ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Микал оценивал вероятности, отвлечённо обстреливая разбитое подразделение врага, пока титан шёл мимо. Им противостояла лишь одна «Немезида», но её орудия могли разорвать и пустотные щиты, и броню. «Немезида» была превосходной убийцей титанов. Положение обеспечивало ей широкие сектора огня, а боевой группе для обхода потребовалось бы пройти по широкой петле, чего они не могли себе позволить. Спорадические показания сенсоров также говорили о присутствии вспомогательных подразделений, вероятно предавших скитариев из легиона Повелителей Огня.

Взвешивая возможные варианты действий, Микал должен был выбрать между риском потерь махин боевой группы и потерей времени во время обходного манёвра. Выбор был нелёгким, но принцепс-сеньорис знал, что ему следует сделать.

— Общая атака на «Немезиду». Если мы прорвёмся через парковую зону, то нам откроется прямой путь к «Аратану». «Эвокат», отвлеки огонь с запада. «Бегун смети», прорвись и устрани наземную поддержку. «Инкулькатор», ты и я возглавим главный удар.

К чести других принцепсов никто из них не усомнился, отправляя подтверждающий отчёт. Боевая группа углубилась в Итраку, оставив мёртвых позади.

Сквозь скрежет оседающих обломков Вариния слышала голоса. Она не могла разобрать слов, но они раздавались с лестницы. Были ли это другие выжившие? Вряд ли, голоса были резкими, злыми.

Она кралась, осматривая остатки квартиры, а Пексилий ворочался в руках. Повсюду лежали обломки мебели, единственный выход завалила рухнувшая потолочная плита. Вариния заметила у рухнувшей внутренней стены отнорок, где ей едва хватило бы места, и положила в тень Пексилия. Малыш открыл глаза и залепетал.

— Тише, мамочка сейчас вернётся…

Затолкнув сына чуть глубже, Вариния вернулась к перевёрнутому столу и попыталась его поднять. Сквозь разбитую дверь доносился хруст. Стол был слишком тяжёлый, но Варинии надо было чем-то закрыть проход, иначе она могла бы просто встать посреди комнаты, разведя руками. Сжав зубы, Вариния упёрлась в край стола и сделала несколько шагов, морщась от скрежета, когда дерево царапали осколки. Она отпустила стол, когда уже задрожали руки, и глубоко вздохнула.

Голоса приближались, по разбитой лестнице разносилось эхо. Под сапогами незнакомцев трещало стекло.

— Давай же, двигайся…

До неё донёсся звук катящихся обломков и ругательство. Кто-то споткнулся. Слов Вариния не понимала, но тон не нуждался в переводе. Воспользовавшись случаем, она перевернула стол на бок, прижав его к укрытию. Спрятавшись внутри, Вариния прикрыла щель кусками потолка, остался виден лишь лучик света.

А Пексилий проснулся. Он возился в пелёнках, моргая и зевая. Взяв сынка на руки, Вариния забилась поглубже в дыру, дрожа от страха. Сын почувствовал её тревогу. Малыш нахмурился, и Вариния погладила его по голове, желая успокоить.

— Не сейчас, малыш, не сейчас. Мама просит помолчать…

Но её тревога лишь взбудоражила малыша, и Вариния узнала слишком знакомый близкий плач.

— Пожалуйста, Пексилий…

Сквозь оставленную дыру Вариния видела сквозь дверь тёмные силуэты. Показались трое людей, одетых в грязную униформу Имперской Армии. Вариния не узнала подразделения: в Итраке их собралось так много, что ещё в разговорах с мужем она почти потеряла счёт.

Как бы Варинии хотелось, чтобы Квинт был рядом. Чтобы её храбрый лейтенант убил этих проклятых грабителей и забрал её и Пексилия в укрытие. Вновь потекли слёзы, солёные на губах.

Пексилий вздохнул и открыл рот, сжимая глаза. Боящаяся за себя и сына Вариния нехотя положила руку на его лицо. Приглушённый плач не было слышно сквозь грохот падающих обломков и тяжёлые шаги. Задержав дыхание, Вариния замерла, не осмеливаясь пошевелить и пальцем, боясь потревожить груду обломков наверху. Ей казалось, что её может выдать стук собственного сердца.

Кто-то подошёл к перевёрнутому столу, заслонив свет. Вариния сжала зубы, сдерживая испуганный крик. Под её рукой ворочался малыш. Голоса ругающихся мужчин звучали разочарованными, Вариния видела пальцы, сжимающие край стола. Она вжалась в стену, желая стать крошечной, незаметной.

