ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– У вас остались записи с предыдущего сеанса? – спросил он вместо приветствия.

Миссис Мэйли, улыбнувшись, вручила ему конверт.

– Записи готовы. Вы можете прочитать их дома. Понимаете, – обернулась она к гостям. – Во время сеанса бедняжка мистер Тербейн находится в глубоком трансе и не представляет, какую замечательную работу творит. Поэтому после каждого сеанса мой муж или я записываем все, что происходило.

– Прочитанное иногда поражает меня до глубины души, – произнес Тербейн.

– Думаю, вам следует гордиться собой, – добавил Мэйсон.

– Не уверен, – скромно потупившись, ответил Тербейн. – Разве может инструмент гордиться тем, что его использует рабочий? Хотя быть инструментом в руках высших сил – немалая привилегия.

– Дружище Тербейн! – воскликнул Мэйли и опустил руки на плечи железнодорожного служащего. – Опыт подсказывает, что чем способнее медиум, тем менее он заносчив. Сама сущность профессии заставляет его без остатка отдавать себя другим. Подобное состояние несовместимо с эгоизмом и себялюбием. Думаю, что пришла пора начинать. Иначе мистер Чанг рассердится на нас.

– Кто такой мистер Чанг? – задал вопрос Мэлоун.

– О, вскоре вам предстоит познакомиться с мистером Чангом. Сегодня не нужно образовывать круг за столом, полукруга напротив камина будет вполне достаточно. Свет должен быть наполовину погашен. Так хорошо. Располагайтесь поудобней. Тербейн, ложитесь на подушки.

Медиум присел на край дивана и почти немедленно впал в дремоту. Мэлоун и Мэйли с блокнотами на коленях стали ожидать дальнейшего развития событий.

События не заставили себя ждать. Тербейн неожиданно поднялся. На его лице появилась тревога. Необъяснимая перемена произошла с чертами лица, на губах блуждала двусмысленная ухмылка. Глаза сузились и немного косили. Медиум спрятал руки в рукава синего пиджака.

– Добрый вечер, – произнес он высоким решительным голосом. – Новые гости, кто они?

– Добрый вечер, Чанг, – ответил хозяин дома. – Ты знаком с мистером Мэйсоном. Мистер Мэлоун лишь недавно начал изучать спиритизм. А лорд Рокстон однажды выручил меня.

Каждый раз, услышав новое имя, Тербейн подносил руку ко лбу в восточном приветствии. Его манера вести себя кардинально изменилась. Теперь он разительно отличался от маленького скромного человечка, который еще минуту назад сидел на диване.

– Лорд Рокстон, – повторил медиум. – Английский лорд? Когда-то я знавал одного лорда. Его имя было Маккарт… нет, я не могу это рассказать. Тогда я называл его чужеземным дьяволом. Чангу тоже пришлось многому научиться.

– Он говорит о лорде Маккартни. Встреча произошла более ста лет назад. В те годы Чанг был великим философом, – объяснил Мэйли.

– Не стоит терять время! – воскликнул дух голосом медиума. – Сегодня нам многое предстоит сделать. Целая толпа ожидает своей очереди. Среди них есть старые знакомцы и новички. В мои сети попались довольно странные создания. А теперь я начинаю.

Медиум снова свалился на подушки, несколько секунд отдыхал, а затем вскочил.

– Мне хотелось бы поблагодарить вас, – произнес он на превосходном английском языке. – Я посещал сеанс две недели назад. Все это время я обдумывал ваши слова. Сейчас мой путь кажется мне гораздо яснее.

– Ты тот самый дух, который не верил в Бога?

– Да, да, я говорил об этом в приступе гнева. Я был уставшим и измученным, невероятно измученным. О, что за ожидание, бесконечное ожидание в серой мгле под невыносимой тяжестью угрызений совести! Отчаяние! Отчаяние! Вы вернули мне надежду. Спасибо духу благородного китайца. Я не слышал таких теплых слов, с тех пор как умер.

– А когда ты умер?

– О, кажется, что прошла уже целая вечность. Мы не измеряем время, как вы на земле. Здесь время представляет собой длинный, ужасный и непрерывный сон.

– Кто тогда был королем Англии?

– Царствовала королева Виктория. Я настроил дух на материализм, поэтому он и пристал к материальному. Я никогда не верил в загробную жизнь. Теперь я знаю, что ошибался, но не в состоянии смириться с новой реальностью.

