ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В армии имелись и другие сверхтяжелые машины — «Гибельные клинки» и «Теневые мечи», «Штормовые молоты» и «Левиафаны» из Тринадцатого полка подавления Козерога, а также сотни танков «Леман Русс», транспортов «Химера», зенитных орудий «Гидра», и множество других танков и машин войны. С ними ехали «Грифоны» и осадные бомбарды, штурмовые орудия «Василиск» и мобильные ракетные платформы.

Спустя два с половиной года после того, как новая Тэрионская когорта умылась кровью у Идеальной цитадели Детей Императора, армия Марка стала по-настоящему сильной.

Дорога была вымощена — в некоторых местах буквально — людьми и машинами Корпуса лоторских саперов. Пятнадцать тысяч человек и столько же инженерных машин создавали просеку через леса, сравнивая холмы и насыпая аппарели на утесах и эскарпах, чтобы облегчить переход для следующего за ними воинства. На реках при помощи хитроумной техники возводили дамбы и мосты. Болота осушали, дорогу мостили на сотни километров через равнины и подножья холмов.

Единственных сил, которых здесь недоставало, была сама Гвардия Ворона. Легион лорда Коракса был рассредоточен по всей Эуезе и орбите. Гвардия Ворона первой огласила о прибытии войск Императора, и захватила космический порт в Карлингии, чтобы позволить тэрионцами и их союзникам выгрузить свои громадные машины войны.

— Совет командования через два часа, — сказал Марк, отворачиваясь от марширующей армии. Он добрался до кровати в углу комнаты, даже не отвлекаясь на постоянную дрожь от двигателей массивного транспорта. — Разбудишь через час.

Он скинул тяжелое пальто в заботливые руки Пелона. Когда Марк присел на кровать, и Пелон опустился на колени, чтобы стянуть сапоги, от вице-цезаря не укрылось, что его помощник немного задумчив.

— О чем думаешь, Пелон? Говори.

Помощник колебался, сосредоточившись на работе. Когда он заговорил, то не встретился взглядом со своим повелителем.

— Полагаю, вы так и не упомянули о своих снах командору Бранну.

— Нет, — ответил Марк. Избавившись от сапог, он закинул ноги на кровать и лег, положив руки на грудь. — После произошедшего с Рапторами он ясно дал понять, что о снах лучше не вспоминать.

— Последний такой сон спас Гвардию Ворона от гибели, вице-цезарь. Не думаете, что ваши последние сновидения того же рода?

— Мне повезло, что лорд Коракс не стал допытываться о причинах нашего своевременного прибытия на Исстван, а Бранн хочет, чтобы так продолжалось и дальше. Я понимаю, что не примарх слал мне видения, и не хочу поднимать проблемы, которые повлекут неприятные вопросы. В этой войне нам уже пришлось повидать немало странного. Командира Имперской Армии, который видит вещие сны, не станут терпеть.

— Но что, если сны присылает иная, высшая сила, чем примарх? — в тоне Пелона чувствовалось едва заметное увещевание.

— Нонсенс, — ответил Марк, поднимаясь. Он оглядел помощника с ног до головы. — Нет никаких высших сил.

— Я могу назвать одну, — тихо произнес Пелон. Юноша порылся в мундире и извлек ворох рваных листовок и плас-принтов. В его движениях появилось оживление.

— Мне как-то дал это один из лоторианцев. В этих писаниях истина, куда глубже всего, что я читал прежде. Император не оставил нас, но дальше следит и направляет своих последователей. Все здесь.

Он протянул бумажки Марку, но вице-цезарь, презрительно фыркнув, лишь отмахнулся.

— Я ждал от тебя большего, Пелон. Я полагал, ты вырос на Тэрионе и впитал мудрость логики и причинности. А теперь ты пытаешься представить эти суеверия как некую сакральную истину? Ты не думал, что я уже читал эти бумажонки о боге? Они оскорбительны для Имперской истины и всего, за что мы сражались.

— Простите, вице-цезарь, я не хотел вас прогневить, — сказал Пелон, поспешно спрятав листовки назад в карман.

— Разбудишь меня через час, и чтобы я больше не слышал упоминаний о всяких там Богах-Императорах и прочем божественном провидении.

