ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Знаки ночи
Тайна мертвой царевны
Странная практика
Стражи Галактики. Собери их всех
Сестра
Тайна зимнего сада
Быстро вращается планета
Могила для бандеровца
Мститель. Долг офицера
A
A

— Двигайся к нему, иначе мы умрём.

Расселина в скале оказалась достаточно широкой, чтобы в неё проехали грузовики. Браск стоял и задумчиво рассматривал мелкие камешки. После кратких размышлений он приказал Санно двигаться вперёд и шагал рядом с ним. Из тумана проступали высокие обветренные скалы. Он сверился со слабо детализированной картой, спроектированной визором. Одинокое обширное здание и карьер на противоположной стороне каньона, и больше никакой дополнительной информации. — Это и в самом деле шахта?

— Должна быть, — ответил Санно. — А даже если и нет, мы спасёмся от ветра. Укрытие. Орки не найдут нас здесь. Людям нужен отдых. — Что-то похожее на насмешку прозвучало в его голосе.

— Они делают всё, что могут, — сказал Браск. Он не стал упрекать Санно за его тон, брат озвучил мысли всех Храмовников. Их дух крестоносцев, желание идти в первых рядах и уничтожать врагов Императора породили определённую нетерпимость к более слабым людям. Брат меча хорошо понимал, что чувствовал Санно, он и сам произнёс что-то похожее всего за несколько дней перед тем, как они пришли в госпиталь. Озрик привёл его туда. Он всегда более терпимо относился к неулучшенным, к гражданским. Презрение к слабости простых людей не было тем чувством, которым Браск гордился, но он его испытывал. Озрик всегда был лучше его.

Он связался по воксу с лейтенантом, приказав следовать за “Катафрактом”.

— Я пойду первым, — произнёс Браск. — Медленно следуйте за мной. Маркомар и Донеал, прикрывайте меня.

Астартес отстегнул болтер. Держа оружие наготове, он вошёл в расселину.

Авточувства сообщили, что в ближайшем широком месте она равна примерно двадцати метрам. С обеих сторон возвышались каменные стены, превращая небо в пепельно-серую реку. На вершине каньона ветер стонал в рифлёных пластах скалы, гудя во впадинах. Но внизу, где шёл Храмовник, воздух оставался неестественно неподвижным. Сзади гудел двигатель “Катафракта”, механическое фырканье было достаточно тихим, чтобы Браск слышал, как шипя, со склонов опускаются песчинки. Видимость была лучше, чем в вихре снаружи, но он так и не видел выход из расселины. Во мраке проступали деформированные скалы похожие на деревья или мифических гигантов. Красные линзы шлема усиливали эффект, придавая жуткий вид, несмотря на попытки разграничить видимые объекты. Если нас собираются атаковать во время шторма, то здесь самое подходящее место, подумал Браск.

Космический десантник осторожно шагал вперёд, держа наготове болтер, окулярная сетка перепрыгивала с одного тёмного места в неровных стенах каньона к другому. Ни одно из них не оказалось чем-то большим, чем тенью. Самая глубокая трещина — больше метра — простым разломом в древнем камне. Неправильные скалы, неправильное окружающее пространство. Нигде ничто не скрывалось. И всё же он не мог избавиться от чувства, что за ними наблюдали.

Браску показалось, что он услышал голос, и он обернулся.

— Брассссскккк. — Он мог поклясться, что услышал своё имя, звук был едва громче шума двигателя и гула брони. — Брассссккккк.

— Что-то не так, брат? — спросил Санно.

Целеуказатель Браска плясал по падающему пеплу, выискивая угрозу. Ничего. Палец на спусковом крючке болтера расслабился.

— Нет, ничего. Просто ветер. Идём дальше.

— Ты становишься нервным, брат.

— Бдительным, — возразил Браск. — Идём быстрее. Здесь ничего нет.

Брат меча двинулся дальше. Двигатели “Катафракта” взревели громче, когда Санно снова запустил гусеницы.

Спустя сто метров каньон закончился.

