ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Я никогда прежде не видела этой комнаты. Где я нахожусь? Что все это значит? У вас, должно быть, доброе сердце, мадам. Ради бога, объясните, что происходит. О, я так напугана, так напугана. А где Джон и Джанет?

– Каково ваше последнее воспоминание?

– Помню, что наказала Джанет. Вы, должно быть, знаете, что так зовут мою служанку. Негодница совершенно распустилась. Да, я ужасно разозлилась на нее. Я так разволновалась, что заболела. Мне пришлось лечь в постель. Доктора говорили, что мне нельзя волноваться. Но как можно жить, избегая волнений? Помню, как я лежала бездыханно. Это произошло уже после того, как погас свет. Я пыталась позвать Джанет. Но как я оказалась в этой комнате?

– В ту ночь вы отошли в мир иной.

– Отошла в мир иной? Вы хотите сказать, что я умерла?

– Да, леди, вы умерли.

Воцарилось длительное молчание. Затем раздался крик:

– Нет, нет! Это просто сон, кошмарный сон. Разбудите меня, разбудите, пожалуйста! Я не могу умереть. Я не готова к смерти. Я никогда не задумывалась об этом. Если я мертва, то почему не на небесах или в аду? Что это за комната? Это ведь обычная комната.

– Да, леди, вас привели сюда и разрешили воспользоваться телом этого человека.

– Мужчина, – она прикоснулась к пиджаку и провела рукой по лицу. – Да, это мужчина. Ох, неужели я мертва? Неужели и вправду умерла? Что же мне делать?

– Вас привели сюда, чтобы мы могли помочь вам. Как мне кажется, вы когда-то блистали в обществе. Ваша жизнь вращалась вокруг материального.

– Я регулярно ходила в церковь, не пропускала ни одной воскресной службы.

– Это ничего не значит. Наша повседневная жизнь намного важнее. Вы были материалисткой, поэтому и сейчас привязаны к материальному миру. Покинув тело этого человека, вы вновь обретете свой прежний облик и окажетесь в привычном окружении. Но никто уже не увидит вас. Вы не сможете больше показать себя. Ваше земное тело предадут земле. Вы и теперь будете настаивать на своем?

– Что я должна делать? О, что я могу сделать?

– Вы обязаны осознать свою смерть и понять, что должны очистить душу. Люди становятся чище после перенесенных страданий. Все будет хорошо. Мы будем молиться за вас.

– Пожалуйста, мне так это нужно. О Господи… – голос затих вдали.

– Тяжелый случай, – заявил китаец. – Самовлюбленная женщина. Плохая женщина. Жила лишь ради удовольствий. Была невыносима для окружающих. Она должна выстрадать спасение. Но вы направили ее на истинный путь. Медиум устал. Многие ждут своей очереди, но боюсь, что на сегодня все.

– Мы ведь неплохо справились, Чанг?

– Очень хорошо. Очень хорошо.

– Где все эти люди, Чанг?

– Я уже говорил вам об этом.

– Да, но я хочу, чтобы услышали эти господа.

– Мир состоит из семи сфер. Самая тяжелая находится внизу, самая легкая вверху. Первая сфера – это наша Земля. Эти люди принадлежат к первой сфере. Каждая сфера отделена от другой, поэтому вам легче общаться с земными духами, чем обитателям высших сфер.

– А им легче говорить с нами?

– Да. Поэтому вы должны быть предельно осторожны, если не знаете, с кем имеете дело.

– К какой сфере принадлежишь ты, Чанг?

– Я прибыл из четвертой сферы.

– В какой из сфер духи начинают чувствовать себя счастливыми?

– В сфере под номером три. Там царит вечное лето. Библия называет это место Третьими Небесами. В Библии вообще много смысла, но люди зачастую не в состоянии его понять.

– А Седьмые Небеса?

– В этом месте обитает Христос. Все мы когда-нибудь очутимся там, рано или поздно.

– А вслед за этим?

– Слишком много вопросов, мистер Мэйли. Старый Чанг не знает так много. Пусть Господь благословит вас. Я ухожу…

Так закончился сеанс по спасению заблудших душ. Несколько минут спустя Тербейн, встревоженно улыбаясь, сидел на диване. Он не помнил ничего из того, что происходило. Было уже поздно, а медиум жил довольно далеко. Он попрощался и ушел. Маленький скромный человек даже не подозревал, какую замечательную работу сделал, скольким несчастным помог. Кто нам поможет найти дорогу в темноте, когда придет наш час?

