знают о страждущих?

– Не совсем так, не в этом конкретном случае, – ответил Мэйли. – Для того чтобы пояснить, насколько серьезно различие между сферами, я приведу пример встречи с одной темной душой. Наши обычные гости как всегда явились на сеанс, но даже не подозревали о ее присутствии до тех пор, пока мы не привлекли к ней внимание. Когда мы спросили ее: «Видишь ли ты наших друзей?» – она ответила, что не видит ничего кроме света.

Разговор был прерван прибытием мистера Джона Тербейна. Медиум явился прямо с вокзала Виктория, где исправно выполнял свои мирские обязанности. Он оказался чисто выбритым, грустнолицым, бледным молодым человеком со слегка расплывчатыми чертами и мечтательными задумчивыми глазами. Ничто в его облике не указывало на особые таланты, которыми он был наделен.

58
{"b":"222252","o":1}