ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Было ли это галлюцинацией? Я вцепился пальцами в плечо Маракота и стал бешено трясти. Профессор выпрямился и с немым удивлением уставился в глаза призраку. Если Маракот также видел лицо, значит, речь шла не о мираже. У незнакомца была темная кожа, его лицо казалось длинным и тонким. Выступающий подбородок заканчивался короткой острой бородкой. Ясные глаза превратились в два вопросительных знака и внимательно, до мельчайших деталей, разглядывали все, что происходило внутри нашей камеры. В этих глазах читалась высшая степень изумления. Свет горел сейчас в полную силу. Человеку снаружи наша обитель представлялась камерой смерти, где один человек уже лежал без чувств, а двое других, с искаженными, страшными лицами умирающих от удушья смотрели на него. Мы оба держались руками за горло, высоко вздымающаяся грудь посылала сигналы отчаяния. Человек снаружи махнул рукой и исчез.

– Он покинул нас! – прохрипел Маракот.

– Или отправился за помощью. Давайте поднимем Сканлэна наверх. На полу он неминуемо погибнет.

Мы затащили механика на диван и подложили ему под голову подушку. Его лицо было серым. Он бормотал что-то в бреду. Но пульс оставался стабильным.

– Для нас еще не все потеряно, – всхлипнул я.

– Это безумие, – пробормотал в ответ Маракот. – Как человек может выжить на дне океана? Как он может дышать? Это коллективная галлюцинация. Мой юный друг, мы оба сходим с ума.

Взглянув на унылый, серый, пустынный ландшафт в лучах рассеянного света, я подумал, что, скорее всего, Маракот прав. Вдруг за иллюминаторами возникло движение: издалека мчались смутные тени. По мере того как тени приближались, их очертания становились все четче. По дну океана к нам спешила толпа.

Спустя мгновение люди собрались перед иллюминатором и стали горячо о чем-то спорить, оживленно жестикулируя. В толпе было несколько женщин, но большинство составляли мужчины. Один из них, выделявшийся мощной фигурой, очень большой головой и окладистой черной бородой, без сомнения, был предводителем. Он быстро осмотрел стальную раковину и благодаря тому, что камера покоилась под небольшим углом, заметил, что в полу имеется люк. Отослав обратно одного из своих спутников, предводитель стал энергично и властно жестикулировать, приказывая нам открыть люк изнутри.

– Почему бы и нет? – спросил я. – Какая разница, утонуть или задохнуться? У меня больше нет сил.

– Мы не утонем, – сказал Маракот. – Вода, проникающая снизу, не сможет преодолеть сопротивление сжатого воздуха и не поднимется выше определенной высоты. Дайте Сканлэну глоток бренди. Он должен сделать усилие, хотя бы в последний раз.

Я влил бренди в горло механика. Сканлэн глотнул и с изумлением оглянулся вокруг. Мы поставили его на диван, встали по обе стороны и крепко схватили за руки. Сканлэн оставался в полуобморочном состоянии. В двух словах я объяснил ему ситуацию.

– Если вода дойдет до батарей, нам угрожает отравление парами хлора, – сказал Маракот. – Откройте кислородные баллоны. Чем сильнее будет давление воздуха, тем меньше войдет воды. А теперь помогите мне опустить рычаг.

Мы налегли на рычаг всей тяжестью и сильно дернули круглую крышку в полу. Мне казалось, что я совершаю самоубийство. Зеленая вода с шипением, пенясь и отсвечивая под лучами ламп, ворвалась внутрь. В мгновение ока она достигла наших ног, поднялась до колен, талии… и остановилась. Но давление воздуха стало невыносимым. В голове звенело, барабанные перепонки лопались от напряжения. В таких условиях долго не протянуть. Только ухватившись за поручни в стене, мы избежали падения в воду.

В этом положении мы уже не могли смотреть в иллюминаторы и не представляли, какие меры предпринимают для нашего спасения. Напротив, любая помощь, казалось, выходила за пределы возможного. Но незнакомцев окружала особая аура, а их коренастого предводителя отличал целеустремленный и уверенный вид. Наши угасшие было надежды разгорелись с удвоенной силой. Вдруг внизу показалось чье-то лицо. Оно смотрело на нас из-под воды через круглый люк. Еще мгновение, и подводный человек протиснулся внутрь, вскарабкался на диван и встал рядом с нами. Он оказался совсем небольшого роста – его голова едва доходила мне до плеча. Большие карие глаза смотрели ободряюще и изумленно. Казалось, что незнакомец хотел сказать: «Бедняги, вы были уверены, что все кончено, но я-то отлично знаю, как отсюда выбраться».

