ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Вызов пришел без предупреждения. Я находилась в комплексе Мирта, просматривая его наспех составленные отчеты, когда моя комм-бусина завибрировала.

— У вас будет встреча, генерал Раваллион, — пришло сообщение. — Будьте готовы через час. Я отправлю за вами корабль.

Я понятия не имела, как Есугэй получил доступ к сети Департаменто. Первое, что я почувствовала, как в животе сжался комок нервов. Я служила во многих кампаниях и отстаивала свою точку зрения перед многими могущественными военачальниками, поэтому не считала, что меня можно легко запугать, но это…

Это был примарх, один из сыновей Императора.

Я пыталась представить, на кого он будет похож. О них разное рассказывали: что они постоянно окутаны светом, что их доспехи сияют как солнце, что они могут убить словом или жестом, а один их взгляд может содрать кожу и расщепить кости.

У меня было достаточно времени подумать над этим. Корабль опоздал, что было типично для Белых Шрамов. В конце концов он приземлился, подняв облако пыли, к северу от периметра комплекса. Из своего окна я увидела белые борта и эмблему золотисто-красной молнии и почувствовала новый приступ волнения.

— Держи себя в руках, — произнесла я вслух, в последний раз поправив недавно полученный оружейный пояс, прежде чем направиться к кораблю. — Он всего лишь человек. Нет, больше чем человек. Тогда кто? Он из плоти и крови. Смертный. Один из нас.

Но было ли это правдой? Я столкнулась с проблемой терминологии, с тем, что для меня всегда создавало трудности.

— Он за нас, — решила я. Мне было не по себе из-за предстоящей встречи.

Транспортник принадлежал к челнокам Легионес Астартес типа «Хорта РВ» позднего выпуска. Я знала все о нем. Концентрация на деталях улучшила мне настроение.

Есугэй ждал меня в отсеке личного состава. На нем был обычный доспех цвета слоновой кости. В замкнутом пространстве он выглядел гигантом. Я поднялась к нему по рампе, и Белый Шрам кивнул мне.

— Вы в порядке, генерал Раваллион? — спросил он.

Я кивнула в ответ, пытаясь скрыть свое беспокойство, как я предполагала, с некоторым успехом.

— В полном, Есугэй, — ответила я. К этому времени после долгих изысканий я знала, что провидцы бури не носят титул «хан». Они вообще не носят никаких титулов, видимо, их имени и призвания было достаточно. — Еще раз благодарю за то, что устроили встречу.

За мной с воем сервомеханизмов закрылся посадочный трап. Я услышала лязг закрывающегося воздушного шлюза, и двигатели корабля запустились.

— Пожалуйста, — ответил он, прислонившись к металлической стене.

Размеры транспортного корабля соответствовали физиологии космодесантника. Все, даже скамьи и фиксирующие ремни были слишком велики для меня. Я сидела напротив Есугэя и возилась с ремнями, ноги едва касались пола. Он не пристегнулся и сидел невозмутимо, положив руки на колени.

— Позвольте спросить, генерал, — обратился он, — вы прежде встречались с примархом?

Двигатели продолжали наращивать мощность, и я увидела вздымающуюся пыль за крошечными иллюминаторами.

— Нет, — ответила я.

— Ага! — отреагировал Есугэй.

С приглушенным ревом корабль взлетел, зависнув на несколько мгновений над посадочной площадкой, прежде чем продолжить подъем. Краем глаза я увидела, как сухие долины Улланора начали удаляться.

— В таком случае могу я дать совет? — спросил он.

Я мрачно улыбнулась, чувствуя, как по моему телу прокатываются неприятные волны вибрации. Стены отсека личного состава тряслись, как кожа барабана. Мы поднимались очень быстро. Я задалась вопросом: пилоты вообще помнят о том, что везут пассажиров?

— Да, пожалуйста, — ответила я. — Кто еще может его дать.

— Обращайтесь к нему «Хан», — посоветовал Есугэй. — Мы зовем его иначе, но для вас это правильное обращение. Когда будете говорить, смотрите ему в глаза, даже если будет трудно. Шок от первой встречи может быть… сильным. Это пройдет. Он не будет пытаться запугать. Помните, для чего он был создан.

