ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Я – Спартак! Возмездие неизбежно
О чем говорят бестселлеры. Как всё устроено в книжном мире
Все чемпионаты мира по футболу. 1930—2018. Страны, факты, финалы, герои. Справочник
Про глазки. Как помочь ребенку видеть мир без очков
Фаворитка Тёмного Короля
Волчья Луна
Война
Серафина и расколотое сердце
Мопсы и предубеждение

Умолк Афоня-пастух. А Криночка под окнами только слово клад и уловил. Обогащусь, думает, если за Афоней послежу.

Согласно уговору с Марьей, поднялся Афоня Достань Яблочко с первыми петухами. Корова не иголка — отыскаться должна. Табун подпаску доверил. Криночка тоже сон с себя холодной водой смыл.

У пастуха думы светлые, под стать зоревому разливу. У Криночки другое на уме. Афоня в пастушью сумку хлеба положил. Криночка же рогожный мешок приготовил. Топор взял. Волосяной аркан, каким башкиры коней усмиряют, за пазуху спрятал.

Росный след Афони отчетлив. А за ним осторожные сыскные следы Криночка отпечатал.

Афоня-пастух по урману, как по родимому дому идет. С лиственницами да соснами здоровается. А деревья, как брата, Достань Яблочка по плечам зелеными лапами похлопывают. Возле горного ключа пастух остановился. Решил жажду утолить. Над родником нагнулся. И тут смычала корова. Сразу догадался пастух, где беглянка прячется и возле себя теленочка бережет. Глянул в сторону лиственниц и Марьину корову увидел. А та шершавым языком теленка лижет. Теленок же к беглянке льнет. Вымя ищет.

Под ногой Афони сухой сучок щелкнул. Как выстрелил. Подняла корова голову. Набычилась. Острые рога навстречу пастуху выставила. Достань Яблочко к корове приближается. Нежными словами с ней разговаривает. Успокоилась беглянка. Веревку на рога накинуть дала. Афоня все теленка рассматривает. Страсть чудная телушечка. Шерстка на ней голубая. Рожки маленькие-маленькие. На хрустальные подвески похожи. Копытца вроде бы как серебряные. А на лбу красненькая звездочка. Приметной отметинкой светится.

«Вот так приплод, — думает пастух. — Отродясь таких телочек не видал». Взялся Афоня за веревку. Марьина корова следом потянулась. Упрямится немного. На теленка глазами косит. А телушечка копытцами приударила и давай возле пастуха кружиться да копытами бить. Малиновый звон загулял по елани. Родничок, из которого Афоня воду пил, разволновался. Кругами расходился. И вдруг выплеснулся весь. Сразу ни теленка, ни коровы не стало. Как будто их вода смыла. Афоне по глазам ярким светом ударило. «Никак солнцем голову напекло», — подумал пастух. А может, блазнится? Себя ощупал. Цел ли? Крест сотворил. На родничок глянул. А там вода успокоилась. Только на дне красная звездочка лучится. Ясная такая. И лучами на лиственницы указывает. Пошел Афоня по красным лучам. И там, где их свет оборвался, горку увидел. На вершине ее два скалистых камня торчком поставлены.

Пригляделся пастух к камням. И смекнул, что за порода. Камни эти белые, как мраморные. Но в отличку от мрамора с темнинкой. С синеватинкой даже. Кое-где по сини легкая желтинка проклюнулась. Для несведущего человека пустяковый камень. Но Достань Яблочко у огня пот проливал. Строгановская мошна и от его труда, как на опаре, пухла. Знал применение найденному камню. Без него железо не выплавишь. Домны без этих камней жить перестанут.

Взялся Афоня за вершинку скалы. Та с хрустом отломилась. Сколько рукой захватит, столько и отломится. Набрал белого камня полную пастушью сумку.

Тут по тайге свист раздался. Это Криночкин аркан над еланью взлетел. Своей минуты дождался. Волосяная петля змеей сдавила горло пастуха и дыхание оборвала. Подскочил Криночка к Афоне. Аркан ослабил. Подождал, когда пастух в себя придет. Топор в валежину воткнул. Чисто палач палачом. Охота Криночке дознаться, что за камень. Но молчит Достань Яблочко. На Криночкины вопросы отвечать не хочет.

Тогда принялся Криночка глумиться над пастухом. То арканом Афоню душит. То камнями бьет. От злобы кипит весь. А узнать не может, на какой клад указала Марьина корова с теленочком.

Снова дал Криночка передышку Афоне. От битья устал. Но понял Достань Яблочко, что не избежать ему смерти. Чересчур жаден Криночка. Не вымолить у него прощения. Жадность ни перед чем не остановится. Значит выход один остается: самому погибнуть, но и Криночку в могилу вбить. Других людей от него уберечь. Не оставлять зла на свободе.

