ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Предательство не сделало их худшими воинами. Болты застучали по скалам, но Гефест и До’нак безнаказанно стреляли из укрытия. Один из воинов вскинул было плазменный пистолет, но получил болт в грудь и обвис на руле. Повелителей Ночи осталось двое — один разогнал двигатели, пока его товарищ стрелял, и помчался по склону.

Дико петляя, он устремился к Джаффору. Он взмахнул цепным мечом, метя в голову Саламандру, но мотоцикл занесло на неровной поверхности. Повелитель Ночи протянул руку, чтобы не упасть… Она так и не прикоснулась к земле. Болт взорвался в латнице предателя, разрывая металл и плоть. Когда воин упал, Джаффор посмотрел налево. Брат До’нак шагал вперёд, держа оружие в обоих руках. Он подошёл к поверженному Повелителю Ночи и спокойно всадил ему болт в глаз.

Последний предатель развернул мотоцикл, наводя сдвоенные болтеры, но выстрел Гефеста пробил сросшиеся кости, разорвал ему грудь.

Повисла внезапная, жуткая тишина. Пахло кровью и топливом. Джаффор скривился. — Хороший бой, братья, — тяжело вздохнул Саламандр. — Пусть они истекают кровью из тысячи ран.

— Они не заслуживают такой быстрой смерти. Быстрее, юный скаут, бьём и отступаем. Осмотрим тела.

Гефест пошёл вниз. До’нак и Га’сол последовали за ним.

Скаут взял пистолет и начал проверять счётчик боеприпасов.

— Парень, и чему тебя учили? Брось пушку, возьми еду и патроны.

Гефест остановился, чтобы всадить болт в голову шевелившемуся предателю. — Болты Повелителей Ночи подойдут оружию Саламандр. А фляги их утолят нашу жажду.

— Это неправильно…

— Эти воины — наши собратья. Их вместе с нами вырастил Император. Их дело было нашим делом, их господин — братом нашего господина. Но теперь нас разделило предательство. Они — враги, а мы — правы.

Но Джаффор не слушал братьев.

Он склонился рядом с поверженным пленником Повелителей Ночи, и у него упало сердце. В спине легионера была дыра размером с кулак. Джаффор перевернул тело и увидел на плече татуировку — знак Гвардии Ворона.

Легионер моргнул. Джаффор взял его на руки.

— Я убил тебя, родич.

Взгляд Гвардейца Ворона прояснился.

— Нет… брат, ты спас меня… Не горюй.

— Я буду горевать о нас всех, друг мой. О верных и о предателях… Убивать родичей тяжело, какое бы преступление они не совершили.

— Они больше не с нами… их забрала тьма, — легионер закашлялся. — Слушай… сражайся… сражайся и выживи.

— Выживешь и ты.

Гвардеец Ворона улыбнулся и слабо покачал головой. Его глаза закрылись. Джаффор сидел рядом, пока не остановились слабые удары сердец.

Выл ветер.

Братья подошли к Джаффору, и он указал им на горные пики над тропой, но не сказал ничего, не желая показывать слабость.

Когда легионеры шли мимо места засады, Джаффор склонился над трупом одного из Повелителей Ночи. Клинком он быстро, но чётко вырезал на наголеннике знак. Серебристую голову дракона, рычащего в гневе от предательства.

— Пусть же они увидят… Пусть же они увидят, что в тенях Исствана горит пламя возмездия — пламя, которое поглотит их всех.

И затем Джаффор пошёл за братьями прочь. Прочь от неизбежной погони предателей.

Гэв Торп

ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ

По равнине шагали гиганты — титаны Легио Прэсагиус, механические великаны, Верные Посланники. Один за другим шли титаны, тени грозных исполинов затмевали небольшие здания и сборные поля на окраинах Итраки, а земля содрогалась от их громоподобной поступи.

В тылу вытянутого строя шагала боевая группа «Аргентус» — третье такое подразделение в колонне. Первым шёл «Эвокат», великий «Владыка Войны» — крупнейшая махина, чей адамантовый скелет выковали тысячу лет назад.

За своим владыкой шли «Викторикс», «Бегун смерти» и «Огненный волк». «Псы Войны» считались лишь разведывательными титанами, но даже они вздымались над землёй на многие метры и были способны испепелить целые роты, а всей стаей — повергнуть даже величайших из боевых исполинов.

