ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Роботер
Несбывшийся ребенок
Самый одинокий человек
Попрыгунчики на Рублевке
Идеальных родителей не бывает! Почему иногда мы реагируем на шалости детей слишком эмоционально
Черный кандидат
Струны волшебства. Книга первая. Страшные сказки закрытого королевства
Дети мои
Мгновение истины. В августе четырнадцатого
A
A

Стрелок отложил оружие. Нагнулся. Когда он выпрямился, то держал в руках большую бомбу.

Смело лавируя, водитель провёл багги между двумя трейлерами. Стрелок прикрепил бомбу к решётке радиатора. Водитель тягача увеличил скорость, пытаясь раздавить наглецов, но багги умчался, а стрелок разразился шквалом неприличных жестов.

— Прыгайте! — закричал Браск.

К чести водителя второго трейлера он понял, что его ждёт, и резко свернул влево, выводя машину из конвоя. Самоотверженно, но слишком поздно.

Бомба взорвалась, выпотрошив тягач. Он подпрыгнул, и остановился, согнувшись на пути “Химеры” на северном фланге. БМП на полной скорости врезалась в него, раздался лязг от удара в пылающие обломки. Прицеп оторвался, опрокинув буксирный кузов тягача, и встал на дыбы. Беспомощные солдаты вылетели наружу, как тряпичные куклы. Инерция удара закружила его вперед, и он приземлился по диагонали в русле реки.

В него врезался третий тягач, сбросив заскользивших гвардейцев с крыши. Разбитую технику сразу же атаковали. Ответный огонь оказался слишком слаб. Браск задержал дыхание, но другие трейлеры сумели избежать столкновения, объехав место аварии. Один из них сокрушил мощными колёсами неосторожный багги. Слабое утешение. На выживших набросились орки, но многих из них прикончил проносившийся мимо “Таурокс”.

— Не останавливаться! Вперёд! Вперёд! — приказал Гхаскар. — Если остановимся, чтобы помочь — погибнем все!

— Мы потеряли два, — сказал Браск Санно.

Внимание Брата меча привлёк ликующий вой. К нему на всех парах приближались два уцелевших орочьих грузовика. Зелёнокожие зацепились абордажными крюками за тонкие стены контейнеров и за приставные лестницы, и карабкались на крышу.

Они оказались быстрыми и ревели от предвкушения битвы. Двоих свалили из лазганов, падая, они задели ещё одного, но остальные добрались до крыши. Четверо оставшихся йопальцев погибли, прежде чем Браск успел крикнуть им отступить за него. Маркомар словно ни в чём не бывало, продолжал хладнокровно вести снайперский огонь по приоритетным целям вокруг грузовика. Похвально, подумал Браск.

Брат меча отбросил болтер. Оружие подпрыгнуло, лязгнув о металл. В руках Храмовника моментально появились цепной меч и болт-пистолет. У него не осталось времени прикреплять их цепями к запястьям.

— Без пощады! Без сожалений! Без страха! — проревел Браск. По правде говоря, не было никакого смысла произносить эти слова, он не испытывал ни одно из этих чувств к зелёнокожим — они паразиты, которых необходимо уничтожить. От ненависти к ним сжималось горло, душа пела боевые гимны. Он твёрдо стоял, примагниченный к крыше, орки атаковали.

Первый погиб от болта в толстый череп. Второй, крича, свалился вниз, сжимая внутренности в распоротом животе. Маркомар выхватил болт-пистолет и сбил ксеносов, попытавшихся вскарабкаться на трейлер сзади. Санно отвёл “Катафракт” подальше от конвоя, позволив Донеалу взять в прицел зелёнокожих, которые ещё оставались в грузовиках рядом с тягачом. Он изрешетил замыкающую орочью машину концентрированными очередями, и та отстала пробитая насквозь, так и не причинив конвою никакого вреда.

— Умри! — закричал Браск, забрызгав слюной визор. Его ярость стала безграничной. — Вы заплатите за смерть брата Озрика! Вы заплатите за жизнь каждого человека, которую забрал ваш жалкий вид!

Зелёнокожий умудрился пробить его защиту и попал грубым топором по наплечнику. Сила удара была феноменальной, Храмовник покачнулся и устоял только благодаря примагниченным ботинкам. Сенсориум наполнил системы псевдоболью, сообщая, что наплечник треснул. Шанс ударить второй раз орк не получил. Браск вырвал его кишки из его же спины. Ксенос рухнул, продолжал рычать.

