ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Пила! Пила! Принесите пилу! – кричал медиум. Его голос постепенно превратился в жуткий стон.

Даже Мэйли стало не по себе. Остальные пришли в ужас.

– На него что-то нашло. Не могу понять, что происходит. Должно быть, некая злобная сущность.

– Стоит ли говорить с ним? – спросил Мэйсон.

– Подождите секунду. Пусть сначала покажет себя. Тогда станет ясно, что делать.

Медиум корчился в агонии.

– О Господи, почему ты не принес пилу? – кричал он. – Вот здесь, вдоль грудной клетки. Она трещит. Я чувствую это. Хоукин, Хоукин, вытащи меня отсюда! Разрежь балку! Нет, нет, так еще хуже! Все горит! О, какой ужас, какой ужас!

От его криков кровь стыла в жилах. Все похолодели от испуга. Вдруг появился китаец и стал моргать своими раскосыми глазами.

– Как вы думаете, что это было, мистер Мэйли?

– Было ужасно, Чанг. Кто был этот несчастный?

– Бедняга появился здесь ради него, – китаец кивнул в сторону Мэлоуна. – Ему нужна сенсация, он ее получил. Он должен понять. Сейчас нет времени для объяснений, слишком многие ожидают своей очереди. Следующим будет моряк. А вот и он!

Китаец исчез. Жизнерадостная, несколько недоумевающая улыбка появилась на лице медиума. Он почесал голову.

– Черт побери, – сказал он. – Никогда не ожидал, что китаеза станет отдавать мне приказы. Но когда он открыл рот, я понял, что не могу ослушаться. Наконец я здесь. Чего вы хотите?

– Мы ничего не хотим.

– Китаеза подумал, что вам что-то надо. Иначе он бы не послал меня сюда.

– Это нужно тебе. Тебе нужны знания.

– Точно, я заблудился. Я понимаю, что мертв, так как сразу же встретил лейтенанта, которого в клочья разорвало снарядом на моих глазах. Если он умер, значит и я попал на тот свет. Вся команда погибла, все до одного. Лишь корабельный священник никак не может поверить в это. Чертов глупый поп, говорю я ему, мы теперь вместе ползаем по дну.

– Как назывался ваш корабль?

– «Монмут».

– Корабль затонул в бою с немцами?

– Так точно, неподалеку от Южной Америки. Мы прошли сквозь настоящий ад. Да, да, это был ад. – Матроса переполняли эмоции. – А сейчас я хочу задать вопрос, – добавил он наконец более спокойно. – Я слыхал, что наши враги тоже все полегли. Разве не так, сэр?

– Да, они также пошли на дно.

– Мы не видели никого из них. Может, это и к лучшему. Мы ведь ничего не забыли.

– Вы должны забыть, – сказал Мэйли. – В этом и кроется суть проблемы. Именно поэтому наставник из Китая привел тебя сюда. Мы собрались, чтобы наставить тебя на путь истинный. Передай наши слова своим товарищам.

– Благослови вас Господь! Ребята здесь, рядом со мной.

– Отлично, тогда я говорю вам, что настало время для серьезных раздумий. Война давно окончена. Вы должны повернуть свои лица вперед, а не оборачиваться назад. Прекратите думать о земле, иначе вам никогда не выбраться в иные, более высокие, прекрасные сферы. Вы хорошо слышите? Поняли вы, что я имею в виду?

– Я весь внимание, сэр. Мои товарищи также хорошо слышат. Нам необходима подсказка. Очевидно, что в предыдущей жизни мы получали неправильные советы, поэтому и оказались заброшенными так далеко. Нам рассказывали о небесах и об аде, но место, в котором мы находимся, не соответствует описанию ни того, ни другого… Простите, сэр, но китайский джентльмен сказал, что наше время истекло. Мы появимся снова через неделю. Благодарю вас, сэр, за себя и за своих друзей. Мы обязательно придем.

Некоторое время царила тишина.

– Удивительный разговор, – прошептал Мэлоун.

– Публика ни за что не поверит, что дух может употреблять в разговоре матросский сленг и крепкие словечки.

Мэйли пожал плечами.

– Какая разница, что думает публика? Я тоже когда-то страдал от мельчайшего булавочного укола, но сейчас как танк продвигаюсь вперед, не обращая внимания на канонаду. Клянусь, что мнение публики меня абсолютно не интересует. Каждый выбирает свой путь. Мой путь заключается в поиске истины.

