ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Орбитальная поддержка?

Вопрос принадлежал генералу Кайхилу из саперов, коренастому жилистому мужчине, уже немолодому, и облаченному в потертый камуфляжный костюм.

— Не будет, пока мы не уничтожим оборону, — ответил Марк. — Мы не можем рисковать своими кораблями на низкой орбите, а любой другой удар будет слишком неточным. Для уничтожения молниевого поля нам нужен прицельный обстрел. Когда мы отключим энергетический экран, то получим поддержку с воздуха, но наша цель — захватить город, а не сравнять его с землей.

Вице-цезарь стал ждать новых вопросов от собравшихся офицеров. В глубине мыслей он до сих пор ощущал горячее дыхание зверя на своей коже и пронзающие тело клыки. Марк попытался отогнать чувства, но последний сон казался даже более живым, чем прежде, из-за чего он испытывал крайнее смущение. Он снова взглянул на голосхему, пытаясь найти слабину.

Его взгляд упал на городок Лавлин в четырех километрах западнее, вдоль главной оси атаки. Ранее он попал под мощный удар Тринадцатого полка Козерога и орбитальный обстрел, а саперы, зачищавшие местность, подтвердили, что врагов там не осталось, но все же он привлек внимание Марка.

— Мы уверены, что наш фланг в Лавлине прикрыт? — спросил он у Кайхила.

— Вражеских войск там нет уже двенадцать часов, — пожав плечами, сказал генерал. — Мы можем еще раз проверить руины, но потребуется время — я не могу снять людей с главной атаки.

Марк, почесывая гладко выбритый подбородок, обдумал возможные варианты действий. И хотя план казался безопасным — настолько безопасным, насколько вообще таким может быть план, — он не мог избавиться от сомнений, вызванных ночным кошмаром и отступлением.

— На случай угрозы флангу я отправлю десять рот в резерв, — он перевел внимание на один из экранов, отображавшее лицо принцепса-сеньориса Ниадансала из Легио Виндиктус, участвовавшего в совещании с мостика своего титана типа «Полководец».

— Пожалуйста, отправьте двух боевых титанов в резерв, принцепс, — попросил Марк.

— Это кажется пустой тратой ресурсов, — наморщив лоб, сухо ответил командир титана. — Десять рот и два титана могут внести значительный вклад в основное наступление.

— Мы сумеем преодолеть молниевый щит и без них, — возразил Марк. — Они смогут пойти вперед и поддержать главную атаку, когда фланг будет в безопасности.

— У вас есть сведения, о которых мы не знаем, вице-цезарь? — спросил полковник Голад из Козерогов.

— Сведений нет, — поспешно ответил Марк. Он замолчал, чтобы собраться с мыслями. — Наше продвижение в город должно пройти без заминок, вот и все. Лучше перестраховаться, чтобы потом не жалеть.

— Возможно, вы чрезмерно осторожны, вице-цезарь, — произнес Голад. — Потери — неизбежное следствие войны.

Валерий промолчал, понимая, что Козероги не принимали участия в штурме, а только сидели в траншеях в паре километров от города. Вместо этого он просто заворчал и пожал плечами.

— Да, я осторожен, но не чрезмерно, полковник, — спокойно сказал Марк, сдерживая резкий тон. Голад не знал, что в глубине души чувствовал Марк, и его нельзя было винить за сомнения.

— Кто будет командовать резервом? — спросил Антоний. Одетый в цветастую тэрионскую форму, с красной перевязью, перекинутой через нагрудник, префект напоминал Валерию его самого пару лет назад, когда он приводил планеты к согласию. Больше двух лет войны с предателями ничуть не ослабили энтузиазм Антония. Марк завидовал надежде младшего брата, но после увиденного им на Исстване и личного свидетельствования измены Гора, Марк отбросил всякие мысли о решающей победе и просто принимал каждый новый бой.

— Ты, — ответил Марк. Брату он доверял больше всех остальных, а «Железный генерал» не внес бы решающего вклада в наступление. — Я пришлю тебе подробности, придам шесть пехотных рот, четырех бронетанковых, прежде чем ты полетишь обратно на «Железный генерал».