Вот уже несколько дней Марку не спалось, и сегодняшний день не стал исключением. Стоило ему задремать, мысли тут же наполнялись пугающими образами. Вице-цезарь стоял на поросшей травой равнине, над головой собирались грозовые тучи. Трава шелестела и расходилась, когда в ней что-то проползало.

Вокруг него поднялись змеи, поблескивающие гладкими зелеными чешуйками, и обнажили длинные, словно кинжалы, зубы. Марка окружили, змеи подбирались все ближе, кусали за руки и ноги, вонзались клыками в грудь и живот, попутно кусая и отталкивая друг друга.

Мечась от боли, Марк заметил тело зверя и понял, что напавшие на него существа на самом деле были лишь многочисленными головами одного чудовища. Существо парализовало его ядом и начало свиваться кольцами, вырвав клыки и выдавливая из него жизнь.

Марк проснулся в заливающем лоб холодном поту. Сквозь окна он увидел черное ночное небо. Пелон сидел в кресле рядом с комодом, что-то торопливо пряча в карман, когда обернулся к проснувшемуся повелителю. В глазах помощника читалась тревога, и нечто, чего Марк прежде не замечал: зачарованность.

Какой бы бред ни был написан в тех бумажонках, он явно оказал на юношу неизгладимое впечатление, но у Марка сейчас не было сил бранить Пелона. Вице-цезарь поднялся, его рубашка и рейтузы стали мокрыми от пота.

Пелон подошел к занавешенному шкафу и достал свежевыглаженную форму. Марк кивком поблагодарил его.

Командный зал, расположенный за мостиком «Капитоля Империалиса», представлял собой большую комнату двадцать на тридцать метров, в центре которой находился яркий гололитический дисплей. Одну из стен освещал ряд коммуникационных панелей, за которыми работали сервиторы и помощники, тогда как другую переборку занимал визуальный дисплей, на котором транслировались передачи со сканеров и стратегической сети.

Гололит показывал Милвиан, огромный город, который много десятилетий назад разросся за пределы фортификационной стены и превратился в настоящий лабиринт пригородов мануфакторий и жилых зданий, кольцом окружавших оборонительные башни периметра и главные гарнизонные постройки. Громадные дворцы планетарной элиты высились на холме, который поднимался возле западного края стен. Холм защищали четыре форта над узким мостом, переброшенным через разделявшую город реку. Разведывательные самолеты и орбитальное изучение подтвердили, что все другие переправы были уничтожены защитниками.

Контрбатарейный огонь макропушек и стенных батарей ложился всего в паре километров, так что совет командования проходил на фоне нескончаемого обстрела валов и траншей, возведенных за последние дни саперами и их машинами.

Пока Марк говорил, субтрибуны управляли дисплеем гололита, мигающими стрелками и иконками прописывая формации и маневры.

— План не изменился, — сказал вице-цезарь командному совету. — Захват города состоит из четырех фаз. Первая — создание осадной линии в двух километрах от предместий, — уже завершена. Орудия полковника Голада и ракеты Тринадцатого полка Козерога нанесли урон внутренней линии обороны. Огневая завеса не дает главным силам предателей выйти из центра, из-за чего предместья уязвимы. Бойцы Тэриона под командованием префектов захватят внешний город, и будут готовиться к штурму стен, расчищая улицы и здания для прохождения танков и титанов, которые сформируют острие главного наступления.

Марк сделал паузу, когда на гололите заискрился синий купол.

— Мы полагали, что все идет по плану, пока во время предыдущей атаки не столкнулись с чем-то невиданным раньше. Подступы к городской стене экранируют силовые щиты, способные отражать снаряды и лазерные лучи, а также разрывающие плоть сильными разрядами энергии. Люди зовут его «молниевым полем», и ему удалось остановить их.

— Молниевое поле — крупное препятствие, но когда оно обрушится, — а Марк не сомневался, что оно обрушится, как только они найдут генераторы и выведут их из строя, — районы внутреннего города по обе стороны реки станут последними двумя целями. Мы заставим умолкнуть орудия орбитальной обороны, и Гвардия Ворона десантируется на укрепления за городом.

63
{"b":"222255","o":1}