Перед Браском открылось широкое пространство. Видимость улучшилась, пыльный воздух сформировал над головой расплывчатый потолок. Он увидел весь путь до противоположной стороны выработанного карьера или каменоломни. Каньон видимо был естественного происхождения, но здесь топография была совсем иной. Идеальный квадрат с острыми углами и со сторонами в полкилометра, гладкими, словно вырезанными ножом. Напротив на самом верху котлована виднелось какое-то заброшенное здание. Его поддерживали толстые металлические столбы. Сбоку со дна карьера вилась крутая дорога. Здание построили из местного железа и оно уже покраснело от того небольшого количества влаги, что было в воздухе. По коррозии от внешней среды и кислотных ливней Браск решил, что его забросили, по крайней мере, пятьдесят лет назад. Больше тут мало что можно было добавить. Целеуказатель Храмовника перепрыгивал с одного места на другое, но не мог предоставить иной информации, кроме расстояния до объекта и насколько ветер будет сносить болты, если открыть огонь.

— Шахта, — сказал Санно.

— Есть какие-нибудь данные, чем здесь занимались? — спросил Браск. Голос в шлеме прозвучал слишком громко.

— Нет. Информация минимальная. Это имеет значение, брат?

— Нет, — ответил Браск. Он направился вперёд и остановился на краю дороги похожей на ту, что вела к зданию напротив. Видимо, каньон использовали, как второй въезд. Дно карьера было неоднородным, с вырезанными секциями в форме куба. Дорога начиналась сразу у входа в каньон, предусмотрительно поворачивая наверху по широкой дуге и ещё трижды на 180° градусов, прежде чем достигала дна. Он решил, что при соблюдении осторожности тягачи смогут съехать вниз. Дорога продолжала бежать вперёд, огибая раскопки, до самого здания.

— Я возвращаюсь на борт, брат, — произнёс Брат меча. — Заночуем здесь.

Ночь наступила быстро, спеша в пепельном мраке. Небеса освещали странные преломленные отблески далёких городов, в воздухе оставалось много пепла, но в карьере было чисто. Если бы не редкие порывы ветра, то его можно было бы принять за пещеру. Царила душная неподвижность — предсмертный выдох сезона огня.

Браск обходил лагерь, разбитый под разрушенным зданием. На выработках вдоль сырых каменных стен шахты располагались открытые платформы для грузовиков. Конвой не стал занимать их, а выстроился в форме защитной подковы, концами к карьеру. В лагере почти не было движения. Мало кто без приказа собирался ночью проявлять отвагу, все устали.

Под порывами ветра лязгали плохо закреплённые листы металла. Когда ветер стихал, здание скрипело из-за перепада температуры. Спорящие голоса предупредили о приближении патруля йопальцев. Увидев Браска, гвардейцы замолчали. Сержант приветствовал его кивком. Едва они решили, что отошли на такое расстояние, где Храмовник их не сможет услышать, спор возобновился. Угрозы сержанта почти не возымели действия.

Астартес посмотрел им вслед. Внизу было темно, но его доспех чётко очерчивал их силуэты. Они дошли до внутреннего края лагеря и громко затопали по расшатанным лестничным ступенькам в здание. Другая группа патрулировала дорогу, ведущую из шахты. Отсюда он их не видел, но они также спорили, и он услышал их.

— Сержанты, пусть ваши люди ведут себя тихо, — прорычал Храмовник. — Если не хотите, чтобы каждый орк в радиусе двадцати километров узнал, что мы здесь.

Брат меча миновал лестницу и прошёл мимо одинокого часового, охранявшего промежуток между грузовиками. Гвардеец не сводил с него взгляда, одинаково сильно боясь и Браска и ночь.

Он прошёл рядом с трейлерами, встречая всё больше солдат, йопальцы наблюдали за дном каменоломни и дорогой, по которой они приехали. Космический десантник ощущал их нервное напряжение. Он шагал, пока не покинул пределы лагеря и не оказался у здания. Оно возвышалось прямо перед ним. Астартес должен был чувствовать себя в безопасности в его тени, но этого так не произошло.

— Йопальцы остаются у грузовиков. Это место пришлось им не по душе.

— Брат Санно, — произнёс Браск, когда посвящённый присоединился к нему.

— Я исследовал дно карьера.

— Там ничего нет.

— Нет ничего плохого в усердии.

— Тебе не по себе?

Санно ответил не сразу. — Я соврал, если бы сказал, что нет.

5
{"b":"222257","o":1}