Только сейчас я обратил внимание на удивительную особенность: человек, если он на самом деле принадлежал к одной с нами человеческой породе, был одет в прозрачный комбинезон, который укутывал его голову и туловище, в то время как руки и ноги оставались открытыми. Комбинезон был настолько прозрачен, что в воде его не было видно, но теперь на воздухе он блестел, словно серебро, оставаясь при этом прозрачным, как горный хрусталь. На плечах обитателя глубин, под защитной оболочкой, находились любопытные закругленные наплечники. Наплечники имели вид продолговатых ящичков с многочисленными отверстиями и отдаленно напоминали эполеты.

Как только незнакомец присоединился к нам, в отверстии в днище появилось еще одно лицо. Человек выпустил из рук нечто похожее на большой стеклянный пузырь, а затем по очереди еще два. Стеклянные шары немедленно всплыли и закачались на поверхности. После этого нам передали шесть небольших коробок. Незнакомец ремнями закрепил коробки у нас на плечах. Теперь мы стали похожи на него. Наконец-то я начал понимать, что в появлении этих людей не было ничего сверхъестественного, ничто не противоречило законам природы. Один из коробков производил воздух, другой – поглощал отработанные продукты дыхания. Незнакомец натянул нам на головы прозрачные колпаки. Эластичный материал плотно охватил плечи и грудь, не позволяя воде проникнуть внутрь. Дышать в защитном костюме было очень легко. Я с радостью заметил, что у Маракота бодро, как прежде, заблестели глаза под стеклами очков, а широкая улыбка Билла Сканлэна убедила меня, что животворный кислород сделал свое дело и к Биллу вернулся обычный оптимизм. Новоявленный спаситель оглядел нас с довольным видом и поманил рукой, приглашая следовать через люк в полу за ним, на дно океана. Десятки рук с готовностью протянулись в нашу сторону, чтобы помочь выбраться наружу и поддержать, пока мы делали первые неуверенные шаги по вязкому, глубокому илу.

Даже сейчас мне не удается забыть это чудо. Мы втроем, полные сил и здоровья, находились в самом сердце океана, на дне подводной пропасти глубиной в пять миль. Ужасное давление воды, в существовании которого были уверены многие ученые, досаждало нам не более, чем стайкам крохотных рыбешек, шнырявших вокруг. Правда, наши головы и тела были надежно защищены тонкими прозрачными комбинезонами, гибкими и крепкими, как закаленная сталь. Но даже незащищенные конечности испытывали лишь легкое сжатие, на которое вскоре перестаешь обращать внимание. Как замечательно было стоять на дне и смотреть со стороны на стальную раковину, которую удалось беспрепятственно покинуть. Мы оставили батареи включенными и сейчас любовались прекрасным зрелищем: золотистые потоки света вырывались из иллюминаторов и стайки рыб, привлеченные светом, роились вокруг. Но вот предводитель потянул Маракота за руку и мы последовали за ним, тяжело ступая по подводному грунту.

В эту минуту произошло нечто такое, что привело в изумление наших неожиданных спутников не меньше, чем нас. Из темноты над нашими головами появился небольшой темный предмет. Он промелькнул как молния и упал на дно неподалеку. Этим предметом оказался глубоководный лот со свинцовым грузом, который сбросили со «Стратфорда». Очевидно, наше исчезновение не осталось незамеченным на корабле. Капитан решил приостановить экспедицию и в последний раз замерить глубину в месте нашей предполагаемой гибели. Никто и подумать не мог, что лот упадет у самых наших ног. Свинцовый груз зарылся в ил и лежал без движения. По-видимому, на корабле не догадывались, что лот достиг дна. Туго натянутый тонкий трос длиною в пять миль являлся последней нитью, которая соединяла нас с палубой корабля. Ах, если бы можно было написать записку и прикрепить ее к тросу! Сначала эта идея показалась абсурдной… Но почему бы не послать знак наверх, почему не сообщить капитану, что мы все еще живы? Мой костюм был спрятан под стеклянным комбинезоном, и просунуть руку в карман пиджака не представлялось возможным. Но тело ниже талии было полностью открыто. В кармане брюк лежал носовой платок. Я вытянул его и крепко привязал к тросу. Немедленно под действием автоматического механизма лот оторвался. Освободившийся трос помчался наверх. Узкий белый платок развевался на нем как флаг. Он летел навстречу миру, который, возможно, мне уже никогда не придется увидеть. Наши спутники с видимым интересом исследовали семидесятипятифунтовый кусок свинца и в конце концов решили прихватить его с собой.

9
{"b":"222252","o":1}