За ними шагал «Инкулькатор», титан типа «Налётчик», несокрушимый воин, чьи орудийные системы за один удар сердца могли сравнять с землёй городской квартал и сжечь меньших врагов.

Древние махины, старые ещё во времена начала Великого крестового похода, непреклонно шагали к сборному полю. Всё они давно служили людям — все, кроме «Инвигилатора», прикрывающего тыл боевой группы. Недавно введённый в строй «Налётчик» сверкал сине-золотыми гербами, яркими полотнами знамён, свисающими со стволов орудий, и покрывающими металл священными маслами.

Возглавляющий боевую группу командир «Инвигилатора», принцепс-сеньорис Микал, ветеран многих битв, услышал общий приказ остановиться. Он выпустил свой разум вглубь мыслеимпульсного устройства боевой машины, чувства переключились от зрения, звуков и прикосновений к тепловой оптике, звуковым частотам и тактильному резонансу.

Он казался себе крошечным человеком из плоти и гонимой медленно бьющимся сердцем крови, пытающимся усмирить исполина, движимого невероятной мощью плазменного реактора. Затем это мгновение прошло, и словно возмущённый наглостью человека грубый машинный разум покорился Микалу.

В нескольких километрах впереди корабли Механикум ожидали погрузки титанов. Усиленным зрением принцепс видел боевые машины Легио Инфернус — Повелителей Огня. В дымке виднелись десятки титанов, чьи глянцево-чёрные корпуса украшали жёлтые языки пламени. Их колонна разделялась, рассредоточивалась между супертранспортами, которые должны были доставить титанов на орбиту.

— Приказ «Аргентусу», — передал Микал. — Общая остановка. Похоже, что впереди задержка. Наши друзья из Повелителей Огня бездельничают. Принцепс-максимус, что затеяли наши товарищи? Они преграждают путь в зону сбора.

Ответа не было, лишь помехи и промельки неразборчивых голосов.

— Командование Калта, говорит принцепс Микал из Легио Прэсагиус. Докладываю о помехах связи. Как продвигается погрузка в Итраке?

И вновь никто не ответил, лишь зашипел мёртвый канал.

— Модерати Локхандт, провести полную диагностику свя… — но приказ оборвался, сменившись изумлённым вздохом. — О Омниссия!

В облаках вспыхнуло багровое, ложное солнце. Алая тень накрыла посадочное поле, с небес словно падали крошечные звёзды, и их багровый свет мерцал на ждущих титанов транспортах.

Последовало мгновение идеальной тишины.

А затем звёзды обрушились на посадочное поле, круша бронированные корпуса, сжигая десантные корабли всеразрушающим пламенем. Аудиопередатчики «Инвигилатора» ощутили грохот взрывов. Ужаснувшийся Микал не мог вымолвить и слова, а с орбиты низвергались всё новые энергетические разряды, выжигая временные дома рабочих и вилы надзирателей. Город охватило пламя, ярко и резко отражавшееся в искусственном зрении принцепса.

В полукилометре над посадочным полем энергетический разряд врезался во взлетающий транспорт, и из разорванных двигателей вырвалось пламя. Увлекаемое инерцией по сходящей дуге в сторону города судно покачнулось.

Сквозь треск помех порвался резкий голос.

— …яли управление. Падаем на Итраку, вблизи админ… Повторяю, это «Восемь-Три-ТА-Аратан». Мы подбиты орбитальным обстрелом. Потеряли упр…

Микал хотел бы отвернуться, но все сенсоры «Инвигилатора» сфокусировались на падающем корабле, сделав его невольным свидетелем того, как транспорт летел сквозь огромные жилые дома, а во все стороны разлетались обломки.

Принцепс ещё пытался обработать поток информации, когда в его мысли из систем титана пробились новые сенсорные показатели. Среди развалин зоны высадки возникали вспышки энергии. Повелители Огня включали пустотные щиты. Похоже, что каким-то чудом их титаны пережили страшную бомбардировку.

Но чудо оказалось мрачным.

Взвыли боевые горны. Плазменные разрушители, пушки-вулканы, бластеры Гатлинга — все орудия обрушили свою ярость на возглавлявших колонну Прэсагиуса титанов. Далёкий грохот орудий и треск лазерного огня казался приглушённым, нереальными. Без пустотных щитов Верные Посланники стали лёгкими целями, за несколько ударов сердца были уничтожены десятки титанов.

38
{"b":"222255","o":1}