Антоний кивнул, но в его взгляде читалось любопытство. Поначалу Марку казалось, что он заметил во взглядах других присутствующих подозрение, но понял, что это всего лишь паранойя, офицеры просто не понимали, к чему внезапные изменения в планах.

— Еще остались нерешенные вопросы? — спросил Марк, сменив тему. В последовавшей короткой паузе офицеры ничего не сказали и не спросили. — Хорошо. Бомбардировка Голада начнется через тридцать минут. Атакуем через сорок пять.

Мостик «Презрительного» гудел от передач по комм-сети и вокс-переговоров подчиненных Марка. Каждую минуту стрелял главный калибр, заставляя содрогаться весь «Капитоль Империалис», несмотря даже на то, что звукогасители приглушали оглушительный грохот.

Марк сосредоточил внимание на главном дисплее, который делился на семь субэкранов, отражавших боевую телеметрию пятикилометровой линии фронта. Один дисплей был отведен под передачу с разведывательного корабля в верхних слоях атмосферы над городом, показывая уничтоженные укрепления внизу. Козероги не ослабляли огонь, фокусируя артобстрел на ДОСах и орудийных батареях.

Еще пять показывали схемы продвижения саперов и тэрионцев на окраины Милвиана. Пехотные бригады под прикрытием титанов «Гончая войны» из Легио Виндиктус быстро переходили из дома в дом. Они двигались стремительно, казалось, большинство вражеских сил отступали к стене, как и предполагал Марк. Тем не менее, атака проходила методично и слажено, солдаты ничего не оставляли на волю случая.

В километре позади пехоты шли танки и штурмовые орудия тэрионцев и Козерогов. Длинные колонны ползли по бульварам и дорогам в сопровождении бойцов, чтобы не угодить в засаду.

Еще один экран отображал пикт-передачу из самого штабного транспорта, показывая вид на укрытые дымом улицы, немного размытый из-за шести слоев пустотных щитов, которые защищали массивную командную машину. Картину озарял мерцающий лазерный огонь, расцветы взрывов и столбы дыма. В затянутом тучами небе проносились снаряды, с падающих зданий вздымалась пыль, накрывая улицы. Постоянный фон бесчисленных рапортов и переговоров, стрекота и воя ручного оружия подчеркивался громкими разрывами, напряженными отчетами, руганью и проклятиями, передачей координат и выкрикиванием имен подчиненных.

Они казались далекими, в шаге от Марка, пока тот слушал и наблюдал. Вице-цезарь уловил обрывок речи сержанта, бранящего свое отделение за то, что оно отступило, а затем громкий напев сервитора Механикума, определяющего векторы сканирования, который нарушался треском статики и шипением кодировки. Раздавались крики, вопли боли, на экранах то и дело вспыхивали и исчезали крошечные символы. Маленькие отметки двигались по темным переулкам и останавливались возле перекрестков, удерживаемых врагом.

Экран, подобно беспорядочной схеме, покрывали стрелки планируемых наступлений, треугольники захваченных третьестепенных целей и круги, отмечавшие зоны артиллерийского огня.

Марк даже не пробовал разобраться во всем этом. Время от времени он просил объяснений у одного из трибунов, но ему не полагалось знать все детали сражения. Его волновала только общая картина, и в этом отношении все шло так, как он и надеялся.

Иногда он бросал взгляд на последний субэкран, по которому текли строчки из списка потерь одиннадцати фаланг тэрионцев. В первой атаке они потеряли две тысячи тридцать человек, но не все из них погибли. Темп наступления замедлился, когда армия преодолела внешнюю линию обороны.

В четырех километрах позади и тремя километрами западнее, на правом фланге движения, «Железный генерал» и сопровождавшие его роты ждали приказа к атаке. Штурм начался час назад, и пока со стороны Лавлина ничто не предвещало угрозы, но Марк пока еще не был готов отбросить сомнения и вызвать резерв.

«Презрительный» поддерживал основную атаку, двигаясь по главному шоссе Милвиана в сторону молниевого поля. Прочность защитного экрана не испытывали на пустотных щитах титана или «Капитоля Империалис», поэтому Марк решил, что сверхкрепость была лучшим способом для уничтожения одного из генераторов. Как только они создадут брешь в поле, остальные силы атакуют оставшиеся генераторы.

64
{"b":"222255","o":1}