В комнате прогремели пять отрывистых взрывов, оборвался вопль боли. Что-то ударилось о край стола, посыпалась плитка.

А снаружи раздались тяжёлые шаги. Вариния моргнула, осознав, что всё ещё сжимает рукой рот Пексилия. Боясь задушить своего ребёнка, женщина отвела руку, и малыш хрипло вздохнул. Дрожа, ожидая плача, Вариния тихо, едва слышно говорила…

— Тише, мой прекрасный малыш. Тише. Мама здесь. Больно не будет.

Она закричала, когда обломки разлетелись в сторону, а в укрытие хлынул свет. Вариния увидела, что прямо на неё направлено огромное дуло, и вновь закричала прежде, чем заметила остальное.

Позади пушки стояла бронированная фигура самого высокого человека, которого когда-либо видела Вариния. Она зарыдала от облегчения, узнав цвета Ультрадесантников. Потерявший шлем легионер смотрел прямо на неё холодными синими глазами, сверкавшими над широкой челюстью. Его волосы были коротки и темны, а над правым глазом в бровь был вставлен золотой штифт.

— Выживший. Ничего более. Выдвигаемся, — слова были произнесены совершенно без эмоций.

Когда воин отвернулся, Вириния выскочила наружу, сжимая сына. Она вздрогнула, когда с лестницы донеслись выстрелы, и почти поскользнулась в растекающейся луже крови. Опёршись на стол, женщина огляделась. Все три грабителя лежали среди обломков, глядя в потолок безжизненными глазами. Дрожа, Вариния прикрыла глаза сыну и пошла за космодесантником. За ним на площадке другой Ультрадесантник стоял у окна, сжимая в руках огромную многоствольную пушку так, как обычный человек бы держал лазружьё. Он выстрелил во что-то на улице, и по полу застучал град гильз. Вариния моргнула, закрывая уши малыша.

— Женщина, забери своего ребёнка в укрытие, — космодесантник с открытой головой махнул Варинии. — Несущие Слово и их вероломные союзники принесли войну всем нам.

Затем он пошёл прочь. Вариния поспешила за ним.

— Подождите! Пожалуйста!

Астартес остановился, явно напрягшись, и обернулся. Взгляд его был суровым.

— Мы направляемся к новой битве. Там не будет безопасно.

— Безопаснее, чем здесь, — возразила Вариния. — Пожалуйста, возьмите нас с собой.

— В парке Демеснус находится эвакуационный пункт. Отправляйся туда, — не оборачиваясь, заговорил стоявший у окна космодесантник.

— Одна…? — от одной мысли ноги Варинии подкосились. — Он почти в пяти километрах.

Сверху спустился другой космодесантник, сотрясая шагами пол. При виде Варинии он остановился. Три воина словно замерли, обмениваясь словами через коммуникаторы.

— Обещаю, от нас не будет проблем. Я не буду вам мешать. Прошу. Прошу, не оставляйте нас… Здесь могут быть… другие.

Ультрадесантники вновь замерли. Лицо стоявшего без шлема воина оставалось холодным и мрачным. Он обернулся к Варинии и кивнул.

— Никаких гарантий. Мы направляемся к точке сбора. Туда мы вас и доведём.

Два воина направились вниз, и Астартес махнул, показывая женщине на лестницу.

— Спасибо, спасибо вам огромное. Скажите, как вас зовут, мой муж захочет отблагодарить вас, когда мы его найдём. У вас были новости из административного центра? Он был там, получал приказы.

— В этом районе рухнул корабль. Связь прервалась. Туда наступают враги, но выжившие всё ещё сражаются.

Слова вернули Варинии надежду. Но спускаясь по лестнице, она поняла, что космодесантник не ответил на один вопрос.

— Прошу, скажите кто вы. Я — Вариния, а малыша зовут Пексилий.

Идущий впереди Ультрадесантник рассмеялся странным, доносившимся из внешних рупоров смехом. Он остановился у обломков двойных дверей, ведущих на улицу.

— Нашего капитана звали Пексилием. Он был бы очень горд.

— Это Гай, — сказал шедший за Варинией воин. — Моего спутника с роторной пушкой зовут Септивал. Я — сержант Аквила. Туллиан Аквила.

41
{"b":"222255","o":1}