Глянул Афоня-пастух на Криночку и усмехнулся:

— Что ж, слушай. Да запоминай, какое богатство скрыто в найденном мною камне. Серебряная руда это. Она и придает камню белый цвет. Серебро огненным путем добывается. У меня для этого банька оборудована. На задах, в огороде. Над очагом в баньке чугунная плита положена. Я на плиту камни насыпаю. А очаг топлю не дровами, а углем древесным. Чуть ниже плиты большая дубовая колода. С холодной водой. Топлю очаг так, чтобы плита докрасна накалялась. И серебряные камни калила. Для удержания тепла руду дерном накрываю. Жар и держится. Только ты сюда за камнями на лошади приезжай. Пастушьей сумки руды для получения серебра мало. Очаг топить тоже не скупись. Кали камни до тех пор, пока они рассыпаться не начнут. Тогда их сразу березовым стежком в колоду с водой и сгребай. Пустая порода кверху всплывет, а серебро на дне слитком останется.

Только узнал тайну камней Криночка, схватился за аркан и пастуха задушил. Тело Афони в яму сбросил. Для верности хворостом и камнями завалил. В поселок скорей побежал. Чтобы, когда Достань Яблочка хватятся да искать вздумают, его не заподозрили.

Потерялся пастух. Женщины по тайге побродили, покричали, поаукали. Потом искать перестали. Только Марья дольше всех по Афоне горевала. Корова у нее домой вернулась. Правда, без теленочка.

Недели через три Криночка лошадь запряг. На дровни короб поставил. В лес собрался. Чтобы в поселке не узнали, за каким делом поехал, вечера дождался. Ночью решил серебряную руду к баньке подвезти. Дорогу заранее прорубил. Тоже от людей скрытно. Наломал камня. Он от каелки чуть ли не сам отскакивал. Полный короб накидал. Затемно к баньке доставил. Тут вовсе Криночке невтерпеж стало. Кинулся очаг растоплять. Древесный уголь давно уже возле бани, заранее приготовлен. Спит Шуранский поселок. А Криночка кочергой шурует, камни на плите дерном укрывает. В колоде вода с краями налита. Вот и камни начали рассыпаться. В небе звезды потускнели. Рассветным ветерком потянуло. А Криночка обогатиться спешит. Серебряные слитки руками потрогать. За стежок ухватился: время приспело раскаленные камни разом в колоду сгребать.

Тайна горы Сугомак - img_2.jpeg

Знал Афоня-пастух еще одно применение камню. Бывал он в больших городах. Видел, каким приятным яблоневым цветом господские особняки сияют. Да Криночке по-другому растолковал.

Ухнули камни в воду. Белой пеной вскипели. Криночка отскочить от колоды не успел, как его парным облаком охватило. Горячей известкой обожгло. Криночка из баньки так и не выбрался. В страшных муках от известковых ожогов скончался.

Речка к другой речке бежит, а сказ к новому сказу тянется.

…Далеко за Урал, по всей России расплескался весенний яблоневый известковый цвет. И пускай не удалось Афоне достать заветное яблочко. Но нежного яблоневого цвета коснулся.

ТАЙНА ГОРЫ СУГОМАК

Сказывали люди, что в старые времена сова дневной птицей была. Да вот одно дело приключилось. С той поры и стала по ночам шататься, людей пугать.

Давно это было, еще когда Нижне-Кыштымский завод строился. Жил на Нижнем Кыштыме мужик Кирилл, по прозвищу Бегунок. Откуда он был, про то мне неведомо. Домишко его рядом с заводом срублен. Из крепкого литого сосняка.

Зима закрутила в тот год холодная. Как-то выехал Кирилл утречком в лес. А утро туманное, морозное. Доехал мужик до того места, где коренная дорожка начало берет. По ней бабы летом ходили по ягоды за Горелую горку. Видит, идет навстречу девчонка. Идет, слезами уливается. Шубенка на ней — заплата на заплате.

Остановил Бегунок лошадь и спрашивает девчонку:

— Чего, дитятко, воешь и куда в такой холод да рань такую бежишь?

Ну и рассказала та, что осталась сиротой, одна на всем белом свете, и не знает, куда пойти и где приют себе искать. Кому она такая махонькая нужна?

Подумал мужик и говорит:

— Я в семье двенадцатый буду, а детишки все парни, будь ты мне дочкой. Где на семью по куску хлеба находится, там еще дитя прокормить можно.

2
{"b":"222264","o":1}