– Не стану утверждать, что являюсь знатоком спиритуализма, – сказал Рокстон, – но более всего меня поразило то, что эти ребята кажутся весьма достойными, ординарными людьми. Почему им уготовано блуждать во мраке, ведь при жизни они никому не причинили зла?

– Всему виной сильная связь с землей и отсутствие духовных уз, – объяснил Мэйли. – Голова священника забита псалмами и ритуалами. Материалист осознанно отказывается верить в вечную жизнь. А моряки не могут избавиться от чувства мести. Таких бедняг, как эти, миллионы.

– Где они обитают? – спросил Мэлоун.

– Прямо здесь, – ответил Мэйли. – На поверхности земли. Вы могли в этом убедиться в Дорсете. Привидение, которое вы встретили, находилось на земле, разве не так? Случай, с которым вам пришлось столкнуться, довольно редкий, но не является чем-то исключительным. Я уверен, что вся планета населена духами, прикованными к земле. Освобождение ждет их лишь тогда, когда исполнятся пророчества и наступит великое очищение. Этот день станет днем великой радости для всех живущих.

Мэлоун вспомнил странные пророчества Миромара, которые ему довелось услышать в церкви спиритуалистов в первый день знакомства с этим замечательным течением.

– Таким образом, вы верите в неотвратимость некоторых событий? – задал вопрос Мэлоун.

Мэйли улыбнулся.

– Думаю, что это слишком обширная тема, чтобы обсуждать ее здесь, – ответил он. – Тем более, что мистер Чанг явился вновь.

Китаец присоединился к разговору.

– Я все слышал. Сидел рядом и слушал, – сказал он. – Вы говорите о том, что предстоит. Пускай сбудется то, что должно сбыться. Пускай. Но время еще не пришло. Вам сообщат обо всем, когда посчитают нужным. Запомните это. Все будет хорошо. Что бы ни случилось, все будет хорошо. Господь не совершает ошибок. Сейчас здесь собрались несчастные, которым требуется ваша помощь. Я оставляю вас.

Еще несколько духов явились, быстро сменяя друг друга. Один из них оказался архитектором из Бристоля{122}. Он не был плохим человеком, его ошибкой стало отрицание будущей жизни. Сейчас он блуждал в потемках и отчаянно нуждался в наставнике. Другой был родом из Бирмингема. Этот был образованным человеком, но яростным материалистом. Мэйли так и не смог убедить несчастного в том, что он мертв. Затем явился очень шумный религиозный фанатик, который нетерпимо относился к инакомыслящим. Он ворчал о своем и постоянно повторял слово «кровь».

– Что за ерундой вы занимаетесь? – задавал он один и тот же вопрос.

– Это не ерунда. Мы собрались, чтобы помочь, – сказал Мэйли.

– Кому нужна помощь дьявола?

– Разве станет дьявол помогать страждущим душам?

– В этом и заключается его хитрость. Заверяю вас: все это проделки дьявола. Осторожней. Я не желаю принимать в этом участия.

Безмятежный китаец вновь появился перед гостями.

– Хороший человек, но глупый человек, – повторял он. – Сколько раз он говорит одно и то же. Однажды наступит день, когда и он поймет, что к чему. А сейчас я приведу очередного духа. Случай тяжелый, очень тяжелый. Ох!

Медиум опустил голову на подушку, но на этот раз не поднял ее. Раздался голос, женский голос:

– Джанет! Джанет!

Затем некоторое время царила тишина.

– Джанет, ты меня слышишь? Где утренний чай? Джанет, это невыносимо: я зову тебя снова и снова. Джанет!

Фигура села на диване, моргая глазами, словно спросонья.

– Что это такое? – закричал голос. – Кто вы? На каком основании вы сюда пришли? Что вы делаете в моем доме?

– Должен вас огорчить: это мой дом.

– Как так? Разве моя спальня может находиться в вашем доме? Убирайтесь немедленно!

– Как жаль. Вы, кажется, не понимаете, где находитесь.

– Я вынуждена буду выставить вас вон. Что за нахальство! Джанет, Джанет! Кто-нибудь поухаживает за мной этим утром?

– Посмотрите вокруг, леди. Разве это ваша спальня?

Тербейн оглянулся по сторонам с недоумевающим видом.

60
{"b":"222252","o":1}