– Неужели в том месте, где ты сейчас находишься, настолько плохо?

– Все вокруг серое. Окружение настолько ужасно, что не поддается описанию.

– Но вас должно быть много. Ты ведь не одинок?

– Нет, не одинок, но все блуждают в потемках, так же как я. Мои товарищи по несчастью жалки и растеряны.

– Ты вскоре покинешь это место.

– Ради бога, помогите мне!

– Несчастное создание! – всхлипнула миссис Мэйли. – Ты слишком долго страдал. Но не думай только о себе. Подумай о других. Постарайся им помочь. Этим ты поможешь себе.

– Спасибо, леди. Я обязательно последую вашему совету. Еще один дух находится рядом со мной. Я привел его из бездны. Он слышал вас. Мы и в дальнейшем будем вместе. Возможно, в один прекрасный день мы увидим свет.

– Хочешь, чтобы мы молились за тебя?

– Конечно, пожалуйста.

– Я буду молиться за тебя, – произнес Мэйсон. – Можешь ли ты повторить «Отче наш»?

Священник стал читать слова молитвы. Не успел он закончить, как Тербейн обмяк на подушках, а затем выпрямился уже в облике Чанга.

– Он ушел вовремя, – произнес Тербейн голосом китайца. – Он уступил свое время тем, кто ждет. Совсем неплохо. А теперь нам предстоит нелегкий случай. Ох!

Тербейн издал возглас неодобрения и обмяк. Спустя секунду он вновь выпрямился. Его лицо стало торжественным и грустным. Ладони были крепко сжаты.

– Что это такое? – спросил новый посетитель возмущенно. – Я должен знать, по какому праву китаец вызывает меня сюда. Надеюсь, вы просветите меня…

– Вы здесь для того, чтобы мы могли помочь вам.

– Разве я просил о помощи, сэр? В настоящее время я не нуждаюсь в ничьей помощи. Кажется, что вы возомнили о себе слишком много. Китаец способен объяснить, что происходит? По-видимому, я стал невольным свидетелем некой религиозной церемонии.

– Вы присутствуете на спиритическом сеансе.

– Самая пагубная секта. Наиболее богомерзкая церемония. Я как истинный священнослужитель, протестую против подобного святотатства.

– Узость взглядов губит вас. Вы ведь страдаете. Мы лишь желаем облегчить вашу боль.

– Страдаю? Что вы имеете в виду, сэр?

– Вы осознаете, что отошли в мир иной?

– Не говорите чепухи!

– Вы понимаете, что мертвы?

– Как я могу быть мертвым, если разговариваю с вами?

– Вы способны говорить лишь потому, что используете тело этого человека.

– Кажется, я попал в сумасшедший дом.

– Да, сумасшедший дом для наиболее тяжелых случаев. Боюсь, что вы как раз тот самый случай. Вы счастливы в том месте, в котором находитесь?

– Счастлив? Нет, сэр. Мое нынешнее состояние не поддается описанию.

– У вас сохранились воспоминания о болезни?

– Я действительно когда-то тяжело болел.

– Настолько тяжело, что умерли.

– Вы, безусловно, сошли с ума.

– Почему вы так уверены, что не умерли?

– Сэр, я должен познакомить вас с некоторыми религиозными догмами. Когда умирает человек, который заслужил небесное блаженство, то взамен он получает новое прекрасное тело и проводит время в компании ангелов. Мое тело осталось прежним, а вокруг распростерлась серая унылая равнина. Окружающие меня существа не имеют ничего общего с небесными созданиями. Поэтому я раз и навсегда отвергаю ваше абсурдное предположение.

– Перестаньте обманывать себя. Мы желаем вам только добра. Вам никогда не вырваться к свету, если вы не осознаете, в каком положении находитесь.

– Вы испытываете мое терпение. Разве я не сказал…

Медиум в очередной раз упал на подушки. Секундой позже китаец с блуждающей улыбкой и руками, спрятанными в рукава, обратился к гостям.

– Он хороший человек… глупый человек… вскоре поймет, что к чему. Пригласите его еще раз. Не теряйте времени даром. О Господи, Господи, прошу твоей милости!

Медиум спиной упал на диван, запрокинув ноги. Его крик был настолько ужасен, что все вскочили со своих мест.

59
{"b":"222252","o":1}