Я кивнула. Стремительный подъем транспортного корабля вызвал у меня тошноту. Я крепко вцепилась в край сиденья и почувствовала, что руки внутри перчаток вспотели.

— Сведущие люди говорили мне, что он не похож на своих братьев, — сказал Есугэй. — Даже нам сложно понять, что у него на уме. На Чогорисе мы используем охотничьих птиц. Зовем их беркутами. У Хана их душа: стремящаяся вдаль, неугомонная. Он может сказать нечто на первый взгляд странное, а вы возможно сочтете это за насмешку.

Я увидела, что небо в иллюминаторах стало черным и появились крошечные точки звезд. Мы достигли верхней атмосферы невероятно быстро. Я попыталась сконцентрироваться на том, что мне говорил Есугэй.

— Помните только вот что, — сказал он. — Беркут никогда не забывает суть охоты. В конце концов он всегда возвращается на руку, которая выпустила его.

Я кивнула, чувствуя головокружение, и ответила:

— Я запомню.

Я заметила цель нашего полета с большого расстояния: боевой корабль, огромный и отмеченный боевыми повреждениями, его наклонный нос был выкрашен в белый цвет, опознавательные огни мигали в пустоте.

Его имя было мне известно из архивов: «Буря мечей»

Принадлежит к классу капитальных кораблей. Громадный. Модернизирован для увеличения скорости — его двигатели огромны. Было ли это одобрено Марсом?

Я знала, что он был там и ждал.

— Попытайтесь понять его, — невозмутимо сказал Есугэй. — Он может даже понравиться вам. Я видел много странного.

Мы сели в одном из ангаров «Бури мечей», а затем все стало происходить очень быстро. Вместе с Есугэем мы прошли по длинным коридорам, поднялись на лифтах, миновали огромные залы, кишащими слугами и сервиторами. Я слышала песни на языке, который не понимала, и смех в служебных коридорах. На корабле царила шумная, благожелательная и немного хаотичная атмосфера. Запах был более свежим, чем на армейских крейсерах, на которых я бывала, от полированного палубного настила поднимался смутный аромат, напоминающий ладан. Все было ярко освещено и богато украшено цветами Легиона — белым, золотым и красным.

К тому времени, как мы достигли покоев Хана, я понятия не имела, насколько далеко мы зашли. Такие огромные линкоры были больше похожи на города, чем боевые корабли. В конце концов мы остановились перед инкрустированными слоновой костью дверьми, которые охраняли два громадных стражника в церемониальной броне. Я узнала громоздкие контуры древнего доспеха типа «Гром», сильно измененного и окаймленного золотом. В отличие от Есугэя, на стражниках были позолоченные шлемы с щелями-визорами и султанами из конского волоса.

Когда провидец бури подошел к ним, они кивнули, затем взялись за две тяжелые бронзовые ручки дверей.

— Готовы? — спросил Есугэй.

Я чувствовала, как колотится сердце. Из щелей под дверьми сочился свет.

— Нет, — ответила я.

Двери открылись.

Долю секунды я абсолютно ничего не видела. Передо мной плясало размытое пятно света, словно отражаясь от воды. Я почувствовала чудовищную энергию, пылающую огромную силу, гудящую внутри своих оков, подобно скованному сердцу реактора.

В этот момент я не была уверена, чувствовала ли я его истинную сущность, пронизывал ли мой малоопытный взгляд тщательно созданную и вводящую в заблуждение пелену или же мои чувства просто одурманило недомогание, вызванное подъемом с Улланора.

Я знала только одно: что должна твердо стоять на ногах и держать ухо востро. Есугэй сказал, что это пройдет.

— Генерал Департаменто Муниторум Илья Раваллион.

Как только он заговорил, детали комнаты прояснились, словно старую физическую пиктографию проявили в ванне с химическим раствором. Помещение было огромным, с большими высокими окнами, через которые бил отфильтрованный свет солнца Улланора.

Я неуклюже склонила голову.

— Хан, — ответила я, недовольная тонким звучанием своего голоса в отличие от силы его.

16
{"b":"222255","o":1}