Гости никак не хотели расходиться. Они говорили, а Мэйли слушал.

– Я хочу сказать, – пробормотал Рокстон, – что это чертовски интересно. Но во всем увиденном присутствует некий элемент представления. Нелегко поверить, что все происходит на самом деле. Вы поняли, что я имею в виду?

– Мне тоже так показалось, – отозвался Мэлоун. – Конечно, на первый взгляд это просто невероятно. Происшедшее настолько значительно, что на его фоне события реальной жизни кажутся второстепенными. Но человеческий мозг устроен по-особому. Я читал об экспериментах Мортона Принса{123}, мисс Бошам и других, а также о результатах опытов Шарко{124} и о школе гипноза в Нанси{125}. Так вот, эти почтенные господа утверждают, что при помощи гипноза могут слепить абсолютно новую личность. Дело в том, что наше сознание напоминает плетеный канат, который можно расщепить на множество нитей, и каждая нить являет собой отдельную личность. Такая вот личность, будучи вычлененной из сознания во время гипнотического сеанса, способна действовать и говорить от своего имени. Конечно, мистер Тербейн производит впечатление честного человека, вряд ли он станет заниматься мистификацией. Но можем ли мы быть уверены в том, что он не находится под воздействием самогипноза, в результате чего одна сторона его сознания приобретает черты мистера Чанга, другая превращается в моряка, а третья в светскую даму и так далее?

Мэйли засмеялся:

– Каждый человек способен загипнотизировать себя. Но вы задали рациональный вопрос, который требует ответа.

– Мы исследовали некоторые случаи, – заявила миссис Мэйли. – Нет никаких сомнений в их подлинности. Все совпадает: адреса, имена, даты.

– Тогда следует обратить внимание на осведомленность самого Тербейна. Ведь он мог навести предварительные справки перед тем, как выступить здесь. Станционный смотритель – есть возможности для этого.

– Вы присутствовали лишь на одном сеансе, – ответил Мэйли. – Если бы вы посетили столько, сколько мы, от вашего скептицизма не осталось бы и следа.

– Вполне возможно, – ответил Мэлоун. – Могу предположить, как мои сомнения раздражают вас. Тем не менее в подобных случаях требуется предельная откровенность. Как бы там ни было, время я провел замечательно. Господи, если бы все, что произошло, было реальностью! Если бы вместо нескольких энтузиастов собирались тысячи. Каких результатов удалось бы добиться!

– Это время вскоре наступит, – ответил Мэйли в своей обычной мягкой манере. – Нам суждено увидеть все воочию. Жаль, что вы остались при своем мнении. Так или иначе, вам следует прийти еще.

Случилось так, что последующие опыты не понадобились, Мэлоун убедился в реальности происшедшего тем же вечером. Доказательства предстали перед ним несколько необычным способом. Журналист вернулся в офис, уселся за стол и принялся разбирать сегодняшние записи, пытаясь составить связный рассказ. Вдруг в комнату ворвался Мэйли. Его рыжая борода подрагивала от возбуждения. В руке адвокат сжимал «Вечерние новости». Не говоря ни слова, он уселся напротив и протянул газету Мэлоуну. Журналист начал читать:

«Несчастный случай в Сити

Сегодня вечером, вскоре после пяти, неожиданно рухнул старый дом, построенный в пятнадцатом столетии. Здание располагалось между Лессер-Колман-стрит и Элиот-сквер, как раз напротив головного офиса Ветеринарного общества. Сильный треск стен и потолка предупредил жильцов о грядущей опасности. Лишь трое из них: Джеймс Бил, Вильям Мурсон и женщина, имя которой выясняется, не успели выбежать из здания. Двое из них погибли на месте. Джеймса Била пригвоздило к земле обломком деревянной балки. Он громко взывал о помощи. Один из жильцов по имени Самуэль Хоукин раздобыл пилу и проявил чудеса самопожертвования, спасая попавшего в беду друга. Тем временем среди обломков загорелся огонь. Мистер Хоукин, пытаясь распилить балку, не обращал внимания на пламя. Смельчак получил тяжелые ожоги. Он так и не смог спасти мистера Била, который, вероятно, умер от удушья. Мистера Хоукина доставили в Лондонский госпиталь. По словам врачей, его состоянию ничего не угрожает».

61
{"b":"222252","o":1}