Что-то упало возле его ботинок. Астартес увидел блестящую гранату на длинной ручке, затем она взорвалась и крыша ушла из-под ног.

Он тяжело упал на спину, и уставился на дыру в крыше грузовика. Вокруг на койках лежали испуганные люди. Санитары достали личное оружие. Едва Храмовник успел подняться, как на него прыгнули два монстра. Первый приземлился прямо на грудь. Он поймал его за ногу, откинулся на спину и перекинул через себя. Ксенос врезался в стеллажи коек, его веса оказалось достаточно, чтобы убить лежавших на них раненых. Второй приземлился сзади. Прежде чем первый успел подняться, его морда разлетелась вдребезги. Сестра Роза держала болтер небольшого калибра и кивнула Браску с дальней стороны контейнера.

У Брата меча не осталось времени на благодарности. Второй зелёнокожий повис на нём, выкручивая силовой ранец мощными цепкими руками. Храмовник и ксенос пятились назад. Браск пригнул голову, лязгнув по пластали доспеха, прежде чем схватил зелёнокожего за руку. Он сжал её в сокрушающем захвате, отрывая от брони. Поднырнув под руку орка, он сильно дёрнул, лишая противника равновесия и срывая захват. Ксенос представлял собой груду витых мышц и, по правде говоря, был сильнее Браска, но рыцарь оказался более умелым воином. Ударом предплечья он вывернул локоть зелёнокожего под неправильным углом, сломав его. Орк взревел, открыв полную жёлтых клыков пасть. Здоровой рукой он потянулся за большим ножом на поясе. Астартес выбил его кулаком из пальцев твари, а возвратным свингом широко отвёл руку орка в сторону и ударил в грудь, отправив на пол. Человеку такой удар раздробил бы грудную клетку, но орк даже не сбил дыхание. Храмовник прыгнул на него, не давая снова подняться, и припечатал коленями к полу. Схватил здоровую руку своей, а второй сжал ксеносу горло.

— Нечистого не оставляй в живых, ксеноса не оставляй в живых, захватчика миров не оставляй в живых! — Зелёнокожий пытался сбросить Браска, но ничего не получалось. Пальцы в перчатке глубоко впились в шею орка. По ним заструилась тёмная кровь. Брат меча дёрнул назад и вырвал горло. — О лорд-Император! — закричал он, сжимая ошмёток плоти. — Прими этот кровавый дар!

Невероятно, но орк был ещё жив. Грязные ногти царапали обнажённую шею, между зубами показались кровавые пузыри, но глаза продолжали светиться ненавистной жизнью.

— Повелитель, — позвал сверху Маркомар. — Чтобы выжить брат должен заботиться о своём снаряжении.

Неофит бросил вниз болтер Браска.

Брат меча одним движением встал и поймал оружие. Затем прицелился в голову орка. В ответ смотрела безумная ярость.

— Я дарую тебе освобождение от нечестивой жизни.

Сдвоенный звук выстрела и удар болта, взорвавший череп зелёнокожего, заглушили все остальные звуки.

Храмовник смотрел на разнесённое вдребезги лицо ксеноса, не совсем понимая, что происходит вокруг.

Сильный взрыв снаружи привёл его в чувство. Включился вокс.

— Орки отступают, Брат меча, — спокойно доложил Санно.

— Слава Императору, — ответил Браск, чувствуя, как становится легче на сердце.

— Повремени с благодарностями, брат. Приближается буря.

Катаклизмы Армагеддона ещё не закончились. Последняя стена режущего пепла рвалась через пустоши к ульям. Вновь на всём двойном континенте Прайм и Секунд остановились бои.

Конвой ехал сквозь обжигающие ветра и рассекающий пепел. Техника еле тащилась, уцелевшие грузовики качались от ветра.

— Видимость упала до двадцати метром, — сказал Санно. — Я веду вслепую.

— Продолжай, — приказал Браск.

— Я никогда не сказал бы, что не смогу, я доверяю “Катафракту” — ответил суровый посвящённый, его голос звучал грубо из-за помех в воксе.

Браск остался один в повреждённом трейлере. Раненых перенесли в другие контейнеры, как только Санно предупредил о буре. Йопальцы натянули брезент на крыше, но его почти сразу же сорвало. Ветер свистел о рваные края пробоины. Пепел уже засыпал пол, воздух стал серо-жёлтым с взвешенными частицами, которые покрыли доспех Браска.

— Брат, — произнёс Санно. — На моей картографии есть заброшенный комплекс, очень старый, но мы сможем переждать там это столпотворение.

4
{"b":"222257","o":1}